Пользовательский поиск

Книга День гнева. Содержание - День второй. Лондон. 12 часов 40 минут

Кол-во голосов: 0

День второй. Москва.

12 часов 15 минут

Каким-то непостижимым образом фамилия иногда влияет на карьеру и судьбу человека. И если фамилия Львов была прерогативой исключительно княжеской семьи, то фамилия Зайцев доставалась семьям попроще. Инспектор уголовного розыска по фамилии Коклюшный проработал в милиции пятнадцать лет, но дослужился только до капитана.

То ли в силу инерции, то ли из-за неверия в собственные силы, то ли еще по каким-то причинам, сказать трудно. Но был он человеком мрачным, нелюдимым, с желтыми, потухшими глазами и плохо выбритыми щеками. Жена ушла от него еще десять лет назад, забрав единственного сына. Он страдал язвой желудка и гепатитом, профессиональными болезнями сотрудников уголовного розыска, ведущих соответствующий образ жизни.

Утром он должен был встретиться со своим осведомителем, известным в криминальных кругах под кличкой Лунатик. И если Алексей Коклюшный был мрачным, разуверившимся во всем, в том числе и в своей работе, типом, то Лунатик, вполне симпатичный доходяга, работал на всех и вредностью не отличался, наоборот, старался всем угождать. Добываемая им информация особо ценных сведений никогда не содержала, но его терпели, поскольку каждый инспектор был заинтересован в обширной агентуре и количество информации, даже в конце девяностых, значило не меньше, чем ее качество. Кроме всего прочего, Лунатик был наркоманом, и прямая зависимость от новых и все увеличивающихся доз наркотиков делала его более покладистым. И хотя Коклюшный не был ни перспективным, ни толковым работником и не проявлял особого рвения в поисках агентов, пользоваться услугами такого, как Лунатик, было и стыдно, и обидно.

Именно поэтому Коклюшный встречался с ним в однокомнатной квартире обычной панельной девятиэтажки, пыльной и грязной, как и все дома вокруг, и сейчас в ожидании Лунатика нетерпеливо поглядывал на часы. Не только Коклюшный, но и другой инспектор встречались здесь с агентами, хотя это строжайше запрещалось правилами конспирации. Но правила экономии диктовали свои законы, и приходилось идти на некоторые нарушения. Хорошо еще, что эта квартира на последнем этаже была приобретена в советские времена и сохранилась только потому, что с левой стороны протекала крыша, а вся стена в этой части дома была постоянно сырой, и начальство не нашло желающих ее приобрести.

Лунатик появился в полдень, качаясь от принятой утром дозы. Очевидно, ему удалось раздобыть где-то деньги, так как он был, вопреки обыкновению, задумчивым и тихим, без всякого намека на эйфорию.

Он звонил в дверь, пока Коклюшный не открыл и не убрал его палец с кнопки звонка. Потом схватил его за шиворот, втащил в комнату, закрыл дверь и дал ему хорошую оплеуху.

— Больно. — прошептал Лунатик.

— Я тебе сколько раз говорил, чтобы не приходил сюда такой, — угрожающе прошептал Коклюшный.

— Все в норме, — попытался улыбнуться Лунатик.

— Я тебе покажу «норму», — зло сказал Коклюшный, — опять ничего не принес, отметиться пришел. Или будешь рассказывать о драках между проститутками?

— Я вам всегда… такую информацию… — Лунатик икнул.

— Сукин сын! — Коклюшный снова ударил его. — Пошел вон! Ждал тебя тут целый час, только зря время потратил. Ничего, я тебя упеку за решетку. Поймаю с поличным и посажу. А там быстро узнают, как ты стучал на своих. Отобьют охоту баловаться наркотиками.

— Нет, — сказал Лунатик, — не нужно. — Он прошел в комнату на нетвердых ногах и опустился на стул. — У меня есть хорошая… — он снова икнул.

— Убирайся, — орал Коклюшный.

— У Сони собрались… — начал было Лунатик, но Коклюшный выбил из-под него стул, и тот свалился на пол, съежившись и ожидая удара.

— Я еще про трупы знаю, — прошептал он.

— Какие трупы? — остановил занесенную ногу Коклюшный.

— В гараже, на «Юго-Западной», в машине спрятали два трупа. Говорят, очень известные люди. Их по всей Москве ищут.

— Что за трупы? При чем тут известные люди? — продолжал орать инспектор. — Говори толком!

— Вот я и говорю. — Лунатик выпрямился, даже позволил себе сесть на полу. — У меня сведения точные. В гараже стоит машина, в ней двое убитых. Лежат там уже со вчерашнего дня.

— Какие убитые? — поморщился Коклюшный. — Опять байки рассказываешь?

— Нет, не байки, — упрямо возразил Лунатик, — сведения точные. Вчера их по Москве искали, по всему городу. Говорят, это они в вашего министра пальнули.

— В какого министра? — Он все-таки пнул ногой в бок несчастного наркомана, правда, уже не так сильно. — Чего ты придумываешь?

— Министра, — пробормотал Лунатик, силясь вспомнить, какого именно. Но так и не вспомнил, тряхнул головой и громко сказал: — Какого, какого? Это ты должен знать, а не я. Тебе такую информацию дают, а ты дерешься. Не хочешь слушать, не надо.

— Опять врешь? — Коклюшный стал поднимать его с пола. — Убью, душу вытрясу. Тебе, кроме наркоты, ничего не надо.

Он тряс Лунатика и вдруг увидел, что у него из кармана вывалились деньги. Несколько сотенных бумажек.

— Ой! — испуганно сказал Лунатик.

— Откуда бабки? — строго спросил Коклюшный, сгребая ногой деньги ближе к себе. — Банк ограбил?

— Это мои, мои, — Лунатик чуть не плакал.

— Где ты взял бабки? Ты что у нас, министр финансов?

— Финансов! — закричал Лунатик. — Утром слышал это слово в кабаке. Говорили, что те двое, которые его замочить хотели, теперь в четвертой секции гаража лежат, на «Юго-Западной»…

— Какие финансы, — недоумевал Коклюшный, — кто говорил?

— Откуда мне знать? Один наш был, из местных. Володя-мулат. Его все так кличут, лицо у него обожженное. А второй не наш. Он потом еще ко мне подсел, товар у меня просил. Лопух лопухом.

— Ты им товар продал? — догадался инспектор.

— Н-нет, — сообразив, что проговорился, ответил Лунатик убитым голосом.

— Не ври, — бросил инспектор, — я тебя, гниду, знаю. Товар продал?

— Чуть-чуть. Фраер попался лопух. Вместо пятидесяти баксов двести отвалил. Еще и спасибо сказал, чокнутый. — Вспомнив об этом, Лунатик развеселился.

— Про трупы что говорили? — поинтересовался Коклюшный.

60
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru