Пользовательский поиск

Книга День гнева. Содержание - День третий. Москва. 14 часов 25 минут

Кол-во голосов: 0

— Придется согласовать это с Полетаевым, — кивнул Руднев, — предложение стоящее. Но у министра идет совещание.

— Самое время ему позвонить, — заметил Дронго, — речь идет в первую очередь о его жизни. Но лучше поговорить с ним лично. Не по телефону.

— Попробуем. — Руднев вышел из комнаты.

Дронго тоже поднялся, но тут появилась Суслова.

— Я не нуждаюсь в адвокатах, — гневно сказала она, глядя ему в глаза.

— Никогда им не был, — ответил он, — хотя сама по себе профессия прекрасная.

— Перестань паясничать. Только что Руднев сказал, что у меня «великолепный защитник». Что ты им здесь наговорил? Где Корниенко?

— Ему стало стыдно, и он уехал.

— Ты можешь не балагурить? Что произошло?

— Ничего. Я только объяснил Корниенко, как нужно относиться к такому человеку, как ты. Вот, собственно, и все.

— Господи! — Она села на стул, неожиданно улыбнулась. — Я должна была догадаться, что ты вмешаешься. Ты же видел, в каком состоянии я шла к приемной. Совсем забыла, что у нас есть собственный Тиль Уленшпигель. Борец за правду.

— Вот именно. «Пепел Клааса стучит в моем сердце».

— Перестань насмешничать. Удивляюсь, что Корниенко стал тебя слушать.

— А я тебе удивляюсь. Неужели ты приревновала меня к этой девочке?

— Она не девочка, Дронго, — грустно произнесла Суслова, — а молодая красивая женщина. И я ей немного завидую. Будь я в ее возрасте, нет, будь я хотя бы на десять лет моложе, чем сейчас, плюнула бы на все, бросила работу и посвятила бы остаток жизни тебе.

Дронго смутился. Он не знал, что ответить. Не находил слов. Потом наконец как-то неуверенно произнес:

— Если хочешь, мы могли бы жить вместе…

— «Если хочешь», — усмехнулась она.

— Я неудачно выразился, — растерялся Дронго, — мне никогда никто ничего подобного не говорил.

— И не скажет. А вместе мы быть не можем. Я слишком устала от жизни, нервы шалят. К тому же нам трудно будет вылезти из своих панцирей. Тебе нужна другая, которая будет терпеть все твои сумасбродства. Я видела, как она на тебя смотрела. Неужели ты не почувствовал, что она тебя любит?

Воспоминание о Джил больно кольнуло сердце. Он думал, вчерашняя встреча станет одним из эпизодов его биографии. Эпизодом приятным. Или он, как всегда, ошибся?

— Лена, — тихо произнес Дронго, подходя ближе, — я так одинок!

— Знаю, — ответила она, — мы с тобой две единицы, каждая сама по себе, и никогда двойкой не станем. Тебе нужна рядом не единица. Тебе нужен нуль. Но не в отрицательном смысле этого слова. Иными словами, тебе нужна женщина, которая полностью растворится в тебе. И тогда ты почувствуешь себя во сто крат сильнее.

— Любой мужчина мечтает именно о нуле, — улыбнулся Дронго.

— Но в этом случае мужчина должен быть единицей, — сказала Елена, — потому что два нуля — это ничто. Жить рядом с бездарностью невыносимо. Жить рядом с таким, как ты, тоже невозможно. Выбирают меньшее из зол.

В этот момент в кабинет вошел Руднев.

— Полетаев согласился, — сказал он, — сейчас прикажу готовить наши машины.

103
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru