Пользовательский поиск

Книга Бремя идолов. Содержание - ГЛАВА 18

Кол-во голосов: 0

– Как вы думаете, почему его убили? – спросил Дронго. Вопрос пришлось почти прокричать, так как музыка вдруг оглушительно взревела.

– Не знаю, – прокричал в ответ Угланов, – возможно, из-за его статей. Говорят, многие журналисты получают деньги, пишут заказные статьи. Может, он не вернул кому-нибудь деньги. Или не написал того, чего от него хотели.

К «его» девушке подошел молодой человек, пригласив на танец. Она отказала ему, продолжая смотреть в его сторону.

– Вы думаете, его убили из-за этого? – спросил Дронго.

– Не знаю, – раздраженно ответил Угланов. – У меня своих проблем хватает, чтобы еще заниматься проблемами каждого журналиста.

– Он встречался с кем-нибудь? Я имею в виду неформальную молодежь.

– Да. С представителями двух или трех клубов. Кажется, трех. У меня записано, но точно не помню.

– Вы можете дать мне их адреса?

– Хотите пойти по его стопам? – усмехнулся Угланов. – Ну-ну, желаю удачи. Только вы напрасно ищете. Я ведь понял, что вы из милиции или из прокуратуры. Убийцы не там. Это все шпана. Они сами могут ограбить и даже прибить человека. Но нанимать убийцу – кишка тонка. Для этого нужны деньги, связи. Ребята на такое не способны. Он ходил в три клуба. Если хотите, я дам адреса. Но уверен – убийц Звонарева нужно искать в другом месте.

Девушка по-прежнему смотрела в их сторону.

– А адреса дайте, – сказал Дронго, – я все же непременно пройдусь по ним.

– Напрасно вы так привязались к этой версии, – нахмурился Угланов, – вы бы поискали виновных среди тех, кто заказывал ему статьи на разных политиков. В России убивают только за большие деньги. А большие деньги – это всегда политика. Детские клубы тут ни при чем.

– О чем еще вас расспрашивал Звонарев? – вернулся к своим вопросам Дронго, как бы игнорируя разглагольствования подполковника. За ними, за его разглагольствованиями, очевидно, просто скрывалось разочарование Угланова и своей деятельностью, и незавидной должностью, на которой он не мог ни выдвинуться, ни отличиться. Наверное, он был прав, и этими подростками должна заниматься милиция. Но в ФСБ полагали, и Дронго знал об этом, что неформальные молодежные объединения – были среди них и откровенно фашистские – должны находиться под негласным контролем контрразведки. С этой целью в группы внедрялась агентура, а офицеры ФСБ почти официально закреплялись за местами «тусовок» таких групп.

«Это комплекс неполноценности, – думал Дронго, – его подтачивает очевидное унижение, которое он вынужден переносить. Подполковник контрразведки, наблюдающий за недорослями. Да ему просто осточертела такая синекура, он мечтает о настоящей работе».

– Спрашивал, конечно, – ответил Угланов. – О самых разных клубах и группах. Его интересовало, как регистрируются клубы, откуда направляются воспитатели. Готовил статью на эту тему. Но она почему-то не вышла. Вместо этого он написал безобидную статью об увлечениях молодых людей различными направлениями в музыке. Короче, о ерунде…

– Искусство – это не ерунда, – усмехнулся Дронго. – Вы так не считаете?

Угланов нахмурился.

– Я ничего не считаю, – сказал он, – у меня есть свое мнение, но я держу его при себе. Здесь я на службе и по долгу службы общаюсь со всякими подонками и мерзавцами.

«А может, я поменял местами причину и следствие, – вдруг подумал Дронго, – и его прислали сюда потому, что он ни на что другое не годен».

– Ясно, – вздохнул он, – мне ваша позиция понятна. – В этот момент снова заиграла музыка, и последнюю фразу ему пришлось прокричать: – А как вы считаете, кроме подонков, здесь кто-то есть?

– Что? – не понял или не услышал Угланов.

– Ничего. – Дронго встал и направился к молодой девушке, которая продолжала вызывающе смотреть на него. В этот момент музыканты заиграли рок-н-ролл, на молодых лицах появились улыбки, юноши и девушки входили в круг.

– Простите, – сказал Дронго, обращаясь к двум парням, сидевшим вместе с ней за столиком, – можно пригласить вашу даму?

Ребята переглянулись и взглянули на соседку.

– Можно, – девушка улыбнулась и протянула ему руку.

«Черт возьми, – подумал Дронго, – сейчас я проверю, какой я молодой. Или какой старый. Оп-ля!»

И он начал «бацать», как говорили в его время, тот самый акробатический рок-н-ролл, мастером которого он был еще двадцать лет назад. Изумленные «крашеные» ребята расступились, глядя на этого чудного дядьку солидной комплекции, который так «клево» отплясывает рок со своей партнершей. Перетанцевать их не смог никто.

ГЛАВА 18

Затаившись, они ждали, пока Малявко спустится вниз. Помощник депутата решительно сел в «Волгу», и машина стремительно выехала с больничного двора.

– Они поехали за нашим магнитофоном, – упавшим голосом сказала Света, – мы не успеем его перехватить.

– Мы можем позвонить, – резонно заметила Римма, бросаясь обратно в палату к Вадиму.

– Приемный час закончен, – попыталась преградить ей дорогу в палату долговязая санитарка с крупным, нависшим над верхней губой носом. Но Римма решительно оттолкнула ее и ворвалась в палату.

– Кривцова? – удивился Вадим. – А я думал, что ты уже уехала. Зачем ты вернулась?

– Как звонить Федору?

– Кому? – изумился Вадим. – Кому ты хочешь звонить?

– Федору Беззубику, фотокорреспонденту вашего журнала.

– Я только что дал его телефон одному человеку. Он тебе позвонит…

– Гражданка, выйдите из палаты, – потребовала занудным голосом санитарка, – выходите, иначе я…

– Ты дал телефон убийце и подлецу, – перебила их Римма. – Это он организовал нападение на тебя. Двое его сообщников, которые тебя били, находились сейчас в «Волге» во дворе больницы. Им разрешают даже заезжать в больничный двор, наверное, у них есть особые пропуска. Мне нужен телефон твоего друга. И как можно быстрее! Иначе его убьют. Да пойми же это!

– Не говори глупостей, – разозлился Кокшенов, – что ты себе позволяешь?

– Уходите, – взяла Римму за руку санитарка, но та вырвалась от нее и крикнула:

– Полтора часа назад убили Николая Николаевича Глебова, нашего главного редактора. Теперь ты понял – они преступники.

– Выходите, – санитарка тащила Римму из палаты.

– Запиши телефон! – крикнул Вадим. – Позвони ему и скажи, пусть спрячет магнитофон и убегает из дома. Я тебя понял. Его телефон…

– Уходите, – санитарка грубо тащила к двери тоненькую Римму.

– Я позвоню, – крикнула она, исчезая за дверью.

В коридоре ее ждала Света.

– Срочно бежим звонить, – Римма взглянула на часы. – Они будут на месте минут через десять. У нас еще есть время. Бежим!

Они поспешили к лифту. Кабина мучительно долго двигалась к ним сверху. Потом так же медленно тащилась вниз. На первом этаже они побежали в приемный покой.

– Где у вас телефон? – кричала Римма. – Срочно нужен телефон!

Они влетели в приемную, напугав медперсонал. Не спрашивая разрешения, подлетели к телефону. Римма набрала номер.

– Ну, – шептала она, – ну, ну…

Никто не поднимал трубку. Очевидно, хозяина не было дома. Римма стала набирать номер мобильного телефона Вадима. Вдруг он услышит. Снова никто не ответил.

– Что делать? – спросила Римма. – Господи, что же теперь делать?

– Вызывай милицию, – твердо сказала Света, – если он дома и спит, то они все равно войдут в его квартиру. А если его нет, сломают замок и войдут. В любом случае они смогут войти.

– Правильно. И если милиция застанет их там, то изымет твой магнитофон. Светка, ты гений. Звони в милицию, я еду туда.

– Одна? – испугалась Света. – Может, тебе не надо…

– Звони в милицию! – крикнула ей, выбегая из приемной Римма.

Она бросилась на улицу в надежде остановить любую машину. Она уже проигрывала несколько минут своим преследователям.

Света, приготовившаяся набрать цифры 02, так и не сумела этого сделать – врач, влетевшая в приемную, вырвала у нее трубку из рук и положила на рычаг.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru