Пользовательский поиск

Книга Идеальная мишень. Содержание - Амстердам. 14 апреля

Кол-во голосов: 0

Наконец воцарилась тишина. Сибилла молча посмотрела на меня. Я хотел что-то сказать – и вдруг услышал, как осыпается оконное стекло, осыпается на бездыханное тело Марселя.

Амстердам. 14 апреля

В одном из трех автомобилей, направлявшихся в «Барбизон-Палас», сидели Дронго и Захар Лукин. Молодой человек, впервые оказавшийся за рубежом, к тому же выезжавший на задержание столь опасных преступников, явно нервничал.

– Если они еще в отеле, мы возьмем их прямо в номерах, – сказал он, обращаясь к Дронго.

– Возможно. – Дронго с невозмутимым видом смотрел в окно.

– Вы думаете, они вооружены? – не унимался Захар. Впереди, рядом с водителем, сидел помощник Вестергена, и Лукину приходилось сдерживать свои эмоции.

– Не знаю, – ответил Дронго. – Скорее всего нет. Хотя не исключено, что вооружены. Если у них имеются сообщники в Европе, которые могли бы передать им оружие.

– Это они, они убили в самолете Коропова, – предположил Лукин. – Возможно, убийцы – его сообщники. Они могли поспорить в самолете, и его убили. Я даже могу сказать, кто эти двое. Наверняка француз и был тем самым «поводырем». Его послали в Европу искать Труфилова, а двое других его сопровождали. Но в самолете они поссорились, и один из них...

– Зачем? – осведомился Дронго.

– Как это... зачем? – удивился Лукин. – Чтобы не делить деньги, которые им обещали за Труфилова. Все совпадает. Нам остается только их арестовать.

– Не получается, – вздохнул Дронго. – Немного не получается. Во-первых, французу за пятьдесят. Он староват для «поводыря». Но предположим, что возраст в данном случае не самое главное. Допустим, с ним отправили двоих, которым приказали ему помогать. И уже в самолете они ссорятся, так? Но такого просто не может быть. Если один из напарников прирежет другого, то первое, что он должен сделать, прибыв в Амстердам, – это бежать отсюда подальше. И не от голландской полиции, а от собственных друзей, которые найдут и удавят его. Им поручили важное дело, а они решили сводить счеты друг с другом? Тогда убийцу просто найдут и пристрелят за то, что сорвал такое важное мероприятие. Но предположим, что ты прав. Тогда получается, что и француз в сговоре с убийцей. Ведь они снимают два номера. Номера – рядом. И вот еще что... В самолете, как ты помнишь, эти двое тоже сидели рядом. двое, а не трое, а ведь по твоей логике получается, что вся троица должна была сидеть рядышком, раз отправили на задание троих. Не сходится, Захар. Извини меня, но никак не сходится.

– Наоборот, все сходится, – не уступал Захар. – Наверное, полковник Кочиевский не доверяет французу и поэтому поручил одному из своих людей сидеть рядом с ним в самолете, чтобы присматривать за «поводырем».

– Зачем? – улыбнулся Дронго. – Куда он мог сбежать из самолета, совершающего рейс между Москвой и Амстердамом без промежуточных посадок? Неужели выпрыгнул бы? Зачем сажать возможного убийцу рядом с «поводырем»? Не логично, ты не находишь?

– Но этот тип скрыл две свои судимости, – выложил Лукин свой последний козырь. – Вы же слышали, что сказал комиссар полиции.

– Слышал. Поэтому и еду вместе с вами. Чтобы проверить все обстоятельства на месте. Я не уверен, что мы на верном пути. Но в любом случае надо проверить все варианты.

Лукин хотел еще что-то сказать, но передумал – уставился в окно.

– Красиво, – сказал он, немного помолчав.

– Да, красиво, – согласился Дронго. – Здесь вообще очень красивые места. Тебе еще не повезло. Сейчас холодно. А вот в мае здесь потрясающе красиво. Просто сказка.

– Вы много путешествовали? – спросил Захар.

– Много, – кивнул Дронго. – Я как-то раз не поленился и посчитал. Только в США был раз десять, а если сложить все мои путешествия, то получается, что я уже несколько раз облетел земной шар.

– Интересно?..

– Конечно, интересно, – улыбнулся Дронго. – Я мог бы составлять популярные справочники с указанием ресторанов, где можно хорошо пообедать, и отелей, где можно прекрасно отдохнуть. Есть города, которые остаются в памяти на всю жизнь. Есть и такие, куда не очень-то хочется возвращаться. Бывает и так, что в первое посещение город кажется невероятно привлекательным, а уже во второй раз удивляешься: чем мог тебе понравиться?

– А какие города вам больше всего понравились?

– Их много. Любимые города – это Лондон, Нью-Йорк, Рим, Сан-Франциско, Будапешт, Багдад, Пекин – все не перечислишь. К Парижу у меня особое отношение. Из наших городов мне всегда нравились Москва, Баку, Ленинград, Таллин, Рига.

– А страны? – не унимался Лукин. – В каких странах вы бы хотели жить. А где просто понравилось?

– Жить лучше всего на Лазурном берегу, во Франции, – рассмеялся Дронго. – Конечно, если у тебя есть десять тысяч долларов ежемесячного дохода. Если учиться, то в Англии. Если говорить о чувстве свободы, то, конечно, в США. Нигде человек не чувствует себя настолько свободным...

– А какая страна вам дороже всего?

– Бывший Советский Союз, – немного помолчав, ответил Дронго.

– Я серьезно спрашиваю, – обиделся Захар.

– А я серьезно отвечаю. Недавно прочел расхожую фразу: «Кто не сожалеет о Советском Союзе, у того нет сердца, кто желает его возрождения – у того нет головы». С головой у меня все в порядке, но и сердце на месте.

Лукин замолчал, не решаясь продолжать расспросы. Автомобили уже катили по центру города. «Барбизон-Палас» считался одним из лучших отелей Амстердама. Здесь находился знаменитый оздоровительный комплекс, включавший турецкие бани, сауны, солярий. В отеле обычно останавливались очень состоятельные люди, так как номера стоили до полутысячи голландских гульденов.

Наконец подъехали к отелю. Выбравшись из первой машины, комиссар Дирк Вестерген кивнул своим людям, призывая следовать за ним. Полицейские вошли в отель. Помощник комиссара тотчас же подскочил к портье, показывая свое удостоверение. Портье побледнел и энергично закивал. В европейском отеле такой категории служащие не задавали лишних вопросов. Помогать сотрудникам полиции – служебный долг каждого служащего.

Вслед за голландцами вошли руководитель российской следственной группы майор Шевцов, один из его сотрудников и Захар Лукин.

– У вас остановились двое, они прибыли рейсом из Москвы. – Помощник комиссара строго взглянул на портье и протянул карточку с фамилиями.

Портье посмотрел на карточку, кивнул и повернулся к компьютеру. Затем взял ручку, бланки, написал номера комнат, где поселились гости из Москвы. Передал бланк комиссару.

– Там один выход? – спросил тот.

– Нет, – ответил портье. – Там два выхода. К лифту и на лестницу.

– Номера связаны между собой?

– Да, – кивнул портье. – Но они сами попросили такие номера.

– Ясно. – Комиссар взглянул на своих людей. – Пошли. И пусть нам покажут, где находятся эти номера. Хотите с нами? – спросил он, обращаясь к Шевцову.

– Если можно, – кивнул майор.

– Можно, – разрешил комиссар. – Только учтите, здесь моя территория. Мы берем обоих, а затем передаем их вам. Согласны?

– Конечно, – ответил майор.

Шевцов был опытным следователем – именно на таких энтузиастах и держалась пока вся правоохранительная система страны. Человек далеко еще не старый – ему не было и сорока, – майор едва ли мог рассчитывать на блестящую карьеру. Он был обычной «рабочей лошадкой», тянувшей воз самых сложных дел. Шевцов вырос в Казахстане, среди немецких переселенцев, и довольно неплохо владел немецким, который ему сейчас очень пригодился. Разумеется, голландский язык заметно отличался от немецкого, и все же кое-что майор понимал.

Они поднялись на четвертый этаж. Портье провел их к двери одного из номеров. Взглянув на помощника комиссара, передал ему ключи. Двое полицейских тем временем вытащили оружие. Комиссар хотел закурить и уже вытащил трубку, но, увидев табличку, запрещавшую курить, убрал трубку в карман. Дронго невольно усмехнулся – комиссар был столь же законопослушен, как и все прочие голландцы.

62
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru