Пользовательский поиск

Книга Камни последней стены. Содержание - Часть вторая

Кол-во голосов: 0

Но как ему быть? Как отсюда выйти? Из каждой ситуации есть выход. В этом Дронго был убежден абсолютно. Просто нужно заставить себя найти его и строго следовать своему плану. На стоянке перед служебным зданием универмага стоит автомобиль с Ларисой и Андреем. Если их послали с ним в Германию, значит, эти двое должны говорить по-немецки. Нужно вызвать Ларису.

Дронго достал мобильный телефон, набрал номер.

– Андрей, – торопливо сказал он, – мне нужна помощь. Кто из вас знает немецкий язык?

– Мы оба, – объяснил Андрей. – Что случилось? Мы слышали, как ты разговаривал с Габриэллой на итальянском, и решили тебе не мешать.

– Спасибо, – сказал Дронго, – я оценил ваше благородство. Но сейчас мне нужно, чтобы сюда пришла Лариса. Она выведет меня из здания. Иначе мне отсюда не уйти.

– Понимаю. Где вы находитесь?

– На первом этаже. Прямо у лифта. Только чтобы она появилась очень быстро, я не могу здесь долго стоять. На меня обращают внимание.

– Она уже идет, – сказал Андрей.

Убирая аппарат в карман, Дронго подумал, что Лариса слышала начало беседы. Даже если она не знает итальянского, не составляло труда догадаться, чем именно они занимались с Габриэллой в комнате психолога.

Лариса появилась через минуту. Она вошла в здание без плаща, как будто только что вышла отсюда. Подойдя к Дронго, она кивнула ему и тихо спросила:

– Что мне делать?

– Мы вместе идем к выходу, и вы громко говорите по-немецки. В нужный момент будете сгибать пальцы и я буду громко с вами соглашаться. Вы меня поняли?

– Вполне.

Он подумал, что плащ придется оставить. Нужно сделать вид, что они пришли вместе и оба без верхней одежды. Жаль, конечно, терять такой хороший плащ, он покупал его в знаменитом лондонском «хэродсе», но выбирать не приходилось. Если он пойдет к выходу с плащом, эти типы могут его заподозрить, даже несмотря на его спутницу. Если все будет хорошо, он купит себе новый. А сейчас важно выйти из здания. Он оставил плащ на кресле и повернулся к Ларисе:

– Идемте.

Они пошли к выходу, и Лариса стала громко говорить по-немецки, обращаясь к нему. Пока они шли, она трижды сгибала палец, и он трижды громко соглашался по-немецки. Стоявшие у дверей проводили их угрюмыми взглядами. Когда они уже подходили к машине, Лариса вдруг сказала ему:

– Садитесь, я сейчас вернусь.

Он обернулся, не понимая, куда она идет. Лариса повернулась и пошла обратно в здание. Дронго уселся в салоне автомобиля. Андрей взглянул на него и тихо спросил:

– Все в порядке?

– Да, все нормально. Куда она пошла?

– Не знаю. Я думал, вы ее послали. Может, пошла узнать у Габриэллы, каким партнером вы были, – пошутил Андрей.

– Неужели все было слышно? – помрачнел Дронго.

– А вы как думаете? Конечно, слышно. Это хорошая английская техника. Прекрасная слышимость, хотя несколько приглушенная. Вы выбросили свой пиджак?

– И даже оставил его в соседней комнате. Надеюсь, я не позволил себе ничего лишнего. Никаких слов.

– Нет. Вы молчали. В основном слышались только вздохи и бормотание женщины. И хотя я не владею итальянским, но понять, о чем вы говорили, мы смогли. Я имею в виду заключительную часть беседы.

– Лариса тоже слышала?

– Во всех подробностях, – безжалостно подтвердил Андрей. – Вам удалось узнать что-нибудь новое?

– Да. Она убеждена, что Гайслер не мог стрелять в Бутцмана, который спас ему жизнь в Марокко, кажется, в восемьдесят восьмом, так она сказала. Странно, что об этом не знаете ни вы, ни израильтяне.

– Ничего странного. Мы же не могли узнать детали всех операций, которые когда-либо проводила группа Хеелиха. Видимо, у них был прокол и Бутцман помог сотрудникам группы. Естественно, о своей ошибке они не стали никому говорить. И о ней не мог знать никто, кроме непосредственных участников этого происшествия. Поэтому нет ничего странного, что мы не знали таких деталей. Она думает, что он не мог стрелять в Бутцмана? Только потому, что тот спас ему жизнь? Неужели она такой идеалист? Верит в дружеские чувства профессионалов?

– А вы не верите?

– Не всегда, – признался Андрей Константинович. – Мне кажется, что более естественно поверить в предателя Гайслера, способного убить товарища, спасшего ему жизнь, чем в предателя Гайслера, сошедшего с ума и стреляющего в своих бывших товарищей. Или не стреляющего только потому, что он помнит о благородном поступке Бутцмана, совершенном столько лет назад. Странно. Вы мне казались более прагматичным человеком. Полагаю, что у профессионалов на первом плане всегда рациональное объяснение их поступков.

Как только он закончил, дверца машины открылась и Лариса бросила на заднее сиденье плащ Дронго.

– Вы забыли свой плащ, – коротко сказала она, усаживаясь за руль.

Мужчины изумленно уставились на нее.

– Вы вернулись обратно, чтобы забрать мой плащ? – понял Дронго. – Очень любезно с вашей стороны.

– И очень глупо, – тоном, не терпящим возражений, сказал Андрей. – Я бы вас не пустил обратно, если бы вы мне сказали, зачем вы туда идете во второй раз.

– А вы говорили, что у профессионалов всегда на первом плане рациональное объяснение их поступков, – напомнил с улыбкой Дронго.

Андрей пожал плечами.

– Наверно, рядом с вами женщины часто действуют иррационально. – сказал он. – Это единственное мое объяснение.

– Лариса, – дотронулся до плеча женщины Дронго. – Спасибо за плащ.

– Я подумала, что вам нравится, когда женщина берет инициативу на себя. – Ее зеленые глаза смотрели на Дронго. – Кажется, фрау Габриэлла оценила ваш темперамент.

Дронго посмотрел на Андрея. Тот затрясся от смеха. Дронго посмотрел на улицу и тоже улыбнулся.

– Едем в Зуль, – сказал он. – Нам нужно быть сегодня вечером в Зуле. В гостях у Бруно Менарта.

– Если сумеем к нему пробиться, – напомнил Андрей.

– Да, – согласился Дронго. – Если сумеем к нему пробиться.

Часть вторая

За девять дней до начала событий.

Берлин.

12 октября 1999 года

В криминальной полиции Потсдама сообщению, полученному от осведомителя в отеле «Аскот-Бристоль», особого значения не придали. Иностранцами, а особенно американцами, полиция не занималась. Для этого существовали другие организации по охране порядка внутри федеральных земель. Оперативный сотрудник, которому поручили проверить сообщение осведомителя, был молодым человеком и в душе мечтал о громком деле, в котором можно было бы отличиться. Именно поэтому он не поленился проверить фамилию неизвестного, оказавшегося вчера в отеле. К вечеру он уже знал, что это был обладатель карточки «америкэн экспресс» Филипп Данери, американский гражданин, работающий в Берлине. Но каково было его удивление, когда на запрос в отношении семейной пары американцев, приехавших из Мюнхена и разместившихся в тот день в отеле, он не получил внятного ответа. Сотрудник полиции прождал весь день и на следующее утро отправил очередной запрос. Почему американцы, работающие в Мюнхене, вдруг решили срочно приехать в Потсдам?

Молодой человек даже не подозревал, что его запрос попал в БНД – самое засекреченное ведомство ФРГ, занимавшееся теми же вопросами, что и ЦРУ в США. В БНД знали семейную пару американцев – сотрудников ЦРУ, работавших в Мюнхене под прикрытием дипломатических паспортов. Именно поэтому из Пуллаха в Потсдам был командирован Юрген Халлер, который должен был проверить все сообщения на месте.

Он прибыл в Потсдам в понедельник утром и сразу проверил фамилии прибывших в отель, на которых обратил внимание осведомитель полиции. Не составило труда выяснить, что кроме пары агентов ЦРУ, прибывших из Мюнхена, здесь оказались несколько американцев из Берлина и Гамбурга. А мистер Данери, который расплатился своей кредитной карточкой, был известен как сотрудник берлинской резидентуры ЦРУ.

Халлер был среднего роста, коренастый, рыжеволосый с веснушками на квадратном лице. Это был типичный образец пунктуального, исполнительного немца, который делает свою работу безупречно и досконально проверяет каждый факт. Уже к вечеру одиннадцатого октября Халлер знал, что сразу несколько американцев собрались в отеле Потсдама на какую-то встречу.

33
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru