Пользовательский поиск

Книга Записки бандитского адвоката. Содержание - Отари Квантришвили

Кол-во голосов: 0

Отари Квантришвили

В начале 90-х годов журналисты, скорее всего, с подачи правоохранительных органов, представляли Отари Квантришвили как одиозную личность, этакого дона Карлеоне, «крестного отца» криминального мира столицы. Сам Квантришвили и не думал опровергать подобные оценки, чем только подливал масла в огонь. Он не отрицал своего знакомства с крупными фигурами криминальной элиты, которых знал чуть ли не со времен своей юности.

Частые его появления на экране телевизора, на светских тусовках и крупнейших спортивных мероприятиях делали его имя еще более популярным.

Однако у Квантришвили были солидные знакомства и среди политиков, генералов правоохранительных органов и звезд эстрады. Наверное, близкие знакомства с генералитетом МВД толкнули Квантришвили вступить в открытый конфликт с одной из самых могущественных фигур ГУВД генералом Владимиром Рушайло, тогдашним начальником Московского РУОПа.

Квантришвили пришел к Рушайло просить за какого-то знакомого, против которого было возбуждено уголовное дело. Разговор пошел не так, как планировал Квантришвили. Рушайло не только отказал в просьбе, но даже напомнил Квантришвили о его тесных связях с криминальным миром, вероятно, ссылаясь на данные своих оперативных разработок. Вот тогда Отари Квантришвили неудачно намекнул, что, дескать, генералу не помешало бы подумать о безопасности своих детей. Эта информация немедленно просочилась во все СМИ, и разразился скандал.

В те дни я еще не занимался защитой по уголовным делам, а специализировался по правовому обслуживанию бизнесменов. Один из них, Герман К., обратился ко мне с просьбой сопровождать его на встречу с Отари Квантришвили. Основная цель визита заключалась в том, чтобы получить протекцию на организацию вещевого рынка на одном из объектов спорткомплекса «Олимпийский». Крытые вещевые рынки тогда было очень выгодно открывать, а предприниматель знал, что Квантришвили близко знаком с генеральным директором спорткомплекса Дробинским.

Однако меня весьма удивило, что, не будучи близко знакомым с Квантришвили, предприниматель надеется на встречу с ним. Но Герман мне разъяснил, что все «схвачено», его «крыша» контактирует с Отари и уже договорилась о встрече, которая к тому же состоится в его загородном доме в поселке Успенское. А это, по его словам, говорило о доверительных отношениях людей Германа с Отари.

Однако все произошло по-другому. В назначенный день и час мы были у Центрального телеграфа на улице Горького и ждали людей Германа, которые должны были сопровождать нас. Герман держал тонкую папочку, где были все необходимые бумаги.

– Почему ты не взял с собой портфель? – удивленно спросил я. – Ты же его специально покупал для этой встречи.

– Мне порекомендовали не брать с собой ни «дипломатов», ни портфелей, – ответил Герман.

Ровно в назначенное время к нам подошли люди Германа, представители его «крыши», и мы пошли в сторону центра. Однако никто не собирался везти нас за город, и по дороге люди Германа сказали, что встреча состоится в одном из офисов Квантришвили. Я знал, что у Квантришвили, как одного из руководителей «Ассоциации XXI век», был офис в спорткомплексе «Олимпийский», в гостинице «Космос». Но тут мы вдруг оказались в здании гостиницы «Интурист». Наши спутники кивнули двум людям в холле и сказали нам, чтобы дальше мы шли одни и поднялись на лифте на двадцатый этаж. А сами сразу же исчезли.

На двадцатом этаже нас уже ждали три охранника. У одного в руках была рация, у другого – небольшой металлоискатель, которым он ловким движением провел по нашим карманам. Одобрительно кивнув, третий охранник пошел провожать нас до офиса, а его напарник по рации передал о нашем прибытии.

Признаться, я даже как-то невольно заволновался, ведь мне впервые предстояла встреча с человеком, из которого в последнее время делали «крестного отца» мафии. Да еще казалось, что Квантришвили примет нас высокомерно и холодно, ведь мой знакомый бизнесмен не входил в предпринимательскую элиту. Вскоре мы вошли в гостиничный номер, нас встретила секретарша и предложила нам немного подождать.

Офис Квантришвили представлял собой двухэтажный номер люкс, обставленный дорогой мебелью.

Вскоре появился сам Квантришвили – он медленно спускался по лестнице со второго этажа. Это был высокий, солидный мужчина. Ворот его светлой рубашки был расстегнут и обнажал мощную и толстую шею.

Он подошел к нам, приветливо поздоровался, присел напротив нас и стал слушать Германа. Ничего похожего на «крестного отца» и вообще на мафиози я в нем не заметил.

Нашу беседу постоянно прерывали телефонные звонки. Отари Витальевич вежливо отвечал на них, иногда делал какие-то пометки в своей записной книжке. Наконец, поняв, что в такой обстановке невозможно вести переговоры, попросил секретаршу:

– Минут десять меня ни для кого нет.

– Ни для кого? – неуверенно переспросила секретарша.

– Да, кроме… сама знаешь кого.

Наконец Герман объяснил суть своего проекта, но мне показалось, что Квантришвили совершенно им не заинтересовался, хотя и не показал виду. Он только сказал, что обязательно переговорит со спортивным и городским начальством.

Провожая нас до двери, он вдруг обратился к Герману:

– Я обязательно вам помогу. Вот только улажу одну проблему и займусь вами.

Я подумал, что проблема наверняка была связана с Рушайло.

Когда мы спустились на первый этаж, то не обнаружили никого из наших провожатых, а на улице не оказалось и наших спутников. Мы сделали несколько шагов и хотели было свернуть к машинам, как вдруг нас кто-то тихо окликнул:

– Молодые люди! Одну минуточку!

Перед нами стояли двое в штатском. Нетрудно было понять, конечно, что оперативники. Один из них показал нам удостоверение. На «корочке» я прочел: «ГУВД, РУОП».

– Давайте пройдем с нами и поговорим, – сказал один из них.

Встреча с оперативниками не показалась мне уж очень неожиданной. Когда мы сели в машину, я осторожно спросил:

– А что, на Шаболовку поедем?

– Нет, почему же сразу на Шаболовку?

– А вы что, бывали у нас? – поинтересовался другой.

Я отрицательно покачал головой.

– Есть тут укромное местечко для разговора.

Через несколько минут мы подъехали к соседнему отделению милиции. Оперативники уверенно прошли мимо дежурного, только кивнув ему. Открыв своим ключом один из кабинетов, они предложили нам войти. Они сразу стали интересоваться, кто мы такие, взяв на проверку наши документы. Мы робко поинтересовались, а в чем причина такого внимания.

– Просто проверка документов, ищем людей, которые находятся в розыске. Вот вас сейчас проверим и отпустим, – сказал один из оперативников.

«Пробив» по ЦАБу наши документы и не обнаружив ничего подозрительного, они вернули их нам. И тогда начался разговор.

– Молодые люди, не посвятите ли вы нас в причину вашего визита к одной известной личности? – спросил оперативник.

– Кого вы имеете в виду? – спросил я.

– Отари Квантришвили, конечно!

– А это что, допрос? – вступил в разговор Герман.

– Нет, просто беседа, не более того, – ответили они.

Поняв, что ссориться с ними не стоит, да и особой тайны в его коммерческих планах нет, Герман коротко рассказал, что встреча имела отношение к бизнесу.

Тогда оперативники поинтересовались, не брал ли Квантришвили с нас денег. И узнав, что нет, выпустили, даже не извинившись.

С бизнесом, правда, у Германа ничего не получилось, так как городские власти стали категорически возражать против идеи рынка. Спустя некоторое время, 5 апреля 1994 года, Квантришвили был убит. Убийство тогда приписывали Солонику. А многие представители криминального мира сходились во мнении, что к его гибели причастны спецслужбы.

Через 12 лет, в 2006 году, Мосгорпрокуратура объявила о раскрытии одного из самых громких дел 90-х, – заказного убийства «авторитетного» бизнесмена Отари Квантришвили. Застрелили его по приказу тогдашнего лидера ореховской группировки Сергея Тимофеева (Сильвестр). Непосредственным исполнителем преступления являлся бывший военнослужащий Алексей Кузьмин (Леша-Солдат).

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru