Пользовательский поиск

Книга Записки бандитского адвоката. Содержание - Мобильники

Кол-во голосов: 0

Через несколько дней начался суд. И тут я, к своему удивлению, вижу, что на суд банк откомандировал 25 своих сотрудников – свидетелей!!!

Вот так, ни больше ни меньше. На суде все эти свидетели стали рисовать «страшную картину», что своими действиями мой подзащитный нанес большой ущерб банку, выражающийся в нарушении главного принципа любого банка – так называемой «банковской тайны». Одним словом, термин «банковская тайна» плавно их усилиями превратился в основной козырь обвинения.

На все мои вопросы свидетели твердили одно: «угроза разглашения банковской тайны».

Обидно мне как-то стало. «Грузят моего клиента по максимуму». И вдруг меня словно озарило, и я нашел палочку-выручалочку.

И задал неожиданно вопрос одному из свидетелей:

– Скажите нам, при какой сумме в иностранной валюте ваш банк обязан сообщить в налоговые органы о клиенте, на счету которого эта сумма находится?

Растерялся свидетель. Думает, отвечать или нет. Но здесь вступил судья и напомнил, что свидетель обязан отвечать на вопросы.

Тот нехотя сказал:

– Если на счету клиента сумма свыше 10 тысяч долларов, мы обязаны сообщить в налоговые органы.

– Вот видите, – обратился я к судье, – нет никакой банковской тайны, раз банк обязан по закону сообщить об этом и тем самым все же раскрыть свою «банковскую тайну».

Дальше я поставил под сомнение видеозапись обмена денег на дискету (запись была переписанной плюс хранилась как вещдок неотпечатанной). Одним словом, фортуна повернулась к нам лицом.

Но до полной победы еще очень далеко. Дело это суд отправил на доследование. Так что мы еще поборемся. А когда дело закончится, то я постараюсь о нем рассказать.

Мобильники

С мобильными телефонами тоже возникают проблемы.

Мобильники сейчас имеют все – правоохранительные органы, бандиты и адвокаты, но каждый их использует по-своему. Поэтому мы остановимся на наиболее характерных случаях использования этой техники участниками криминальных отношений.

Использование телефонов дает много удобств, но с другой стороны, всегда есть возможность прослушивания.

Официальным поводом для санкционированного прослушивания телефонных разговоров может быть возбуждение уголовного дела. Для этого по ходатайству следственных органов с санкции суда осуществляется прослушка телефонных разговоров. Она может осуществляться до шести месяцев, в зависимости от поставленных целей и собранной информации. В отдельных случаях, например, по делу вора в законе Павла Захарова, известного под кличкой Цируль, прослушка велась более шести месяцев, по делу бывшего и. о. генерального прокурора Алексея Ильюшенко разговоры слушались правоохранительными органами более девяти месяцев, что нашло отражение в более чем десяти томах уголовного дела, касающихся телефонных разговоров.

Меня как адвоката, ведущего одно из уголовных дел, которое было возбуждено Следственным комитетом РФ, поразила прослушка телефонных разговоров одного клиента – Марика К., известного в криминальном мире под кличкой Марчелло. Формально Марик подозревался в совершении преступлений, связанных с наркотиками. Но на самом деле правоохранительные органы интересовались прежде всего его контактами с криминальной средой. Среди абонентов Марика были такие известные личности, как Паша Цируль, Шурик Захаров и Вячеслав Слива. Также велись разговоры с Япончиком и многими другими известными криминальными авторитетами.

Безусловно, следственные органы, а также оперативников прежде всего интересовала информация о том, что творилось в криминальном мире, какая наблюдалась расстановка сил, какие намечались разборки, стрелки. Хотя когда мне удалось ознакомиться с уголовным делом, то 8 томов уголовного дела, связанного с употреблением и распространением наркотиков, занимали именно записи прослушанных телефонных разговоров.

Хотя абоненты и пытались «шифроваться», но догадаться, о чем велась речь, даже непосвященному было нетрудно. В основном речь действительно касалась криминальной жизни столицы, определенной расстановки криминальных сил.

Не секрет, что переговоры многих криминальных личностей прослушиваются. Для этого совершенно необязательно, чтобы на них было возбуждено конкретное уголовное дело. Достаточно возбуждения так называемого оперативного дела, а это может сделать практически любой оперативник в целях первоначального сбора информации, которая в итоге должна послужить основанием для возбуждения уже уголовного дела. На самом же деле, опять же через органы ФАПСИ, оперативные работники прослушивают разговоры очень многих известных криминальных авторитетов, собирая при этом ценнейшую информацию. А если за кем-то еще осуществляется и так называемое оперативное наблюдение, иными словами слежка, то наивно полагать, что человек, который едет на автомобиле, а на хвосте у него находятся оперативные работники из какого-либо ведомства правоохранительных служб, защищает себя от несанкционированного прослушивания телефонных разговоров, если он останавливает свою машину у телефонной будки и звонит с обычного телефона-автомата. Сейчас во многих машинах оперативного использования правоохранительные службы используют специальные приборы для прослушки с расстояния 25—50 метров, для сканирования и прослушки разговоров из любого телефонного аппарата, включая обычные телефонной будки.

Аналогичная прослушка осуществляется и при использовании мобильных телефонов.

Сейчас в Москве действует несколько станций сотовой связи. Все сотовые телефоны правоохранительные органы научились достаточно успешно прослушивать. Более того, существует специальный прибор, с помощью которого через специальные радары можно установить местонахождение абонента, пользующегося мобильным телефоном, что часто являлось основанием для задержания многих криминальных авторитетов именно в момент их переговоров.

Использование мобильных телефонов является своеобразным локатором установки конкретного местонахождения абонента. Оно имеет и еще один минус. Говорят, что даже если телефон выключен, но работает в режиме ожидания, то и в этом случае он является прекрасным радиопередатчиком, позволяющим прослушивать разговоры между лицами, рядом с которыми находятся такие телефонные аппараты. Это лишь слухи, пока еще официального подтверждения они не получили. Но, участвуя в одном уголовном деле, мне удалось установить, что один мой клиент сказал, что оперативники практически дословно пересказали один из его разговоров с криминальным авторитетом.

При этом мой клиент прекрасно помнил, что телефоны у них были отключены, лежали на столике в кафе, где они встречались, но находились в режиме ожидания. Отсюда можно сделать вывод, что подобная практика прослушивания все же существует.

Наивно полагать, что санкционированной прослушкой разговоров занимаются только правоохранительные органы. Это далеко не так. Сейчас, как свидетельствует практика, прослушиванием телефонных разговоров занимаются некоторые сыскные и охранные агентства, часть из которых создавалась выходцами из соответствующих отделов правоохранительных органов – КГБ и МВД – и оформилась в самостоятельные независимые подразделения, работающие на коммерческой основе.

Поэтому часто, если объектом прослушки является какой-либо коммерсант, банкир или представитель криминальных кругов, эти агентства без труда установят круг его общения и запишут все его телефонные разговоры, как с обычного, стационарного телефона, так и с мобильного.

Прослушиванием телефонных разговоров могут заниматься и соответствующие криминальные круги. Известно, что представители криминальных группировок имеют соответствующие сканирующие устройства, которые позволяют с определенного расстояния без труда прослушивать разговоры по мобильным телефонам. Говорят, все эти сканеры и прослушки можно без труда купить на Митинским рынке. Правда, в системе МВД недавно создано специальное подразделение «Р» для работы в области высоких технологий.

56
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru