Пользовательский поиск

Книга День гнева. Содержание - День третий. Лондон. Аэропорт Хитроу. 0 часов 20 минут

Кол-во голосов: 0

День второй. Москва.

23 часа 20 минут

Он выплыл далеко от того места, где упала машина. Знал, как опасно показаться там, где упал автомобиль, и задержал дыхание. Когда «Ниссан» оказался в воде, он не запаниковал, в такие моменты главное — сохранить самообладание. Ждать и не торопиться — чтобы преследователи поверили в его гибель. Глубина здесь была метров пять, не больше. Машина медленно погружалась в ил. Под ногами уже появилась вода, когда он, набрав в легкие воздуха, начал осторожно открывать стекло, чтобы хлынувшая вода уравновесила внутреннее и внешнее давление. Когда вода доходила ему уже до шеи, он открыл дверцу, нырнул и проплыл больше двадцати метров, прежде чем поднять голову.

Автомобиль остался где-то далеко в стороне. Ему пришлось плыть еще минут двадцать, прежде чем он решился выйти на берег. Вокруг не было ни души. Он с отвращением осмотрел камуфляжную форму, которую нацепил на себя, и первым делом избавился от бронежилета. Встряхнул пистолет. Из него полилась вода. Если патроны отсырели, пистолет можно выбросить. Впрочем, пригодится для устрашения.

Жаль, мобильный остался в квартире. Теперь нужно как-то добраться до Старика, отлежаться там до завтра. Ничто не нарушало окружающей тишины. Слепнев зашагал в сторону города и вдруг услышал шум приближавшейся машины.

Хотел спрятаться, но раздумал. Надо как можно быстрее убраться отсюда. Слепнев проголосовал, и к нему подкатил старенький «Москвич». Водитель, пожилой мужчина, с любопытством посмотрел на Слепнева.

— В речке искупался? — спросил, улыбаясь.

— Да нет, рыбачил. Сидел с удочкой к заснул. Свалился в воду, удочку потерял, а сам еле выбрался.

— Бывает, — засмеялся водитель.

Ему было за шестьдесят. Припухшие, слезящиеся глаза и мозолистые руки. Видимо, всю жизнь был работягой.

— Сейчас достану клеенку, а то ты мне всю машину перепачкаешь, — сказал старик, не подозревая, какую участь уготовил ему встретившийся в ночи случайный пассажир. Слепнев напряженно следил за стариком. Ликвидировать его здесь довольно опасно. Фээсбэшники и менты наверняка прочешут все окрестности. Нужно подождать до города. Настоящий «ликвидатор» и без пистолета обойдется. У него тысяча способов убрать человека, не оставляя следов.

— Садись, — радушно предложил хозяин машины, расстелив клеенку на переднем сиденье.

Слепнев расположился рядом с водителем.

— Я тебя до метро довезу, — сказал старик, — мне как раз по пути. Пока будешь ехать, обсохнешь маленько.

— Что это за место? — кивнул Слепнев в сторону видневшихся построек.

— Раньше речная станция была, — сообщил водитель, — потом закрыли ее, кажется, еще в шестьдесят восьмом. Я тогда на инструментальном работал, мы отсюда в город ездили. Нам казалось, что это такая даль. А сейчас отсюда до метро десять минут езды. Дети смеются, говорят: ты, можно сказать, в центре жил и работал, а говоришь, квартиру за городом получил. Так ведь тогда здесь вообще глухомань была.

— Да, да, — Слепнев рассеянно слушал, оглядываясь по сторонам, выбирая место, где пришить водителя. Но вокруг, как назло, горели фонари и то и дело попадались прохожие.

— Никогда не были в наших местах? — Водитель заметил, что пассажир то и дело оглядывается. Это был очевидный прокол, и Слепнев мысленно обругал себя. Внезапное появление сотрудников ФСБ, нелепая гибель Майи, внезапное падение в реку — все бесило его. Он все чаще и чаще рискует. Нужно взять себя в руки.

— Вы не одолжите мне телефонную карточку? — попросил Слепнев. — Надо позвонить. А в таком виде мне неудобно появляться на народе.

— У меня нет карточки. Я сейчас остановлю у киоска, ты там и купи.

Слепнев с ужасом вспомнил, что успел схватить только лежавшие в кармане пиджака баксы. Пошарил в карманах. Так и есть. Полпачки. Пять тысяч баксов, и все сотенными купюрами. Не платить же за телефонную карточку сто долларов?

Он посмотрел на водителя. Придется убрать его прямо сейчас. В этот момент позади послышались нетерпеливые гудки идущего на обгон «БМВ». Слепнев перевел дыхание.

— Вот торопятся, — сказал добродушно водитель, — и куда спешат?

— Извините, — заметил Слепнев, — вы можете остановить? Мне нужно на минутку выйти.

— Не стоит, — улыбнулся старик. — Видишь впереди кафе? Там и туалет имеется. Зачем тебе в поле ходить?

Слепнев хотел возразить, но промолчал. Машина подъехала к небольшому кафе. Слепнев вылез, прошел к туалету позади кафе. Оглянулся в ярости. Он начинал ненавидеть добродушного старика.

«Снова придется рискнуть, — подумал он, — другого выхода нет. Уберу его, и с концами. Мертвые не дают показаний».

Он вошел в павильон и спросил у пожилой женщины, видимо, уборщицы:

— У вас есть телефон?

— Есть, но нам его отключили за неуплату, — ответила женщина, продолжая убирать посуду. Кафе было придорожное, для водителей и пассажиров рейсовых автобусов, и работало до полуночи.

Слепнев в бешенстве повернул к «Москвичу». Водитель ждал его с улыбкой, поблескивая новенькими металлическими зубами.

— До метро уже недалеко, — сообщил он, — несколько минут.

— Спасибо, — полковник сел на противно шуршавшую клеенку и хлопнул дверцей.

«Москвич» покатился дальше. Слепнев уже не смотрел по сторонам. Он ждал, когда машина остановится, наконец. Ничто, казалось, не могло спасти старика, когда он вдруг затормозил. Слепнев повернулся к нему, и тот жестом показал на киоск.

— Там продают карточки. Деньги у тебя есть? — спросил он, даже не подозревая, что этим спас себе жизнь.

— Нет, — хрипло ответил Слепнев, — то есть они у меня с собой, но все вымокли.

— Бери, — протянул ему купюру водитель.

Слепнев взял деньги, хотел что-то сказать, но передумал. Выйдя из автомобиля, он перебежал дорогу. По ночам многие киоски в Москве торговали спиртными напитками. Слепнев подошел к одному.

— Мне нужна телефонная карточка, — он протянул деньги.

— Откуда я тебе ее возьму? — удивился продавец. — Водку или коньяк — пожалуйста, а карточек у нас нет.

Полковник чуть не выругался и уже хотел возвратиться к машине, но вдруг обернулся:

86
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru