Пользовательский поиск

Книга Запах соли, крики птиц. Содержание - ~~~

Кол-во голосов: 0

Когда они выворачивали на дорогу, он мельком взглянул на сестру. Потом взял ее за руку. Они двинулись в путь.

~~~

Патрик вывел на экран компьютера список владельцев собак и снова его тщательно просмотрел. Он уже проинформировал Мартина и Мельберга о том, что им с Йостой удалось узнать на острове, и попросил Мартина позвонить в Уддеваллу и поторопить со сведениями о близнецах. Никаких других зацепок для дальнейших действий у них на данный момент не имелось. Он получил доступ ко всем документам, касающимся ДТП, в котором Эльса Форселль убила Сигрид Янссон, но не обнаружил в них никакого нового следа.

— Как продвигается дело? — спросил Йоста, заглядывая в дверь.

— Паршиво, — ответил Патрик, отбросив ручку. — Пока мы не узнаем что-нибудь новое о детях, будем топтаться на месте. — Он вздохнул, запустил руки в волосы, а затем сцепил их на затылке.

— Я могу чем-нибудь помочь? — робко поинтересовался Йоста.

Патрик посмотрел на него недоверчиво: не часто случалось, чтобы Йоста приходил просить задание. Патрик на минуту задумался.

— Мне кажется, будто я просмотрел список владельцев собак уже сотню раз. Но никакой привязки к нашему делу так и не нашел. Может, проверишь еще разок? — Патрик бросил Йосте дискету, и тот ловко ее поймал.

— Конечно.

Через пять минут Йоста вернулся с озадаченным выражением лица.

— Ты что, случайно стер одну строку? — спросил он, укоризненно глядя на Патрика.

— Стер? Нет, как это?

— Потому что когда я составлял список, там было сто шестьдесят имен. А теперь их только сто пятьдесят девять.

— Спроси у Анники, ведь это она соединяла имена с адресами. Может, она случайно одно удалила?

— Хм, — скептически произнес Йоста и пошел к Аннике. Патрик встал и отправился следом.

— Сейчас проверю, — сказала Анника и принялась искать таблицу у себя в компьютере. — Мне тоже кажется, что строк было сто шестьдесят. Такая симпатичная круглая цифра. — Она стала перебирать папки, пока не нашла то, что искала.

— Ага, сто шестьдесят, — сказала она, поворачиваясь к Патрику с Йостой.

— Тогда я ничего не понимаю, — удивился Йоста и посмотрел на дискету, которую держал в руке.

Анника взяла дискету, вставила ее в компьютер, открыла документ и выложила его рядом со своей таблицей, чтобы они смогли сравнить. Когда появилось недостающее на дискете имя, Патрик почувствовал, что у него в голове что-то щелкнуло. Он развернулся, помчался по коридору к себе в кабинет и встал перед картой Швеции. Потом принялся одну за другой рассматривать булавки, отмечавшие места проживания жертв, и то, что до сих пор представлялось ему неясным рисунком, стало проступать все отчетливее. Йоста с Анникой, в недоумении последовавшие за ним, совершенно растерялись, увидев, что Патрик выгребает бумаги из ящика письменного стола.

— Что ты ищешь? — спросил Йоста, но Патрик не ответил.

Бумаги вылетали одна за другой и ровным ковром распространялись по полу. В последнем ящике он обнаружил то, что искал. Выпрямившись, он с напряженным выражением лица принялся читать документ, периодически вкалывая в карту новые булавки. Медленно, но уверенно у каждого выделенного места возле старой булавки стала появляться новая. Закончив, Патрик обернулся.

— Теперь я знаю.

В конце концов Дан сделал первый шаг — связался с маклером. Фирма, в которую он обратился, располагалась на противоположной стороне улицы, и он решил позвонить по номеру, который ежедневно видел из окна кухни. Стоило только запустить колесо, как все покатилось на удивление легко. Снявший трубку парень сказал, что может сразу прийти посмотреть дом. Дану это идеально подходило, поскольку ему не хотелось лишних проволочек.

Продажа дома представлялась ему теперь делом уже не столь тягостным. В результате бесед с Анной и ее рассказов обо всех ужасах, которые ей довелось пережить с Лукасом, его попытки цепляться за дом стали, по правде говоря, казаться довольно… смешными. Какая разница, где он живет? Главное, чтобы дочери приходили его навещать. Чтобы он мог обнимать их, иногда утыкаться носом им в затылки и слушать их рассказы о прошедшем дне. Остальное не играет никакой роли. Возврат к семейной жизни с Перниллой исключен — это Дан понимал уже давно, но не был готов разбираться с последствиями. Теперь же настало время решительных перемен. У Перниллы своя жизнь, у него — своя. Он лишь надеялся, что они когда-нибудь опять сумеют достичь той дружбы, на которой в былые времена строился их брак.

Его мысли перенеслись к Эрике. До ее свадьбы оставалось всего два дня. Это в каком-то смысле тоже получалось удачно — она начинает новую жизнь одновременно с тем, как он предпринимает решительный шаг. Дан искренне радовался за нее. С тех пор как они существовали вместе, прошло так много времени — тогда они были молодыми, совсем другими людьми. Но дружба выдержала испытание годами, и он всегда желал ей именно этого — детей, мужа, венчания в церкви, о котором, как он знал, она всегда мечтала, хоть и не признавалась. И Патрик ей прекрасно подходит. Земля и воздух. Именно так он их себе представлял. Патрик твердо стоит на земле, стабилен, разумен, спокоен. А Эрика — мечтательница, вечно витает в облаках, но вместе с тем обладает мужеством и умом, не позволяющими ей воспарить слишком высоко. Они действительно подходят друг другу.

И Анна. В последнее время он много думал о ней — о младшей из двух сестер, которую Эрика всегда опекала и считала слабой и слишком мечтательной, в то время как себя — практичной. Смешно просто. В последние недели, за которые он успел хорошо узнать Анну, Дан все отчетливее понимал, что на самом деле все обстоит строго наоборот. Практичной, умеющей трезво оценивать действительность из них двух была Анна — если и не изначально, то, во всяком случае, годы, проведенные с Лукасом, сделали ее такой. Дан пришел к выводу, что Анна просто не хочет лишать Эрику иллюзий. Возможно, она осознает потребность той ощущать себя человеком, за все отвечающим и неустанно заботящимся о младшей сестре. В каком-то смысле так оно и есть, но в то же время она часто недооценивает Анну и продолжает считать ее за ребенка, как это свойственно родителям.

Дан встал, отыскал телефон и справочник. Настало время начинать поиски квартиры.

В отделении полиции царила тягостная и удрученная атмосфера. Патрик созвал коллег на совещание в кабинет начальника. Все сидели молча, уставившись в пол, не в силах понять, осознать непостижимое. Патрик с Мартином заранее перетащили в кабинет телевизор и видеоплеер. Как только Мартину обо всем сообщили, он сразу понял, что ускользнуло от него, когда он просматривал видеозапись последнего вечера Лиллемур.

— Прежде чем что-либо предпринять, нам надо во всем разобраться, шаг за шагом, — сказал Патрик, наконец нарушив молчание. — Нельзя допустить ни малейшей ошибки, — добавил он, и все согласно закивали. — Первый звонок прозвучал, когда из списка владельцев собак исчезло одно имя. Когда Йоста составлял список и Анника потом соединяла имена с адресами, там значилось сто шестьдесят фамилий. Когда же список попал ко мне, их оказалось только сто пятьдесят девять. Не хватало имени Туре Шёквиста, живущего в Толларпе.

Все промолчали, и Патрик продолжил:

— К этому я еще вернусь. Но в результате кусочек пазла наконец улегся на место.

Все уже знали, что последует дальше, Мартин оперся локтями о колени, закрыл лицо руками и зажмурился.

— Я все время чувствовал, что места убийств кажутся мне знакомыми. А когда наконец понял откуда, убедиться в связи не составило труда. — Он сделал паузу и откашлялся. — Места проживания жертв на сто процентов совпадают с регионами, где служила Ханна, — тихо сказал Патрик. — Я видел их названия в ее документах, перед тем как мы приняли ее на работу, но… — Он развел руками и предоставил Мартину продолжать.

80
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru