Пользовательский поиск

Книга Бремя идолов. Страница 55

Кол-во голосов: 0

– Ты понимаешь, – отчетливо зазвучало в трубке мобильника, и ректор услышал эти слова, – когда-нибудь наши дети и внуки будут ходить по улицам, которые назовут именами таких людей, как Дронго, таких, как ректор нашей консерватории. Помоги им, сделай так, как они просят. Я знаю их много лет, они очень порядочные люди. Они никогда и никого ни о чем не просят. Но если обратились к тебе с просьбой, значит, действительно надо помочь. Помоги им.

– Не могу, – пробормотал министр. Он уже понял, что зашел слишком далеко, отказывая всем по очереди. И если что-нибудь произойдет, то могут обвинить именно его. – Я не имею права, – продолжал он, лихорадочно соображая, какую бы найти причину для отказа. И выпалил: – А вы знаете, какие взгляды у вашего Дронго? У него прокоммунистические взгляды!

– Эх ты, – раздалось из трубки. – При чем тут его взгляды?..

Ректор, услышавший слова министра, в изумлении уставился на Дронго.

– Тяжелый случай, – сказал он. – Не нужно больше просить. Он не согласится.

– Странно, – вздохнул Дронго. – Я всегда считал его порядочным человеком. Наверное, должность все-таки портит людей.

До назначенного времени оставалось пять минут.

– К террористам пойдут полковник Демидов и подполковник Раджабов, – объявили в комнате. – Всех посторонних мы просим покинуть помещение.

– Слава богу, – выдохнул Дронго. – А могли бы послать какого-нибудь дипломата или чиновника.

– Ты знаешь этого подполковника?

– Нет. Но не в этом дело. Я знаю Демидова. Вдвоем мы бы составили крепкую пару. Черт возьми, они связали меня по рукам и ногам.

– Давай уйдем отсюда. Ты слышал, что они сказали про посторонних. Посторонние – это мы с тобой.

– Пошли, – с горечью в голосе произнес Дронго. – Ты знаешь, наверное, министр прав. Формально я не имею права участвовать в переговорах. Но мне его жаль. Если он уже так изменился, – каким он станет в пятьдесят?

– Он не будет министром, – уверенно сказал ректор. – Знаешь, в чем беда этих людей? Они думают, что получают должность навсегда, на всю жизнь. И не понимают, что должность – это как костюм, который они временно надели, или как стул, на который успели сесть, опередив других. Так что не переживай. Все равно ты останешься Дронго. Когда-нибудь у нас в городе откроют твой музей, как музей Шерлока Холмса на Бейкер-стрит, и ты пошлешь пригласительный билет бывшему министру иностранных дел и бывшему твоему товарищу. Может быть, тогда он что-нибудь поймет. Говорит, что не может предоставить тебе статус потому, что у тебя левые взгляды.

– Стыдно, – сказал Дронго. – Конечно, он формально прав: ведь у него могут спросить, почему именно мне он предоставил статус. Но зачем он прибегает к таким подлым методам? Стыдно…

Подошел Демидов.

– Я иду туда. Жаль, что не с вами.

– И мне жаль. Принято решение уступить им?

– Пока никакого решения нет. Но, видимо, придется уступить, чтобы обеспечить безопасность детей.

Дронго заметил, что в комнату вошел полковник Машков. Он только что прилетел из Воронежа. Дронго ринулся к нему. Демидов – следом за ним.

– Как всегда, – улыбнулся Машков, протягивая руку. – Ты всегда там, где опаснее всего.

– Где ты пропадал два дня? Я все время тебе звонил. Познакомьтесь, это полковник Демидов из МУРа, полковник Машков из ФСБ.

Офицеры протянули друг другу руки.

– Так где ты был? – снова спросил Дронго.

– В Воронеже, там произошел взрыв. В поезде Москва—Воронеж. Судя по всему, погиб и сам террорист. Нажал на взрывное устройство прямо в вагоне. И еще несколько человек погибли. Причем почти все из Москвы. Обидно и глупо.

– Хорошо, что ты прилетел. Через полчаса террористы требуют самолет и деньги. Интересно, куда они собираются лететь?

– Мне тоже интересно, – кивнул Машков. – И ты знаешь, какая странная закономерность… Вчера в Воронеже погиб молодой парень, работал в частной фирме. Так вот, нам удалось выяснить, что эту фирму финансирует клуб «Прометей», где работал инструктором тот самый Кошкин, который сейчас сидит со своими сообщниками в автобусе. И хорошо, если среди них есть благоразумные люди.

– Погоди-погоди, – нахмурился Дронго. – Как ты сказал? Клуб «Прометей»?

– Ну да. Погиб молодой парень, обидно… Да, погибший был знаком с Кошкиным. А его младший брат занимается у Кошкина.

– Кажется, я начинаю кое-что понимать, – пробормотал Дронго. – Клуб «Прометей» финансируется «Порт-банком», владелец которого – депутат Тетеринцев.

– В закупочной компании, где работал погибший, основной капитал тоже принадлежит Тетеринцеву, – сообщил Машков.

– А полковник Демидов несколько часов назад застрелил помощника депутата Тетеринцева, некоего Бондаренко…

– Ну да, все правильно, – улыбнулся Машков. – У нас есть показания журналистки, которая рассказала о разговоре помощника Тетеринцева с неизвестным. Я считаю, что это говорили Тетеринцев и его помощник. Остается только прослушать пленку.

– А где пленка? – спросил Демидов.

– У нас. – Машков повернулся к одному из своих офицеров. – Вы изъяли пленку у фотокорреспондента «Коммерц-журнала» Беззубика?

Офицер молчал. Машков нахмурился.

– В чем дело? – спросил он. – Я же приказал вчера забрать эту пленку.

– Виноват, товарищ полковник, – с виноватым видом проговорил офицер, – мы ее не забрали. Беззубик несколько раз звонил, но Левитин…

– При чем тут Левитин? Где пленка? – настаивал Машков.

– Он не разрешил ее брать, – потупился офицер. – Сказал, что не к спеху. Перебросил нас всех на расследование взрыва на Малой Бронной.

– Так вы не взяли пленку? – все еще не верил Машков. – Вы с ума сошли!

Полковник подошел к Левитину. Неизвестно, что он сказал своему подчиненному, но лицо подполковника покрылось красными пятнами. Машков явно нервничал.

– Если пленка пропала, – повысил голос Машков, – пойдете под суд. Это я вам обещаю. Но даже если мы ее найдем, – все равно вам у нас не место.

– Я расследовал взрыв на Малой Бронной, – оправдывался подполковник. – Я сумел доказать, что это была диверсия, а не случайный взрыв…

В конце концов Машков приказал одному из офицеров срочно ехать на квартиру Беззубика и привезти пленку.

Ничего, думал Левитин, они еще не знают про мальчика с передатчиком. Не знают, что я поддерживаю с ним связь. Я сумею доказать, что прав. Нужно только все как следует рассчитать…

– Вы позволите мне сделать копию? – спросил Дронго у Машкова.

– Зачем она вам?

– Размножу и отправлю всем депутатам Государственной Думы. Всем до единого. Может, тогда они лишат Тетеринцева иммунитета.

– Осталось десять минут, – взглянул на часы Демидов.

В этот момент передали сообщение, что террористы просят еще два часа, что они готовы улететь только в восемь вечера.

– Странно, – заметил Машков. – Первый раз в жизни вижу террористов, которые сознательно тянут время. Обычно бывает наоборот. Интересно, что у них на уме?

– И мне тоже хотелось бы это знать, – кивнул Дронго. – Знаешь, мне еще нужно переварить твою информацию. И вообще, о многом подумать. Я лучше немного погуляю. У меня появились… кое-какие идеи. Ты здесь всех знаешь. Когда я вернусь, минут через пятнадцать, мне понадобится компьютер. Сумеешь организовать?

– Он нужен лично тебе? – спросил Машков.

– Нет, – ответил Дронго. – Скорее детям, которые сейчас находятся в автобусе.

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru