Пользовательский поиск

Книга Записки бандитского адвоката. Содержание - Сильвестр

Кол-во голосов: 0

Лешу-Солдата даже бывшие члены ОПГ не могли ни описать, ни назвать места его возможного пребывания. Выйти на след неуловимого Кузьмина удалось лишь в 2005 году, когда он начал интересоваться научно-производственным объединением (НПО) «Физика». Этому НПО принадлежит 15-этажное здание на Варшавском шоссе, которое привлекло внимание одной из бизнес-структур, созданной некогда ореховскими. Помочь «деловым партнерам» в разрешении имущественного спора вызвался Кузьмин с двумя помощниками.

Они установили слежку за руководством НПО, начали прослушивать телефонные разговоры менеджеров. Но одновременно бандиты попали в поле зрения оперативников 1-го отдела МУРа. Позже оперативники выяснили, что в спор за здание на Варшавке вмешался тот самый неуловимый киллер ореховских, которого безуспешно разыскивают уже много лет. Задержали Солдата и его людей на квартирах, которые они снимали в Мытищинском районе Подмосковья. Там же было обнаружено большое количество спецтехники, два автомата Калашникова, пистолеты и около тысячи патронов.

В декабре 2007 года в Мосгорсуде начался процесс по делу Алексея Кузьмина и его сообщников.

Сильвестр

Сергей Тимофеев принадлежал к новой плеяде российских преступных авторитетов, которых вынесла на вершину жизни перестройка. Родившись в глухой деревушке Клин Новгородской области в июне 1955 года, Тимофеев в 1975 году по лимиту перебрался в Москву. Здесь он поселился в новом микрорайоне Орехово-Борисово в стандартном общежитии, а работал спортивным инструктором в управлении жилищно-коммунального хозяйства Главмосстроя. Свободное время проводил в компании ореховской шпаны, где вскоре стал одним из лидеров. Отметим, что, будучи спортсменом, Тимофеев вел достаточно здоровый образ жизни и усиленно «качался», за что и получил прозвище Сильвестр (Сталлоне).

С началом кооперативного движения в стране перед «командой» Сильвестра открылись новые горизонты: они занялись рэкетом, а также подчинили себе наперсточных шулеров на Юге и Юго-Западе Москвы. Под их контроль перешли рестораны и многие коммерческие структуры. В 1989 году, когда разразилась война с чеченской общиной, «команда» Сильвестра объединилась с солнцевской группировкой. После этого Сильвестр получил в свое владение нечетную сторону Ленинского проспекта. Свой первый арест Сильвестр пережил осенью 1989 года и два года провел под следствием в Бутырском СИЗО.

После выхода на свободу Сильвестр начал активно заниматься легальным бизнесом, для чего зарегистрировал сеть офшорных компаний на Кипре. К тому времени его авторитет в преступном мире страны стал настолько высок, что с ним поддерживали связь такие авторитеты, как Роспись, Петрик, Япончик и другие.

По некоторым сведениям, в то время несколько «славянских» воров предложили Сильвестру стать вором в законе, однако по неизвестной причине он отказался. После убийства Отари Квантришвили многие авторитеты стали считать Сильвестра лидером всего преступного мира столицы.

13 сентября 1994 года в центре Москвы был взорван автомобиль «Мерседес-600», в салоне которого находился знаменитый преступный авторитет Сильвестр.

Торжественные похороны состоялись на Хованском кладбище. В последний путь Тимофеева провожали свыше трехсот воров в законе и криминальных авторитетов.

Моя первая встреча с Сильвестром произошла еще в 1988 году, когда я работал юристом в кооперативе «Конкорд», руководителем которого был Григорий Лернер, впоследствии также ставший легендой криминального мира.

В конце рабочего дня я сидел в приемной и читал текст договора, который нужно было срочно проверить. Наш офис находился на Садовнической набережной на первом этаже двухэтажного старого здания. В офисе, кроме меня, Лернера и секретарши Ирины, никого не было. Неожиданно в помещение кооператива вошли трое крепких парней, одетых в спортивные брюки и кожаные куртки. Я сразу догадался, что это рэкетиры. Двое парней остались в приемной, а один, как позже выяснилось – Сильвестр, – бесцеремонно прошел в кабинет Лернера. Я понял, что рэкетиры приехали за деньгами. Такие визиты в то время не были редкостью. В приемной воцарилась тишина. Мы с Ириной продолжали сидеть, а незваные гости заняли места у входной двери. Наступила неприятная пауза. Я заволновался, прекрасно понимая, чем может закончиться такой визит. Ирина тоже нервничала. Ожидание затянулось. И только спустя два часа дверь кабинета Лернера открылась. На пороге стояли сам Лернер и Сильвестр.

Мы замерли. Первым молчание нарушил Сильвестр, обратившись к своим боевикам:

– Братва. Это Гриша. Мы теперь с ним работаем. Срочно нужно завтра ему привезти все наши общаковские бабки. Давай, Гриша. До завтра. Береги себя.

Я понял, что Сильвестр приехал к Лернеру за деньгами на «подогрев» братвы. А получилось так, что Гриша сам его развел, пообещав «прокрутить» деньги. В дальнейшем Лернер стал главным финансистом и партнером Сильвестра.

Моя вторая встреча с Тимофеевым состоялась в 1994 году, за несколько месяцев до его гибели. К тому времени погиб Отари, и Сильвестр, по существу, являлся одним из самых влиятельных лидеров.

С одним из курганских авторитетов мы сидели в баре гостиницы «Славянская» и обсуждали его коммерческий проект. Неожиданно в зале появился мужчина средних лет в сопровождении охраны.

– О, – сказал Витя, – Сильвестр прибыл!

Тимофеев был одет в добротное кашемировое черное пальто, из-под которого виднелись черный двубортный костюм из дорогой ткани и черная водолазка. Его сопровождали шестеро охранников, которые были с Дальнего Востока.

Сильвестр молча подошел к столику, поприветствовал Витю, они обнялись. Сильвестр сел за наш столик, а охрана – за соседние. Сильвестр медленно вытащил из кармана пальто миниатюрную рацию, мобильный телефон и с пристальным вниманием осмотрел присутствующих в зале. Из-за многих столиков его приветствовали, подходили к нему, целовались, обнимались, протягивали руку, приглашали пересесть к ним. Однако сам Сильвестр никому не предлагал присоединиться к нашей компании. Между Витей и Сильвестром началась беседа, связанная с какими-то коммерческими вопросами. Я понял, что становлюсь лишним в этой беседе, и, извинившись, пересел за соседний столик, к охранникам Сильвестра. Я познакомился с ними – это были Александр Циборовский и Вадик Романюк. Впоследствии они стали моими клиентами.

Сильвестр просидел в баре недолго, вскоре, попрощавшись, он вышел. Охранники последовали за ним.

В день своей гибели Сильвестр приехал на встречу в акционерный коммерческий банк «Барн», расположенный на 3-й Тверской-Ямской улице. С ним было всего два телохранителя. Однако машина постоянно находилась под наблюдением – таково было одно из условий работы с Сильвестром. Как вспоминал потом Александр Циборовский, бомба могла быть заложена в машину, когда она находилась на мойке. По оценкам специалистов ФСБ, масса тротилового заряда, прикрепленного к днищу автомобиля, равнялась 400 граммам. Взрыв произошел, как только Сильвестр сел в машину и начал разговаривать по телефону.

Циборовский категорически отвергал версию, что Сильвестр, как писали многие, сам инсценировал свою смерть и погиб его двойник. За полчаса до его гибели с Сильвестром общалось как минимум человек двадцать, которые сразу бы распознали двойника.

Охрана Сильвестра перешла в другие группировки, и через год, в июне, я защищал Циборовского и Романюка, которые проходили по уголовному делу, связанному с перестрелкой на пляже в Строгине. Тогда мне удалось их вытащить из-под ареста и прекратить дело за недоказанностью. Позже я узнал, что Александр Циборовский погиб при невыясненных обстоятельствах, а Вадик Романюк вернулся на Дальний Восток.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru