Пользовательский поиск

Книга Идеальная мишень. Содержание - Антверпен. 14 апреля

Кол-во голосов: 0

– Он так не считает, – возразила Сиренко. – И мы не можем останавливаться на полпути.

– Не можем, – кивнул Романенко. – Будем надеяться, что Дронго все же сумеет остановить их раньше, чем они найдут Труфилова. Это наш последний шанс.

Антверпен. 14 апреля

Они приехали в Схетон, когда эксперты еще работали на месте трагедии. Все произошло в одном из заброшенных домов, на окраине Схетона. Дом был оцеплен, и журналисты рвались сквозь кордон полицейских, пытаясь получить хоть какую-нибудь информацию. Работали телевизионные камеры, сразу несколько человек комментировали происходящее с места событий. Комиссар хмурился, понимая, как вреден расследованию шум вокруг преступления. Он протиснулся вместе с Дронго сквозь толпу журналистов, не отвечая на их вопросы.

Войдя в дом, они прошли на второй этаж, где и произошли оба убийства. Комиссар Верье подошел к одному из экспертов.

– Как он погиб?

– Его застрелили, – сообщил эксперт, – но перед смертью пытали. Прижигали руки, ноги, половые органы. Перед этим связали. Взгляните, на руках характерные борозды. Очевидно, использовали и повязки, чтобы пленные не кричали. Мы нашли одну из таких повязок в углу. Но убили их совсем недавно, примерно час назад.

– Почему не были слышны выстрелы?

– Очевидно, стреляли из пистолетов с глушителями. Использовали два пистолета.

– Что-нибудь нашли при убитых?

– Да, документы. Оба русские туристы из Москвы, прилетели к нам пять дней назад. В карманах были даже деньги. Видимо, убийцы спешили. Но это в любом случае не ограбление. У одного из убитых даже не сняли золотые часы.

Дронго, не любивший смотреть на трупы, отвернулся. Затем снова вернулся и все-таки заставил себя сесть на корточки перед одним из убитых, взглянул на искаженное предсмертной гримасой лицо. Жестокость убийства потрясла его, но что за этой жестокостью?

Комиссар хотел вытащить какие-то подробности из своих сотрудников.

– Как все это случилось?

– Страховой агент приехал, чтобы проверить состояние строения, – рассказывал инспектор, – услышав крики, попытался войти в дом. Но передумал и поспешил на улицу. Из автомата позвонил в полицию. Когда приехала полиция, в доме уже никого не было. А наверху – два теплых трупа, кровь даже не успела свернуться. На первом этаже мы нашли два пистолета с глушителями. Убийцы их выбросили.

– Значит, кто-то захватил этих двоих, – сделал вывод комиссар, – затем пленников привезли сюда, в заброшенный дом, начали пытать, а когда услышали шаги страхового агента, убрали обоих. Так?

– Да, видимо, все так и было, – подтвердил инспектор.

Комиссар Верье подошел к Дронго, тот показал ему на достаточно четкий след – отпечаток ноги сорок пятого или сорок шестого размера.

– А что вы думаете насчет этих русских? – спросил комиссар. – Мы нашли документы у них в карманах. А внизу кто-то выбросил пистолеты с глушителями. Они туристы, прилетели в Голландию несколько дней назад.

– Двенадцатого? – переспросил Дронго.

– Нет, кажется, десятого, – ответил комисcар, – а почему вы спрашиваете?

– Вместе с основным подозреваемым в Голландию прилетели еще два человека, которые находятся у нас на подозрении, – объяснил Дронго. – Но судя по всему – по лицам убитых, это не они. У меня есть фотографии людей, прилетевших вместе с Вейдеманисом.

– Вы хотите сказать, что прилетела еще парочка? – иронично протянул комиссар. – Не слишком ли много для нашей маленькой страны?

– Я все проверю, – дернул плечом Дронго, – разрешите, я позвоню в Амстердам и узнаю, значились ли эти фамилии в списке пассажиров на двенадцатое апреля.

– Ради бога, – пожал плечами комиссар, – но мы нашли в их карманах билеты. Они прилетели десятого. У них есть и паспорта, с отметками. Десятого они прошли голландскую границу. Десятого апреля.

– Непонятно, – задумчиво протянул Дронго, – кто же эти люди? Если друзья Труфилова, то почему они прилетели именно в Голландию, а затем переехали в Бельгию? Если враги, то кто их убил? И почему? Что хотели у них узнать?

– У меня нет ответов на эти вопросы, – чуть раздраженно сказал комиссар, – мне казалось, что вы сможете нам помочь. Теперь выясняется, что это двойное убийство для вас такая же неожиданность, как и для меня.

– Еще большая, – честно признался Дронго, – более того, я не представляю себе, как теперь действовать. Остался единственный шанс.

– Какой? – спросил комиссар.

– Проверить все отели в Антверпене. Мне нужно знать, где остановились трое людей – Эдгар Вейдеманис, Осип Харченко и Сергей Кокотин. Нужно проверить все центральные отели Антверпена. Если понадобится, вообще все отели.

– Сделаем, – кивнул комиссар, – давайте мне их фамилии. Только напишите в латинской транскрипции.

Он взял список и передал своему помощнику. Затем снова подошел к одному из убитых.

– Все же почему их пытали? – задал себе тот же вопрос комиссар. – Они прилетели только десятого числа. Что они могли за несколько дней узнать такого, чтобы их так зверски мучили? Какой тайной они владели?

– Если бы я знал ответ на этот вопрос, то, возможно, ответил бы и на второй – почему их убили, – раздумчиво сказал Дронго.

– Заканчивайте осмотр, и все материалы ко мне, – приказал комиссар, – страхового агента тоже привезете сюда. Я лично его допрошу. Возможно, он вспомнит еще что-нибудь.

– Не хочу вам мешать, – сказал Дронго в раздумье. – Боюсь, что я немного ошибался. Эти двое явно неучтенные фигуры в той игре, которую я себе вроде бы представлял. А пока я буду ждать вашего звонка в отеле «Антверпен Хилтон». Я ведь все равно не знаю французского, – сказал Дронго. – Если вам удастся что-либо найти, очень прошу вас позвонить мне.

– До свидания, – кивнул комиссар, вновь обернувшись к своим сотрудникам. Забот у него хватало.

Дронго с трудом пробился через автомобильную пробку и довольно долго выходил к центру города, надеясь найти машину. Лишь через полчаса он нашел такси и поехал в Антверпен, заказав себе отель по телефону. Обратная дорога заняла гораздо больше времени, чем он себе представлял. Сказывались пробки в центре города, особенно при подъезде к отелю.

Добравшись в отель, он поднялся в свой забронированный четыреста семидесятый номер. Он выходил окнами на какое-то учреждение. А в самом номере – невероятно большой комнате – впечатляла широченная двухспальная кровать. Он подошел к окну, по привычке закрывая темные занавески. В любом помещении он всегда задергивал шторы и закрывал занавески.

Приняв горячий душ и облачившись в халат, позвонил по номеру обслуживания клиентов:

– Пришлите, пожалуйста, горничную, – мне необходимо срочно постирать рубашку и отутюжить костюм.

Его вещи не могли так быстро прийти из Амстердама. Еще надо было спуститься вниз и купить зубную щетку, пасту, лезвия для бритья, любимый «Фаренгейт» в варианте лосьона. И на всякий случай – еще одну свежую сорочку. В этот момент позвонил мобильный телефон. Он услышал голос Галины Сиренко.

– Он тяжело болен... – начала Галина. Через несколько минут он уже знал подробности о состоянии Вейдеманиса.

– И узнайте точно, где он раньше работал, – попросил, прощаясь, Дронго. Теперь он знал главное – почему Вейдеманис согласился на эту поездку.

В дверь вежливо постучали. Он пошел открывать. Странно, что в отеле такой категории не работал замок. Продолжая удивляться этому обстоятельству, он наконец поднял глаза на горничную, которая стояла на пороге. Это была статная высокая женщина такой редкой красоты, что он замер от неожиданности. Загорелая молодая красавица лет двадцати – двадцати двух. У нее были роскошные длинные волосы, собранные и туго уложенные на затылке, спортивного склада фигуру не мог скрыть даже костюм горничной с фартучком. В этой европейке, очевидно, была и восточная кровь – чувственные выступающие скулы, темные влажные глаза, большой красивый рот. Она строго взглянула на него, и он вдруг застеснялся своего короткого халата и всего встрепанного вида.

71
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru