Пользовательский поиск

Книга Идеальная мишень. Содержание - Париж. 14 апреля

Кол-во голосов: 0

– Они узнали номер моего телефона и попросили передать его вам.

– Мне? – оставалось удивляться мобильности Кочиевского, оказавшегося достойным партнером.

– Да, они так и сказали, чтобы я передал телефон вам. Предупредили, что позвонят. Но я сказал, что вы будете только поздно вечером, выехали за город.

– Молодец, – кивнул Дронго, – ты не сказал им, что я улетел. Они наверняка ждали меня на центральных магистралях, ведущих в город. Понятно, почему вы привезли меня сюда. Но для чего им нужен разговор со мной?

– Этого мы не знаем, – ответил Романенко, – но подозреваю, что именно благодаря вам наши ребята остались в живых. Нападавшим ничего не стоило пристрелить Захара и его спутника.

– Я ваш должник, – невесело произнес Лукин.

– Когда они должны звонить? – спросил Дронго.

– В девять часов вечера. Но я распорядился, чтобы поменяли аппарат, – пояснил Романенко, – они могли заложить в мобильный телефон Захара взрывчатку. Вы отлично представляете, как умеют работать специалисты из ГРУ. Им ничего не стоит установить по аппарату ваше местонахождение и попытаться вас уничтожить. Мы связались с ФСБ, и они предложили нам выехать за город. Военные и КГБ издавна не любили друг друга. В тот самый момент, когда вам будут звонить люди Кочиевского, специалисты из ФСБ постараются подключиться и по возможности обезопасить нас от возможных провокаций ГРУ.

– Понятно, – мрачно произнес Дронго. Получалось, что полковник Кочиевский воспользовался его трюком – решил выйти с ним на связь через Захара Лукина, который подслушивал разговоры убитого Артемьева и пытался добраться до Кочиевского.

Романенко молчал, думая о своем.

– Судя по всему, – заговорил наконец он, – те люди уже знают, что вы взялись за расследование. По данным ФСБ, в Европу вылетает специальная группа для захвата Труфилова. У них есть конкретный приказ – найти и ликвидировать бывшего подполковника ГРУ.

– Откуда у них эти сведения? – удивился Дронго. – У них есть свои люди среди окружения Кочиевского?

– Этого они нам не говорят, – ответил Романенко, – объясняют, что данные получены оперативным путем.

– Внимание, – к ним подошел Рогов, – уже девять часов. Ждите звонка.

Аппарат вынесли из помещения, подключив его к антенне. Как только сигнал поступит на телефон, аппарат внесут в помещение, оставив снаружи только антенну. Таким образом сотрудники ФСБ исключали возможность для людей Кочиевского обнаружить местонахождение Дронго.

Ровно в девять позвонил телефон. Дождавшись второго звонка, один из офицеров внес в помещение телефон, уже подключенный к аппаратуре ФСБ. Антенна была выведена за пределы домика. Рыжов сделал знак, сработал включатель.

– Слушаю вас, – негромко произнес Дронго.

– Здравствуйте, – раздался резкий голос, – говорит полковник Кочиевский. Спасибо, что вы решили мне ответить. Я хочу с вами встретиться.

– Когда и где? – Он знал, что долго говорить не следует. Но это знал и Кочиевский.

– Завтра вечером. В шесть часов. В ресторане «Царская охота». Он находится...

– Я знаю...

– Тем лучше. Безопасность мы гарантируем. Давид Самуилович обещал быть посредником. До свидания.

– До свидания. – Он положил трубку.

– Что у нас? – спросил Рыжов у своих сотрудников.

– Ничего установить не удалось, – доложил один из офицеров ФСБ, – неизвестно, откуда звонили и где находится телефон.

– Я так и думал, – кивнул Рыжов, – они решили подстраховаться.

– Вы думаете, стоит завтра пойти на свидание с этим мерзавцем? – встревожился Всеволод Борисович.

– Обязательно пойду, – мрачно ответил Дронго, – очевидно, нам действительно пора лично поговорить.

– Это может быть очень опасно, – предостерег Романенко.

– Не думаю. Он же не идиот, понимает, что я буду не один. Ресторан находится на правительственной трассе, недалеко от Жуковки. Там полно милиции и сотрудников службы охраны. И кроме того, гарантия Бергмана стоит многого. Если, конечно, он мне вечером позвонит.

– Вы думаете – позвонит? – У Романенко был растерянный вид. Он не представлял, как можно встречаться с человеком, подозреваемым в организации убийства своего коллеги.

– Обязательно позвонит. И не нужно так нервничать, Всеволод Борисович. Раз он разрешил отпустить Лукина, раз решился на такую встречу, значит, хочет сообщить мне нечто очень важное.

– А если он хочет предложить вам взятку? – спросил Лукин.

Дронго обернулся, посмотрел через плечо на молодого человека. Тот, чуть покраснев, отвернулся.

– За всю свою жизнь, – сообщил Дронго чуть дрогнувшим голосом, – я не заработал ни копейки, которой не мог бы гордиться. Для меня человек, берущий незаработанные деньги, хуже проститутки, которая торгует своим телом. Причем ее-то заработки вполне трудовые. Совестью не торгую. Я ответил на твой вопрос, Захар?

– Завтра, – примирительно заметил Романенко, – завтра мы узнаем, что толком они хотят. Надеюсь, что все пройдет благополучно.

Париж. 14 апреля

Сегодня вечером я приехал в Париж. Не знаю почему, но на меня город не производит такого впечатления, как на многих людей. Обычный город – большая столица европейского государства. В центре похожие друг на друга здания в некоем псевдоромантическом стиле. Говоря честно, думаю, что нужно очень любить жизнь или быть чуточку влюбленным, чтобы по достоинству оценить Париж. Жизни у меня осталось не так много, а настоящей любви никогда и не было. Вот и все объяснение. Для меня маленький городок типа французского Бреста или бельгийского Гента куда более приятное место для проживания, чем огромный шумный Париж. И для упокоения – тоже.

Я забрал все свои вещи из отеля, сел в поезд и впервые за несколько дней остался один, без своих бдительных «друзей». Я сидел в купе в абсолютном одиночестве, твердо зная, что за мной никто не следит. Я даже проверил и убедился – действительно, никого. Меня очень смущал этот взрыв в Антверпене. Кто мог узнать о моей встрече? Почему нужно было взрывать Ржевкина? По логике, всех возможных свидетелей должны убирать люди Кочиевского. Но если они не поехали в Схетон, кто тогда встречал там людей Хашимова? Или же мои «наблюдатели» решили сделать круг и вернуться к офису компании Ржевкина?

От сильного напряжения кашель мой стал затяжным, я с ужасом замечал, как платок все обильнее окрашивается кровью. Если я не дотяну до конца поездки, моя семья может и не получить «премиальных» за найденного Труфилова. Как я его ненавидел в душе, внушая себе, какой он негодяй. С другой стороны – пока все нормально. Если все пойдет так и дальше, я уже через несколько дней вернусь в Москву умирать богатым, а Труфилова похоронят в Париже, куда он сбежал, надеясь остаться богатым и живым.

Когда поезд подходил к Парижу, я включил свой телефон спутниковой связи. И он сразу зазвонил, словно ждал моего сигнала.

– Почему вы отключили телефон? – услышал я голос Кочиевского. – Где вы сейчас находитесь?

– Не хотел, чтобы меня засекли, – признался я полковнику, – сейчас я в поезде, уже подъезжаю к Парижу.

– Вы успели поговорить с Ржевкиным? – Он так и спросил «успели», забывая о том, что я подполковник КГБ. Явно нервничает, и этим объясняется его прокол. Он невольно себя выдал, но я должен делать вид, что ничего не понял.

– Я с ним встретился, – докладываю я полковнику, – но он ничего толком не знает. Видел Труфилова последний раз два года назад.

– Почему вы решили поехать в Париж, а не в Лондон? – спрашивает меня Кочиевский.

– Здесь двое людей, с которыми может общаться Труфилов, а в Лондоне – только один. Больше шансов именно в Париже. – Я говорю логично, и откуда Кочиевскому знать, что я решил начать собственную игру. Я уже не верю полковнику, который послал за мной целую свору безжалостных убийц. Я больше не верю никому.

– Когда устроитесь, сообщите мне, в каком вы отеле, – продолжает полковник. – Завтра утром получите адреса.

44
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru