Пользовательский поиск

Книга Линия аллигатора. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

– Теперь сиди очень спокойно, иначе я просто тебя убью, – предупредил Дронго и медленно открыл дверцу автомобиля. Выйдя из машины через переднюю дверцу, опустил руки своего пленника и привязал их к рулю. После чего еще раз улыбнулся и сильно ударил парня по шее. Тот дернулся и свалился на своего напарника. Дронго не любил убивать. Он вообще не терпел такого варварского способа решения проблемы, считая любое убийство, даже вынужденное, противоестественным и аморальным.

Осмотревшись, Дронго направился к дому. Здесь было тихо. Очевидно, люди, пославшие парней за журналистом, были уверены, что они сумеют доставить своего подопечного без особых проблем.

Он потрогал ручку двери. Попытался ее открыть, но она была заперта изнутри. Нужно постучать. Он прислушался. Внутри было тихо. Двое или трое, сказал водитель. Самое главное, это безопасность Сигрид. Кажется, нужно применить какой-то другой вариант. Он сделал несколько шагов в сторону. На окнах массивные решетки, и на первом, и на втором этажах. Единственная дверь, через которую можно войти, заперта, а другого хода, судя по всему, здесь нет. Он вернулся к двери. Нужно каким-то образом выманить находящихся в доме людей, сыграть на неожиданности. Он осмотрел двор. Автомобиль. Рядом с «Тойотой», на которой его привезли, стояла чья-то «девятка». Попробовать использовать ее? Времени очень мало, из дома в любой момент могут увидеть его действия.

Он подошел к «Тойоте», быстро вытащив лежавшего без сознания водителя, перетащил его на заднее сиденье. Затем перебросил туда и рыжеволосого. После чего сел за руль, привязался ремнями и, немного отъехав назад, включил полную скорость и врезался в «девятку». Удар был достаточно сильным, несмотря на ремни, он больно ударился о руль. И едва успел отстегнуть ремни, как дверь открылась.

Дронго положил пистолет на сиденье рядом с собой и навалился на руль.

– Что случилось? – спросил кто-то с порога.

– Эти идиоты разбили мою машину, – закричал другой из-за его спины. – Я же говорил, лучше их не посылать.

– Заткнись, – сказал первый. Голоса приближались. Дронго следил за тем, как они подходят. В руках у одного был пистолет. У другого в руках оказался фонарь. Это несколько осложняло действия, но иного выхода у Дронго не было. Незнакомцы подошли совсем близко. Он резко поднялся. Выстрел. Промахнуться с трех метров, даже сидя в машине, такой опытный стрелок, как Дронго, не мог. Он попал точно в руку незнакомца, и тот, вскрикнув от боли, выронил пистолет. Ударом ноги отбрасывая уже открытую дверцу, Дронго мгновенно выскочил из машины. Раненый кричал от боли. Его товарищ застыл от ужаса.

– Руки! – закричал Дронго. – Подними руки, ублюдок. Где женщина? Где женщина, я спрашиваю?

Стоявший с фонарем испуганно таращил на него глаза. Другой, получивший ранение, громко выругался.

– Даю три секунды, – сказал Дронго, – не ответите – стреляю на поражение. Две. Одна. – Он выстрелил в ногу державшему фонарь. Мужчина с криком упал на землю.

– Ее нет там, – выдавил он. – Ее нет на складе.

«На складе, – подсознательно отметил Дронго, – они называют это место складом».

– Где она? – снова поднял он пистолет.

– Нет, – закричал, отползая, раненный в ногу, – не стреляй. Она у Кирилла. У него на квартире.

– У, сука, – с яростью прошипел второй, тщетно пытаясь остановить кровь, сочащуюся из раненой руки.

– Кто такой Кирилл? – Дронго взмахнул пистолетом.

– Лобанев, – простонал от боли первый.

Дронго подошел к нему, наклонился. Достал из его кармана удостоверение. Лежавший на земле был сотрудником милиции аэропорта. Дронго подошел к другому. Его товарищ уже немного успокоился, прислонившись к дереву, он лишь постанывал от боли. Его пистолет отлетел довольно далеко, достать его не было никакой возможности. Заметив движение Дронго в свою сторону, этот мужчина зло усмехнулся.

– Здорово ты нас всех разыграл, американец хреновый, – это был тот самый тип, который ему звонил, – я даже поверил, что ты журналист.

– Документы в кармане? – почти ласково спросил Дронго.

– Иди ты к черту, – огрызнулся этот тип, прижимая руку к груди, – ничего я тебе не дам.

– Документы, – попросил Дронго, протягивая руку.

Раненый пробормотал сквозь зубы:

– Откуда ты такой взялся?

– С Луны упал. Документы давай, иначе я прострелю тебе вторую руку.

Раненый нехотя достал из кармана красную книжку, швырнул ее на землю.

– Подавись, сука.

Дронго наклонился и поднял удостоверение. Если первый раненый имел звание всего-навсего лейтенанта, этот был уже капитаном, очевидно, начальником над первым.

– Что же ты, капитан Шмаков, такими паскудными делами занимаешься? – спросил Дронго. – Совсем совесть потеряли, мерзавцы.

– А ты меня не учи! – огрызнулся капитан. Он явно чего-то ждал. Дронго обернулся. Лежавший на земле раненый громко стонал, но ничего, видимо, опасного не было.

– Зачем вы похитили женщину? – спросил Дронго.

– Чтобы узнать, почему вы все время суете свой нос туда, куда не следует, – сказал голос за спиной. Дронго обернулся. И увидел направленное на него дуло пистолета. В дверях стоял третий.

– Наконец-то, – выдохнул раненный в руку капитан, – я думал, ты там заснул.

Глава 22

Утром, сразу после завтрака, Барон шепнул своему напарнику:

– Нужно поговорить.

Обычно скупой на слова, Барон редко с кем разговаривал. Об этом знали все. Но Проколов сразу закивал, соглашаясь довериться более опытному наставнику.

– В соседней камере сегодня один типчик на волю выходит, – скупо сообщил Барон.

Проколов не понял, зачем ему эта информация. Барон выразительно смотрел на него. Потом махнул рукой и полез на нары.

– Дурак ты, – негромко сказал он, – тебе «вышка» светит, а ты такой непонятливый.

– Что же мне делать? – спросил жалобно Казак, по-прежнему ничего не понимая.

– Думать, – строго приказал Барон, – мозгами шевелить. Пока «мертвяки» на тебе висят, ты ничего сделать не можешь. А если Марата найдут и он расскажет, как вы убивали офицеров ФСБ, то тебе крышка. Значит, нужно, чтобы Марата не нашли.

– Как же мне это сделать отсюда? Как его убрать? – снова не понял Проколов.

– Совсем думать не хочешь. Да не уберешь ты его отсюда. Пусть лучше он сам уберется. Понимаешь? Весточку ему надо послать. Сообщить о том, что его ищут. Чтобы он убрался из города. На полгода, на год. А вы тогда будете все валить на него. Мол, он главный, а вы «шестерки», фраера.

– Ясно, – кивнул Проколов, – а как весточку послать?

– Это уже мое дело. Я же тебе сказал, что один типчик сегодня выходит. Передам ему все, что нужно.

– Да-да, конечно, – обрадованно сказал Казак, не подозревая, что этими словами окончательно подписывает себе смертный приговор, – я дам его адрес.

Через два часа адрес Марата был на столе у майора Уханова. Еще через полчаса по указанному адресу уже выехали Юдин и Самойлов с группой захвата ФСБ. Но в квартире никого не оказалось. Оставив засаду, разочарованные Самойлов и Юдин возвращались ни с чем.

– Никогда не верил в этих агентов, – недовольно проворчал Юдин, сидя в автомобиле. – Предатели всегда остаются предателями, при любых условиях. И всегда работают на обе стороны.

– В данном случае нам просто не повезло, – возразил Самойлов, – но попробовать стоило. Может, этот Марат и вернется в свою квартиру. Хотя мне кажется, что мы все время опаздываем. Кто-то успевает нас опередить.

– Ваш человек из Амстердама ничего не передал?

– Пока ничего, – недовольно сказал Самойлов, отворачиваясь. – Мы только вчера его послали. Я все пытаюсь понять, что происходит. Почему другая сторона так оперативно на все реагирует? Предположим, в самолете действительно находился напарник Дьякова, он мог позвонить по мобильному телефону. Предположим, что этот кто-то, находясь в Голландии, опознал нашего агента. Но теперь кто-то явно предупредил Марата, и тот покинул свою квартиру. Так что происходит? Почему мы все время должны что-то предполагать?

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru