Пользовательский поиск

Книга Заговор Глендовера. Страница 27

Кол-во голосов: 0

Перед тем как отправиться в дозор, мы решили заглянуть в «Старую таверну». Здесь было полно народу. Видимо, густой туман не мешал людям найти сюда дорогу.

Мы взяли по кружке пива и стали искать, куда бы сесть. Пробираясь между столиками, я заметил Айфана Вогана, который махал нам рукой. Мы подошли к нему.

— Я нашёл его, — сказал он тихо.

— Кого? — не понял я.

— Ну, того малого, у которого деревянные башмаки с квадратными носами. На кожаном верхе точно вышиты рыбки. Его зовут Рис Парри, он двоюродный брат Джека Парри. Сидит вон в том углу. — Воган указал головой в сторону.

Я повернулся и увидел тёмно-рыжего мужчину с бородой.

— Он не говорил, откуда приехал? — осведомился я.

— Не знаю, — ответил Воган. — Я с ним не разговаривал.

— Я попробую узнать. — Мадрин поднялся и пошёл к столу, за которым сидел рыжий мужчина.

Я сел рядом с Воганом и стал наблюдать за рыжебородым. За его столом расположились несколько человек, они о чём-то оживлённо беседовали по-валлийски, но Рис Парри не принимал участия в разговоре. Подняв глаза к потолку, он внимательно рассматривал окорока и колбасы, как будто они были гораздо интереснее людей, окружавших его.

— Ваши башмаки готовы, — сказал Воган с гордостью.

— Прекрасно! — обрадовался я. — Как раз вовремя. Я зайду за ними завтра.

— Зачем завтра, когда можно сегодня, — возразил Воган. — Скажите, когда будете уходить, я пойду вместе с вами.

В потоке долетавшей до меня речи я вдруг различил своё имя — Айорверт Джонс. Мадрин повернулся и крикнул: «Идите сюда, Айори», его поддержали несколько голосов: «Идите к нам!» Я поблагодарил Вогана за башмаки и за сыскную работу и, прихватив стул, пошёл к столу Мадрина. Все немного потеснились, и я сел рядом с Мадрином. Он, оглядев всех, сказал:

— Мы говорим о том, кто где родился. У нас в Уэльсе многие живут всю жизнь там, где родились. А как в Лондоне?

— В Лондоне в общем-то так же. Если человек родился в каком-то районе, то он учится в школе, которая находится неподалёку, старается найти работу поближе к дому, женится на девушке, живущей рядом, и их дети рождаются в том же районе, где родились и они.

— Ну это прямо про меня, — улыбнулся Мадрин. — Я и моя жена родились в Пентредервидде, и наши дети родились здесь же. А где родились вы? — вдруг обратился Мадрин к молчавшему Рису Парри.

— В Бангоре, — ответил тот.

Все очень удивились и стали переглядываться, потому что Бангор находился далеко, на севере Уэльса.

— Мне бы очень хотелось побывать в вашем городе, — сказал я. — Говорят, это очень красивый город. Он ведь стоит на берегу пролива Менаи? Там вроде есть собор и университет.

— Университет — ерунда, — скривился Рис Парри, — собираются в бывшем отеле и слушают разную болтовню. Да и город известен только потому, что люди приезжают подышать морским воздухом.

На этом он замолчал и не проронил больше ни слова до тех пор, пока вся его компания не потянулась к выходу. Он также молча вышел вместе с ними.

Мы завернули к Вогану, он попросил меня примерить башмаки и остался очень доволен, когда я сказал, что ногам в них очень удобно. Из дома сапожника я вышел в новых башмаках, потому что мои здорово промокли. Мы сели на своих пони и поехали в Тиневидд.

Привязав пони в рощице, как это делал я позапрошлой ночью, мы пешком прошли к дому Кайла Коннора.

Гервин Пью уже поджидал нас. Мы устроились в небольшом сарайчике у ворот, сквозь щели которого хорошо был виден дом и подход к нему со стороны озера и лужайки. Управляющий постлал на пол солому и принёс две охапки сена, так что один из нас мог подремать, пока другой следил за домом.

«Пар из преисподней» по-прежнему скрывал от глаз лужайку и берег озера. По ним могла бы пройти незамеченной толпа людей, если бы не прекрасная слышимость: даже хруст сучка под ногой в тумане разносился на значительное расстояние.

Медленно текли ночные часы. Мы сменяли друг друга, но вокруг была всё та же глухая тишь, лишь изредка нарушавшаяся уханьем совы. Её крик напомнил мне сигнал, который «ребекки» подавали юноше. Я обратил на это внимание Мадрина, но он заверил меня, что сумел бы отличить звукоподражание. Он сказал ещё, что, по валлийским поверьям, крик совы предвещает смерть, но я встал на защиту этой хищной птицы, потому что она охотится на грызунов, которые уничтожают урожай и распространяют болезни.

Пока я бодрствовал, мои мысли занимал вопрос, что заставило Риса Парри убить Глина Хьюса — в том, что это сделал он, я теперь почти не сомневался, хотя башмаков с такими, как у него, носами были тысячи, — и, самое главное, что связывает его с Эмериком Тромблеем. Ведь обычно наёмный убийца, выполнив свою гнусную работу и получив вознаграждение, стремится как можно дальше уехать от места преступления. И ещё меня очень интересовало, какую роль играет юноша по имени Олбан Гриффитс во всех этих делах. Что, например, он делает сегодня ночью? Сидит в комнате на ферме на вершине холма или опять крадётся куда-то в ночной темноте?

Наконец стало потихоньку светать. Туман вроде бы немного поредел, и видимость чуть-чуть улучшилась. Горячо поблагодарив, миссис Пью позвала нас на кухню и покормила вкусным и обильным завтраком.

Гервин Пью привёл нам пони, и мы отбыли, заверив управляющего, что придём сторожить дом следующей ночью. Ещё я попросил его хранить наш уговор в тайне от хозяина.

— Значит, юноша и рыжий мужчина остановились на ферме Джека Парри. Он ничего не рассказывал о них? — спросил я Мадрина по дороге обратно.

— Во всяком случае, я ничего не слышал, — ответил Мадрин. — От его жены Гвен все узнали только, что у них живёт этот юноша.

— Интересно, есть вблизи фермы Джека Парри другие фермы?

— Конечно, есть. Одна на склоне холма, другая чуть подальше и ближе к Пентредервидду. Я уже говорил вам, что среднее расстояние между фермами несколько миль. А что, собственно, вас интересует?

— Мне хотелось бы знать, чем занимается юноша днём. А Рис Парри — всё время ли он живёт на ферме? Устроился ли на работу или все ещё её ищет? И кто бывает на ферме?

Мадрин нахмурился и несколько минут молчал. Истолковав это по-своему, я добавил:

— Очевидно, следить за фермой Джека Парри трудно, потому что кругом открытое место?

— Да нет, — ответил Мадрин. — Давайте-ка заедем к Чарльзу Эвансу, его ферма ближе.

Нам сказали, что он на выгоне доит коров, и мы отправились туда. Мадрин познакомил нас, они поговорили о чём-то на валлийском, и Чарльз Эванс, окинув меня взглядом, произнёс с усилием по-английски:

— Мы были большими друзьями с Глином Хьюсом.

Когда мы возвратились на дорогу, ведущую в Пентредервидд, Мадрин сказал:

— Оказывается, Эванс и сам заинтересовался гостями Джека Парри. Кто-нибудь из его троих работников — обещал он мне — будет смотреть за фермой Парри ночью, и все они, само собой, днём. Кроме того, он посидит с Джеком за кружкой пива и постарается что-нибудь разузнать. Джек у нас славится своей болтливостью. С хозяином другой фермы я в плохих отношениях, но Эванс обещал сам поинтересоваться у него, не заметил ли он чего-нибудь.

Мы вернулись домой, и Мервин ещё раз усадила нас за стол. После этого я пошёл на свой сеновал вздремнуть.

Меня разбудил Мадрин. Он сообщил, что получил с посыльным, местным фермером, возвратившимся из Ньютауна в Пентредервидд, записку от Джона Дэвиса. Тот побывал, как нам и обещал, на лекции о Роберте Оуэне, но не видел в зале ни Риса Парри, ни Олбана Гриффитса.

Затем мы заглянули в «Старую таверну» — послушать последние сплетни. В таких местах всегда есть вероятность услышать что-нибудь интересное.

Мадрин тихо переводил мне разговоры присутствующих. Жена плотника отказалась работать вместе с женой булочника в благотворительном комитете при церкви. Две семьи поссорились из-за собак. Но гвоздём дня была ссора между Эдвином Томасом, владельцем «Сказочной коровы», и кузнецом Дейвидом Беваном. Томас обвинил Бевана в краже граблей, на что Беван велел ему передать: «Приходи ко мне и смотри, есть у меня твои грабли или нет. А если ты рохля и проворонил грабли, то уж тут ничего не поделаешь». Когда жена Томаса услышала это, она вдруг вспомнила, что отдала грабли соседке. Томас так рассердился, что третий день не разговаривает с женой, но извиниться перед кузнецом отказался, заявив: «Он бы их украл, будь у него такая возможность».

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru