Пользовательский поиск

Книга День гнева. Содержание - День третий. Москва. 12 часов 25 минут

Кол-во голосов: 0

День третий. Москва.

10 часов 30 минут

На этот раз он приехал звонить за три квартала от дома, где находился. Набрал номер мобильного телефона Скороденко, и тот сразу ответил, будто ждал этого звонка.

— Все в порядке, — сообщил Скороденко, — я уже дал поручение. Так что не дергайся. Деньги будут в твоем австрийском банке только через несколько часов. Сам понимаешь, разница во времени. У них еще не начался рабочий день.

— Ясно. Значит, позвоню через три часа, — ответил Слепнев.

— Подожди, — крикнул генерал, — не клади трубку, ты ничего мне не сказал. Когда? Сегодня или завтра?

— А это уже мое дело, пенсионер, — ответил Слепнев, — когда надо, тогда и сделаю.

— Он не должен выступить, — напомнил Скороденко.

— Помню. Будь здоров, пенсионер. — Полковник положил трубку, вышел из будки и сел в машину.

— Давай домой, — приказал он Семену, — дел у нас сегодня полно. Нужно еще многое подготовить.

Семен был долговязым, с непропорционально длинным лицом и длинными руками. Он познакомился с Харчиковым еще в колонии и с тех пор верно ему служил. Пока они ехали к дому Арнольда Григорьевича, Скороденко направлялся на встречу с человеком, с которым ему меньше всего хотелось встречаться. На этот раз он сменил свой шикарный «Мерседес» на обычную «Волгу», чтобы не привлекать к себе внимания. Водитель повернул во двор одного из старых домов на прежней окраине, давно ставшей центром, и следом за их «Волгой» во двор въехала еще одна.

Из нее выскочили уже знакомые генералу два парня, сам он тоже вышел из машины и пересел в ту, что подъехала.

— Вы опять нас подвели, генерал, — мрачно сказал вместо приветствия сидевший в автомобиле. — Не слишком ли много неудач, генерал? Или это роковые совпадения?

— Мы делаем все, что можем, — растерянно ответил Скороденко. — Сначала доверились этому Слепневу, потом решили сами выполнить задачу. К сожалению, вчера в Лондоне сорвалось по не зависящим от нас причинам. Его кто-то успел предупредить и эвакуировать.

— Меня это не интересует. Мы, кажется, договорились, что это ваши проблемы.

— Да, — упавшим голосом сказал Скороденко, — но в любом случае вы должны знать о наших трудностях.

— Я начинаю жалеть, что связался с вами, генерал, — зло заметил собеседник. — Мне казалось, вы хотите реабилитировать себя, заставить нас всех поверить в вас как в настоящего профессионала. А тут провал за провалом. И нет времени, чтобы вас кем-нибудь заменить.

— Мы все сделаем, — сказал Скороденко. — Вот счет в австрийском банке, надо на него перевести деньги.

— Вы еще ничего не сделали. О каких деньгах идет речь?

— Слепнев настаивает на таком варианте. Опасается, что его обманут. Если деньги сегодня будут переведены в австрийский банк, он обещает решить все наши проблемы до завтрашнего дня.

— А если он заберет деньги и сбежит?

— Нет. Он предложил вариант для нашей страховки. Мы переводим деньги с указанием разблокировать их после двух часов дня. Сообщаем ему код и номер счета. Если все пройдет как надо, он сможет забрать свои деньги завтра после двух часов. В противном случае отзываем деньги через неделю.

— Если он такой предусмотрительный, почему сорвались все его попытки?

— У него была только одна попытка, — напомнил Скороденко, — и по большому счету она удалась. Не хочу его оправдывать, но машина нашего объекта была взорвана. По нелепой случайности в ней не оказалось хозяина.

— Если он промажет, тоже будет нелепая случайность? — спросил собеседник. — А как вы объясните ошеломляющий провал в Лондоне? Все газеты сегодня об этом пишут. Сотрясание воздуха. Может, там вместо бомбы был камуфляж?

— Я пока не знаю подробностей, — виновато ответил Скороденко. — Но это был стопроцентный вариант. Она прилетит через час, и, я думаю, мы все узнаем.

— Вы будете ждать, пока Слепнев получит деньги? — насмешливо спросил приехавший.

— Мы постараемся его опередить, — пообещал Скороденко.

— В общем, как хотите. Деньги мы переведем. Но учтите, это уже третья неудача. Если до вечера вы ничего не сделаете, завтра я прекращаю с вами все дела. Тогда нам придется рассчитывать только на вашего полковника. До свидания, генерал.

Скороденко уже взялся за ручку дверцы, чтобы вылезти из машины, когда собеседник напомнил:

— Если провалите операцию, можете забыть о своем возвращении, генерал. С завтрашнего дня станете пожизненным пенсионером.

Скороденко вздрогнул и, взглянув на собеседника, понял, что все его разговоры прослушивались. Как только он вылез из автомобиля, заждавшиеся снаружи парни быстро сели в него, и автомобиль выехал со двора. Генерал на ватных ногах пошел к своей «Волге».

«К чертовой матери, — зло подумал он, — пусть слушают. Пусть делают что хотят».

Он достал из кармана телефон, набрал номер и заорал:

— Родион, собери всех наших. Всех, кого сможешь. Не будем ждать, пока этот ублюдок что-нибудь предпримет. Ты меня понял?

— Стилягу позвать? — спросил Родион Александрович. Скороденко молчал. — Позвать?

— Не нужно, — ответил генерал, — скажи, что я разрешил ему действовать по своему усмотрению. И чтобы наш друг не добрался до Австрии. Если даже все будет в порядке. Ты меня понял?

«Пусть слышат, — с ненавистью подумал Скороденко, — пусть знают, что я приговорил этого сукина сына. А деньги он все равно не получит. Ни за что не получит».

97
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru