Пользовательский поиск

Книга Запах соли, крики птиц. Страница 23

Кол-во голосов: 0

— Но…

Протесты Ханны прервали прижавшиеся к ее губам губы. Последовавшая за этим капитуляция была ей слишком хорошо знакома. Ее попытки поговорить всегда заканчивались одинаково. Ханна ощущала его руки по всему телу. Они оставляли после себя пылающие следы, и она почувствовала, что у нее выступают слезы. В них содержались все годы напряжения, стыда и страсти. Ларс стал жадно слизывать слезы, его язык оставлял на ее щеках влажные пятна. Она попыталась отвернуться, но его любовь, его голод были повсюду и не давали ей высвободиться. Под конец она сдалась. Очистила голову от всех мыслей, от всего прошлого, стала отвечать на его поцелуи, повисла на нем, прижалась к нему всем телом. Они сорвали друг с друга одежду и рухнули на кухонный пол. Откуда-то издалека до нее донесся собственный крик.

Вслед за этим она всегда чувствовала себя одинаково опустошенной. И потерянной.

— Патрик казался ужасно подавленным, когда вчера пришел домой. — Анна испытующе посмотрела на Эрику, которая старалась сконцентрироваться на дороге.

Эрика вздохнула.

— Да, он не в лучшей форме. Я попыталась поговорить с ним, когда отвозила его утром на работу, но он был не особо разговорчив. Мне уже доводилось видеть у него такое выражение лица. Он над чем-то бьется, что-то на работе не дает ему покоя. Остается только дать ему время, рано или поздно он расскажет.

— Мужчины, — произнесла Анна, и на ее лицо набежала тень.

Эрика заметила это уголком глаза и сразу почувствовала тяжесть в желудке. Она жила в постоянном страхе, что сестра вновь впадет в апатию, утратит проснувшийся интерес к жизни. Однако на этот раз Анне удалось отделаться от мыслей о пережитом аде, от воспоминания, которое часто и упорно пыталось завладеть ее мыслями.

— Это связано с той аварией? — спросила она.

— Думаю, да, — ответила Эрика, осматриваясь перед тем, как выехать на кольцевую развязку. — Он, во всяком случае, сказал, что они разбираются с какими-то неясностями, связанными с этой аварией, и что она ему о чем-то напоминает.

— О чем же? — с любопытством спросила Анна. — О чем может напоминать автомобильная авария?

— Не знаю. Больше он ничего не сказал. Но сегодня он собирается продолжить расследование, хочет попробовать докопаться до сути.

— Подозреваю, что тебе не представилось случая показать ему наш список?

Эрика засмеялась.

— Да, у меня рука не поднялась показывать ему список, когда он в таком настроении. Попробую как-нибудь аккуратно подсунуть на выходных.

— Отлично, — одобрила Анна, которая без особого приглашения взяла на себя роль основного распорядителя и руководителя свадебной церемонии. — Главный пункт, на который ты должна ему указать, это его одежда. Мы, конечно, сегодня посмотрим, и ты сможешь отобрать то, что захочешь, чтобы он померил, но саму примерку без него будет осуществить довольно трудно.

— Да, но с одеждой Патрика все как-нибудь устроится. Меня гораздо больше беспокоит моя собственная, — мрачно сказала Эрика. — Ты думаешь, в магазине для новобрачных имеется отдел с размерами XL?

Она свернула на парковку возле автобусного вокзала Кампенхоф и отстегнула ремень. Анна проделала то же самое и повернулась к Эрике:

— Не волнуйся, ты будешь выглядеть потрясающе. Мы сейчас это организуем! А за шесть недель ты успеешь сбросить массу килограммов. Все будет просто супер!

— Поверю, когда увижу это своими глазами, — отозвалась Эрика. — Подготовься к тому, что тебя ожидает не самое приятное развлечение.

Она заперла машину и вместе с сидящей в коляске Майей двинулась по направлению к торговой улице. Магазин свадебной одежды располагался на одной из маленьких поперечных улочек, и Эрика заранее позвонила туда, чтобы удостовериться, что он открыт.

До самого магазина Анна больше ничего не говорила. При входе она стиснула руку Эрики, пытаясь вселить в ту немного энтузиазма. Они ведь шли искать свадебное платье!

Закрыв за собой дверь, Эрика сделала глубокий вдох. Кругом белым-бело — тюль, кружева и паетки. К ним вышла маленькая, сильно накрашенная дама лет шестидесяти.

— Пожалуйста, проходите, — защебетала она, всплеснув руками от умиления.

Эрика цинично подумала, что, судя по тому, как им обрадовалась хозяйка магазина, здесь явно бывает не так уж много покупателей.

Анна вышла вперед и взяла командование в свои руки.

— Мы ищем свадебное платье для моей сестры. — Она указала на Эрику, и дама вновь всплеснула руками.

— О, как замечательно, вы выходите замуж?

«Нет, мне просто хочется иметь свадебное платье. Для собственного удовольствия», — сердито подумала Эрика, но оставила комментарий при себе.

— Они женятся на Троицу, — поспешно вступила в разговор Анна, словно услышавшая мысли Эрики.

— Ой, неужели? — испуганно произнесла дама. — Тогда надо торопиться, торопиться. Осталось чуть больше месяца, ой, ой, нельзя сказать, что вы побеспокоились заблаговременно.

Эрика снова проглотила язвительный комментарий и почувствовала, как на руку легла успокаивающая рука Анны. Дама помахала им, приглашая зайти в глубь магазина, и Эрика с сомнением последовала за ней. Ситуация казалась ей такой… странной. Правда, она раньше никогда не заглядывала в магазины свадебной одежды, и непривычное ощущение вполне могло объясняться именно этим. Эрика стала осматриваться, и у нее буквально закружилась голова. Как, скажите на милость, она сможет найти себе платье среди этого белоснежного царства?!

Анна вновь почувствовала ее настроение. Она указала на кресло и велела Эрике в него сесть. Майю пристроили на полу.

— Может быть, вы покажете сестре несколько разных вариантов, — предложила Анна солидным голосом. — Только без множества всяких рюшечек. Что-нибудь простое и классическое. Правда, желательно с какой-нибудь оригинальной деталью. Я права? — Она вопросительно взглянула на Эрику, которая не смогла сдержать улыбку. Анна знала ее вкусы чуть ли не лучше ее самой.

Одно за другим стали выезжать платья. Эрика то мотала головой, то кивала. Под конец на вешалке оказалось пять платьев, которые предстояло примерить. В примерочную Эрика зашла с тяжелым сердцем. Как она ненавидит это занятие! От вида собственного тела в трех ракурсах одновременно, да еще в лучах безжалостных ламп, высвечивавших все, что тщательно скрывалось под зимней одеждой, у нее встали дыбом волосы. В прямом и в переносном смысле, подумала Эрика, отметив, что следовало бы кое-где пройтись бритвой. Ладно, теперь уже поздно. Она осторожно надела первый наряд — платье-чехол без бретелек. Пытаясь застегнуть молнию, Эрика поняла, что ничего хорошего ждать не стоит.

— Как дела? — прокричала из-за занавески дама голосом, полным энтузиазма. — Вам помочь с молнией?

— Пожалуй, да, — ответила Эрика, неохотно выходя из примерочной.

Она повернулась к ним спиной, чтобы дама могла застегнуть молнию, а потом сделала глубокий вдох и посмотрела на себя в большое зеркало. Безнадежно, совершенно безнадежно. На глазах выступили слезы. Не такой она видела себя в роли невесты. В мечтах она всегда представала изумительно стройной, с упругим бюстом и сверкающей кожей. Фигура, смотревшая на нее из зеркала, походила на женский вариант Бибендума:[17] на талии отчетливо выделялись складки жира, кожа была по-зимнему поблекшей и уж никак не сверкала. Лиф платья к тому же выдавил под мышками какие-то странные колбаски из жира под кожей. Вид был чудовищный. Она проглотила слезы и вернулась в примерочную.

Каким-то образом ей удалось расстегнуть молнию без посторонней помощи и выбраться из платья. Следующее. Его Эрика надела совершенно самостоятельно и вышла к Анне и хозяйке магазина. На этот раз она не сумела скрыть свои чувства и отчетливо увидела в зеркале, как у нее подрагивает нижняя губа. Эрика раздраженно смахнула выступившие слезинки тыльной стороной ладони. Ей не хотелось публично плакать и позориться, но сдержать свою реакцию она не могла. Это платье тоже выглядело на ней плохо. Оно было, как и первое, простого кроя, но с большим воротником, что, по крайней мере, прикрывало складки под мышками. Однако главную проблему составлял живот. Она просто ума не могла приложить, как настолько обрести форму, чтобы чувствовать себя в день свадьбы красивой. Ведь это должен быть праздник. Она ждала его всю жизнь. Ей представлялось, как она будет перебирать, отвергать и примерять одно за другим великолепные свадебные платья, как к ней обратятся восхищенные взгляды, когда жених поведет ее к алтарю. В мечтах она всегда выглядела в день свадьбы как принцесса. По щекам скатилось еще несколько слезинок, Анна подошла к ней и положила руку ей на плечо.

вернуться

17

Бибендум — надувной человечек, символ французской компании «Мишлен», производящей шины.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru