Пользовательский поиск

Книга Идеальная мишень. Содержание - Москва. 12 апреля

Кол-во голосов: 0

Москва. 12 апреля

Последние два дня Дронго провел в лаборатории полковника Рогова. Оборудованная по последнему слову техники, лаборатория ФСБ имела неплохую информационную базу. Можно было пользоваться не только информацией ФСБ, но и Министерства внутренних дел, если, конечно, речь не шла о строго секретных данных.

Дронго приехал в лабораторию десятого апреля вечером, уже два дня жил здесь; он ежедневно с самого утра усаживался перед компьютерами. Захар Лукин, приехавший утром одиннадцатого, терпеливо просиживал с Дронго до поздней ночи, хотя и был «жаворонком», любил рано вставать и рано ложиться. В два ночи Дронго разрешал ему уйти, сам же сидел до пяти утра, а на следующий день, уже с десяти, снова занимал свое место перед компьютерами, вызывая изумление дежурных техников.

Вечером, к восьми часам, Дронго отправился в столовую, где ужинал Рогов. Офицер-контрразведчик посмотрел на него и спросил:

– У вас пока ничего?

– Совсем немного, – признался Дронго. – Приходится проверять множество сообщений. Меня особо интересуют все газетные публикации, связанные с арестом Ахметова, задержанием в Берлине Евгения Чиряева и махинациями компании «ЛИК». Некоторые журналисты подкидывают интересные идеи.

– Думаете, поможет? – усмехнулся Рогов. – Странный у вас метод работы...

– Почему странный? – улыбнулся Дронго. – Ну, договаривайте, договаривайте. Я не обидчивый, мне даже интересно... Спасибо, – поблагодарил он девушку в форме прапорщика – девушка поставила перед ним тарелку гречневой каши с мясом.

– Я очень много слышал о ваших... нестандартных методах работы, – признался Рогов. – Но не думал, что они настолько оригинальны. Полагаете, что можно найти Труфилова по газетным статьям или по каким-то данным наших информационных центров? Вы уж извините, но мне это не совсем понятно.

– Понимаю, – снова улыбнулся Дронго. – Мои методы действительно иногда вызывают недоумение. Но мне нужно охватить всю проблему целиком, знать все возможные точки зрения. Я убежден: исчезновение Труфилова и вся история с арестом Ахметова – это скорее политика, а не уголовщина.

– Всеволод Борисович так не считает, – заметил Рогов.

– И правильно не считает. Он занимается конкретным делом, ему важно найти доказательства и передать дело Ахметова в суд.

– Я думал, что вы тоже занимаетесь конкретным делом – ищете исчезнувшего свидетеля.

– Искать можно по-разному. Можно начать проверку аэропорта, откуда он вылетел, выяснить, куда именно он направлялся. Но я убежден: так у нас ничего не получится. Если бы Труфилов был просто бывшим директором нефтяной компании, возможно, такие методы дали бы положительный результат. Но он – бывший офицер ГРУ, значит, прятаться умеет. Уходить от слежки его тоже учили. Конечно, для поисков Труфилова мне нужно узнать, каковы его связи в Европе, но мне никто не даст подобной информации. Кстати, боюсь, что и вам ее не дадут. А вот бывший полковник ГРУ Кочиевский имеет шансы получить подобную информацию. Значит, на этом направлении я заведомо проигрываю. Именно поэтому мне следует действовать иначе. Я убежден, что Труфилова будут искать не только те, кто желает его ликвидировать, но и те, кому он нужен для подтверждения компромата на влиятельных людей, поддерживающих Ахметова. Значит, во-первых, я должен знать, кто и почему поддерживает или не поддерживает всю эту компанию. Во-вторых, обязан разобраться: что может связывать столь разношерстную компанию – заместителя министра, бывшего полковника ГРУ и вора в законе. При этом у Чиряева весь последний год были достаточно серьезные разногласия с конкурентами.

– Да, к нам поступала такая информация, – кивнул Рогов.

– Вот видите... Дело в том, что Чиряев хотел подмять под себя все славянские группировки в Москве. После того как многие авторитеты были уничтожены или сбежали за границу, Чиряев оставался одним из самых известных в городе криминальных авторитетов. И в такой момент он ввязывается в борьбу за компанию «ЛИК». А через несколько дней, после того, как Чиряев оказал кому-то очень существенную помощь, в Москве арестовали двоих известных мафиози. Грузина и чеченца. Я не верю в подобные совпадения. Видите, какая польза от чтения старых газет? Нужно только уметь обращать внимание на некоторые факты.

– Хорошо, – согласился Рогов, – предположим, что вы правы. Предположим, что эта информация действительно заслуживает внимания. Я даже согласен, что вы точно просчитали их связи. Возможно, Чиряева попросили, и он помог кое-кому, помог, используя свои связи в криминальном мире. Но что нам все это дает? Что у нас имеется на Чиряева? Берлинский суд не примет наших аргументов. А наш суд оправдает Ахметова.

– Верно, – согласился Дронго. – Но остается еще одна сторона, те, кого не устраивает деятельность Чиряева. Это друзья и знакомые тех самых авторитетов, которые были арестованы в Москве. Они все просчитали и поняли: именно Чиряев сдал своих конкурентов сотрудникам милиции. Такие вещи в преступном мире не прощаются. Мне пришлось пересмотреть все газеты за прошлый год. И сличить некоторые даты. Двадцать седьмого июня прошлого года арестовали Ахметова. Через неделю был убит Силаков. Еще через неделю из Москвы уезжает Евгений Чиряев. Его арестовывают в Берлине по явно надуманному обвинению – неуплата налогов с австрийской недвижимости. Кому-то выгодно засадить Чиряева за решетку. Не убирать, а именно посадить, «законсервировать» важного свидетеля. Вполне возможно, что на подобный шаг решились люди, которым он оказал поддержку в деле с компанией «ЛИК». Не исключено, что его подставили конкуренты, решив избавиться на время от такого опасного человека. Во всяком случае, он оказался в тюрьме. А уже через несколько дней прогремели взрывы в принадлежащем ему казино. Восемнадцатого июля все газеты сообщили об этих взрывах. И началась новая война московских преступных группировок.

– Интересно, – усмехнулся Рогов. – Действительно интересно. Кажется, я начинаю верить в ваши нестандартные подходы.

– Я могу рассказать вам очень занятную историю, которую слышал от отца, – продолжал Дронго. – В шестидесятые годы один человек решил защитить диссертацию по газетам военного времени. Он исправно проштудировал в библиотеках все газеты, выходившие во время войны, и написал диссертацию о нашем военном потенциале в первой половине сороковых. И что вы думаете? Диссертацию немедленно засекретили, настолько ошеломляющими оказались сведения о нашем военном потенциале во время войны. И это газеты времен войны, которые подвергались строжайшей военной цензуре. Вот вам и весь секрет. В ЦРУ, говорят, целые управления занимались подробным анализом всех выходивших в социалистическом лагере газет и журналов. Вы, очевидно, не знаете, что в состав Первого Главного управления КГБ СССР входили еще два сверхсекретных управления. Управление «Р», отвечавшее за оперативное планирование и анализ, и управление «И», уже тогда имевшее мощную компьютерную службу. Но, кстати, лучше всех прессу использовала особая секретная служба «А», которая занималась организацией дезинформации. Именно сотрудники этой службы готовили различные статьи в чужих газетах, они прекрасно понимали, как важно использовать печать в собственных интересах.

– Да, разумеется. – Рогов отодвинул тарелку. – Но почему вы уверены, что сумеете выйти на конкретный результат?

– Судя по вашим данным, Кочиевский отправил в Европу группу для захвата Труфилова, – пояснил Дронго. – Я абсолютно убежден, что противники Чиряева попытаются нанести ответный удар. Если я все рассчитал верно, мы вскоре узнаем о действиях этих групп. И тогда мне следует оказаться в нужном месте. В этом и состоит моя тактика. Я почти уверен: мы получим известия в ближайшие несколько дней.

– Да, – сказал Рогов, – теперь я понимаю, почему вас считают гением.

В следующее мгновение в столовую ворвался возбужденный Лукин. В пустом помещении сидели только Дронго и Рогов. Лукин подскочил к ним, посмотрел на Дронго.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru