Пользовательский поиск

Книга Инстинкт женщины. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

— Спасибо вам, — кивнула она на прощание Кудлину, — и вам, — сказала она, обращаясь к Журавлеву. Тот почему-то встал и, неловко поправляя очки, кивнул ей на прощание, первым протягивая руку.

— До свидания, — сказал он.

Когда Чернышева ушла, Кудлин проводил ее до лестницы. Затем вернулся и спросил:

— Как вы ее находите?

Журавлев взглянул на него, поправил очки и начал говорить…

Глава 22

Он с трудом приходил в себя. Удар был достаточно сильным. Цапов чуть приоткрыл глаза, все поплыло, он пока ничего не видел. Чувствовал, как его потряхивает. Очевидно, они находились в автомобиле и его куда-то везли. Цапов закрыл глаза. Он знал, как важно не дергаться, не обнаружить, что уже что-то слышишь. Именно поэтому он не стал разжимать губ, впрочем, он все равно не смог бы этого сделать. Рот был заклеен скотчем. Руки и ноги связаны. Нужно не шевелиться, стараясь не обнаруживать себя. Он напрягся, когда услышал голоса рядом.

— Здорово ты его стукнул. Он в себя не скоро придет. А может, он окочурился?

— Нет. Дышит, стервец, я проверял. Он еще нам живой нужен. К Савраске приставал, стервец, хотел его запугать. Ничего. Теперь недолго ему людей пугать. У Звонка он все выложит.

— Думаешь, расскажет? А если он подосланный?

— У Звонка и не такие раскалывались. Конечно, все расскажет. Как миленький. А потом пойдет на дно, как остальные.

— Это я понимаю, — хохотнул второй. У первого был голос с хрипотцой. Второй, очевидно, был помоложе.

Нужно прийти в себя и постараться понять, что же произошло. Савраска ему не соврал. Но эти двое, очевидно, ждали на улице. Сейчас они его куда-то везут. Один сказал про Звонка. Кто такой Звонок? Он обязан вспомнить, где слышал эту кликуху. Господи, как болит голова. Кажется, это легкое сотрясение. Впрочем, про боль нужно попытаться забыть. Вспомнить, кто такой Звонок! Они везут его к нему.

Черт возьми! Видимо, его действительно здорово стукнули. Как он мог забыть о Звонке! Вячеслав Звонков — известный лидер подмосковной преступной группировки, сумевший за короткое время пробиться в лидеры не столько своими организаторскими способностями, сколько феноменальной жестокостью и решительностью действий. Постепенно все прочие подмосковные группировки признали его негласное лидерство. Последнего строптивого «вора в законе» Звонков лично застрелил во время встречи в ресторане. Правда, по городу ходили упорные слухи, что расправиться с преступным авторитетом Звонкову помог сам Рашковский, который поддерживал того в стремлении быть первым. Значит, он его оценил…

Имя Звонкова уже несколько лет наводило ужас на криминальные группировки столицы. Он создал мощную структуру боевиков и всегда мог выставить несколько сот вооруженных людей, готовых выступить по его приказу. Подобными силами обладал лишь лидер грузинской группировки, которому традиционно подчинялись и некоторые другие этнические криминальные группы. Но он не был, подобно Звонкову, фаворитом Рашковского. Поэтому вынужден был уступить пальму первенства. Предполагали, что Звонков вошел в состав «посвященных», собиравшихся на совет у «верховного судьи». А это уже был знак абсолютного лидерства — подобной чести было удостоено всего несколько человек.

Цапов осторожно перевел дыхание. Если его взяли люди Звонкова, то это самое страшное, что могло случиться. Несколько минут общения. Конкретные вопросы, конкретные ответы. Если Звонкова они устраивают, то собеседника убивают сразу, без мучений. Если нет… лучше даже не думать, что его может ждать в подобном случае. Значит — вариантов не существует. Есть один выход — сбежать отсюда до того, как машина доедет до места назначения.

Почему они его взяли? Только потому, что он расспрашивал Савраску? Или потому, что ждали его? Это скорее всего. Они ждали человека, который выйдет на Савраску. Тогда одно из двух — либо они знают, кто напал на Рашковского, и пытаются таким образом убирать всех свидетелей, либо они сами ищут возможных инициаторов нападения. Второе гораздо ближе к истине, иначе бы они его убрали еще на стоянке. Если везут к Звонкову, значит, хотят узнать, чем вызван его интерес. Учитывая слухи о том, что Звонков является одним из самых близких людей Рашковского, можно предположить, что он выполняет его заказ. Фокусник нужен, только пока не заговорит. Потом он просто его уберет. Двое конвоиров уже объяснили, каким образом…

Он чуть приоткрыл глаза. Руки и ноги связаны. Рот заклеен скотчем. Они едут в машине. Кажется, автомобиль типа седан. Изнутри трудно увидеть марку машины. Двое сидят впереди. Кажется, они накрыли его каким-то одеялом, которое сползло вниз. Или они специально накрыли его так, чтобы видеть его лицо. Судя по всему, они не боятся проверки, если положили его на заднее сиденье, а не сунули в багажник. И, видимо, они проехали уже довольно приличное расстояние. Его везут за город, и у него может просто не хватить времени.

Осторожно, кончиками пальцев правой руки он дотронулся до часов. Простые, недорогие часы, не прельщавшие возможных грабителей. Дешевка, если бы браслет не был из металла, специально приспособленного для подобных случаев. Он сумел раскрыть браслет и довольно быстро освободить руки. Водитель включил магнитофон, и музыка в салоне заглушила все прочие шумы. А под одеялом он мог незаметно освободить ноги. Теперь — действовать. И как можно быстрее.

Он резко привстал. Машина шла по загородному шоссе. Глаза ослепили огни идущего навстречу автомобиля. И в ту же секунду, подняв ноги, он изо всех сил ударил сидевшего рядом с водителем «пассажира», именно того, кто нанес ему удар у автомобиля. Тот дернулся, сползая на дверцу. Водитель обернулся, выворачивая руль в сторону, но Цапов, убрав ноги, схватил водителя за голову правой рукой. Левой он наконец сорвал скотч с губ.

— Одно движение, и я сверну тебе шею, — пробормотал Цапов, крепче сдавливая шею водителя.

Парень дернулся, прохрипел:

— Чего тебе нужно?

— Куда мы едем?

— Отпусти… отпусти…

— Держи руль, — посоветовал Цапов. — Куда мы едем?

— Он тебя ждет, — прохрипел водитель, — Звонков.

— Почему вы меня взяли? Как на меня вышли? Только держи руль, иначе мы сейчас врежемся.

— Мы… они… мы тебя в клубе… мы следили…

— Почему?

— Нам приказали. Нам приказали… за всеми следить…

— Останови машину.

Водитель свернул на обочину. Он, очевидно, рассчитывал на пистолет, который был у него во внутреннем кармане. Но Цапов не дал ему шанса. Едва машина затормозила, он наотмашь ударил водителя по шее, и тот свалился на своего напарника.

Цапов вышел из машины, выключил фары, обыскал своих похитителей. Забрал документы. У обоих были пистолеты и разрешение на владение оружием. Оба числились охранниками в частной фирме «Ковчег». Было и специальное разрешение на проезд и запрет сотрудникам дорожной автоинспекции проверять автомобиль. Сила есть, ума не надо, поморщился Цапов. Могли бы засунуть его в багажник. Нельзя быть такими самоуверенными.

Ночную темноту иногда разрезали светом фар проходившие мимо автомобили. Цапов сел за руль и съехал с дороги. Затем перенес оба тела в багажник, использовав скотч, который обнаружил в машине. И, развернув автомобиль, направился в город. Через тридцать пять минут он был на месте. Очевидно, нападавшие потратили много времени, пока обыскивали его, пока докладывали о своем пленнике. У обоих нападавших он обнаружил мобильные телефоны, бросил их на переднее сиденье. Когда подъезжал к стоянке, где оставалась его машина, зазвонил один из телефонов. Цапов не стал его трогать. Телефон звонил довольно долго. Затем прозвенел другой аппарат. Цапов улыбнулся. Очевидно, абонент знал оба номера. Трубку он не взял.

К стоянке подъехал в десятом часу вечера. Его «девятки» нигде не было. Он нахмурился — обидно. Они забрали его автомобиль, очевидно посчитав, что машина ему не понадобится. Самое неприятное было вновь переходить на нелегальное положение, отказываясь даже от своей конспиративной квартиры.

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru