Пользовательский поиск

Книга Бремя идолов. Содержание - ГЛАВА 36

Кол-во голосов: 0

Дронго снова включил магнитофон.

– Кошкин все знает? – раздалось из динамиков.

– Только он один. Кроме него, никто ничего не будет знать. Остальные уверены, что это справедливая месть.

– Вы поняли?! – воскликнул Дронго. – Он сказал «справедливая месть». Значит, они знали, что старший брат погибнет. Они все точно просчитали.

– Я сам поеду арестовывать Ветрова, – предложил Демидов, сжимая кулаки.

– Нет, – возразил Машков. – Это мое дело.

– Через десять минут начнется штурм. – Демидов взглянул на часы. – Нужно их остановить.

– Почему Кошкин тянул время? – размышлял вслух Дронго. – Почему даже деньги не хотел брать? Нужно узнать мобильный телефон Прохорова. Интересно, где он сейчас находится? Кстати, с кем говорил Тетеринцев?

– Со своим помощником. С Василием Малявко, – сказал Демидов.

– Тогда проверьте и его, – предложил Дронго. – Только быстро, у нас в запасе десять минут. А я пойду к мэру, попытаюсь его убедить… Может, у меня лучше получится. Десять минут, Демидов, не забывайте.

Дронго выбежал из комнаты. Пробежал по коридору.

– Мне нужно срочно видеть мэра, – обратился он к офицерам, стоявшим у двери. – Не положено, – ответил один из них.

И тут Дронго увидел Левитина.

– Все пытаетесь доказать свое превосходство, – усмехнулся тот. – Поздно уже. Да и не нужно. Без вас обойдемся.

– Господи, – прошептал Дронго, – у вас же в КГБ такой отбор был…

Левитин, криво усмехнувшись, прошел в комнату. Дежурные офицеры по-прежнему не пропускали Дронго. Он уже собирался прорываться силой, когда увидел идущего по коридору посла.

– Мне нужен мэр, – бросился к нему Дронго. – Проведите меня.

– Идем, – кивнул посол.

Увидев Дронго, министр иностранных дел презрительно скривил губы. Наклонившись, что-то сказал своему соотечественнику, министру внутренних дел. Дронго подошел к мэру, сидевшему перед телефонами.

– Мне нужно срочно с вами поговорить…

– Потом, – отмахнулся мэр. – Не сейчас.

Его помощник, возможно, секретарь, вопросительно взглянул на Дронго. Они отошли в сторону.

– Речь идет о грандиозной провокации, – вполголоса проговорил Дронго. – Объясните ему: это спектакль…

Чиновник пристально посмотрел на Дронго. Задумался. Наконец кивнул:

– Идемте. – Они снова подошли к мэру. Дронго склонился над столом.

– Сейчас поговорить?.. – удивился мэр. – Сейчас не до того… Впрочем, ладно, пять минут.

Они прошли в небольшую комнату. Усевшись на стул, мэр вопросительно взглянул на Дронго.

– Я слушаю вас.

В этот момент в комнату вошли еще несколько человек.

– Разговор – только между нами, – предупредил Дронго.

– Оставьте нас… Закройте дверь, – проворчал мэр. – Так что там у вас? – Он снова посмотрел на Дронго.

– Отмените приказ о штурме. Это ошибка. Отмените…

– И это все, что вы хотели мне сообщить? – Мэр поднялся со стула. – Всего доброго… – Он направился к двери.

– Но это же провокация! – крикнул ему вдогонку Дронго.

Мэр остановился, обернулся.

– Откуда вы знаете?

– В автобусе… Там только один опасный человек, отставной майор спецназа. Но и он – инвалид. Остальные же подростки, ребята из его клуба. Их пятеро. Они проникли в автобус под видом украинской делегации. Правда, вооруженные…

– Тем хуже для них, – процедил мэр.

– Послушайте, поймите… Ведь они, в сущности, дети. Я, кажется, понял их мотивы. Вчера в Воронеже, на вокзале, произошел взрыв. Погиб некий Артем Шангин, брат одного из пацанов. Причем гибель Артема – спланированная акция.

– Не понимаю – какое отношение это имеет ко мне? – пожал плечами мэр. Однако вернулся, снова уселся на стул.

– Его младший брат – Николай… он сейчас там, в автобусе. Понимаете, в какую ловушку вы попали? Они устроили взрыв в Воронеже, чтобы подставить вас. И чтобы убрать Шангина. И теперь его младший брат – в роли мстителя.

– Погодите-погодите, – поморщился мэр. – При чем тут мстители?

– Поймите… Вчера убит старший брат. А сегодня младший со своими друзьями решается на захват автобуса, в котором «черные», кавказцы. Я даже знаю, что напишут в газетах. Напишут, что вы подставили под пули своих снайперов замечательных московских ребят, которые, возмутившись взрывом в Воронеже, решили отомстить бандитам.

– Но откуда у них оружие?

– Это уже другой вопрос. Но штурмовать автобус – чистое безумие. Повторяю: там только один опасный человек.

В отличие от заурядных карьеристов мэр был человеком мужественным. И порядочным. К тому же деятельным и энергичным.

– Что же вы мне посоветуете? – спросил он. – Подполковник Левитин уверяет, что штурм необходим. А вы мне советуете отменить штурм… Ведь они улетят.

– Поймите… Во-первых, далеко не улетят. Но предположим – штурм состоится. Что в итоге? Пятеро убитых ребят. Вас же во всех газетах грязью обливать будут. И конец вашей карьере.

– Я и так уже… по горло в дерьме, – процедил мэр. – Газетчики постарались.

– Вы меня не поняли. Ситуация критическая… Эта операция спланирована таким образом… В общем, вы проигрываете при любом раскладе. Кстати, насколько я понял, недавний взрыв на Малой Бронной – тоже подкоп под вас. Кто-то даже заранее предупредил журналистов. И я знаю, кто спланировал акцию… Отставной полковник госбезопасности Ветров. Профессионал…

– Но мы должны попытаться освободить заложников, – пробормотал мэр. – Я вас понимаю и готов признать, что вы правы. Но сидеть и ждать – не в моих правилах. Штурм начнется вовремя, и отменять его я не стану. – Немного подумав, он добавил: – И бог с ней, с моей карьерой. Главное – люди…

Дронго понял, что настало время использовать последний шанс.

– Ладно, хорошо, – кивнул он. – Предположим, что все сказанное мною неубедительно, бездоказательно. Но тогда объясните мне: почему они до сих пор держат заложников? Почему тянут время? Ведь нелогично же… Террористы ведут себя иначе. То есть настаивают на скорейшем выполнении их требований.

Мэр задумался. Наконец спросил:

– Вы что же, знаете, почему они медлят?

– Догадываюсь. В аэропорту должны находиться их сообщники. Очевидно, они рассчитывают на них. Возможно, какая-то отвлекающая акция…

– Так-так. – Мэр нахмурился. – Идемте со мной. – Он направился к двери.

Тут Дронго понял. Понял, чем порядочный человек отличается от подонка. Порядочный не станет лгать, не будет изворачиваться, он никого и никогда не подставит. Его можно оболгать, обвинить во всех грехах. Но порядочный человек таковым и останется, и правду в конечном итоге не скроешь.

– Хорошо, согласен… Вы, возможно, правы, – громко сказал мэр. – Но кто за вас поручится?

– Я. – На пороге появился Машков. – Я могу за него поручиться.

– И я, – сказал азербайджанский посол, появившийся в дверях. – Я знаю его много лет.

– Согласен, – кивнул мэр. – Излагайте свой план.

ГЛАВА 36

Даже получив все полномочия, Дронго не торопился. Стрелки на циферблате показывали двадцать минут восьмого. Если Кошкин затягивал до восьми, значит, террористы готовились именно к этому сроку.

Следующие десять минут все сидели как на иголках. Каждую минуту докладывали о перемещениях Малявко, которые фиксировала камера.

Демидов метался по комнате. Наконец остановился – не мог больше ждать. Выскочил из комнаты и подошел к буфетной стойке. Рядом стоял Малявко. Демидов нервничал. И, как всегда, нервничая, почувствовал волчий аппетит. Взял салат, сосиски, горчицу. Начал намазывать ее на хлеб. Вдруг поскользнулся, горчица оказалась на рукаве пиджака Малявко; тот взвизгнул, начал отталкивать Демидова. Полковник смутился, извинился. Малявко же поспешил в туалет почистить пиджак. Остальное было делом техники. Следом за ним в туалет вошли пять оперативников. И повесили на дверях табличку «Ремонт». Минуту спустя Малявко был обезоружен. Ни слова не говоря, Демидов поднес к его уху магнитофон. Нажал на кнопку.

57
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru