Пользовательский поиск

Книга Я – его алиби. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

Разбудило меня тихое всхлипывание.

– Милочка! – тихо позвала я, поднимаясь со своего ложа.

Всхлипывания прекратились, и почти тут же на плечо мне легла мягкая ладонь подруги.

– Лерусик! Ты не представляешь, что это за мука!.. – жарко зашептала она мне в ухо. – Я прожила с ним столько лет! Так ошибаться в человеке! Так ошибаться!

Я уложила ее всклокоченную головку к себе на колени и горько усмехнулась.

– Ты чего? – сразу насторожилась она.

– Да так, ничего.

Очевидно, мой ответ ее не удовлетворил, потому что она взвилась пружиной и, нащупав выключатель, зажгла свет.

– Давай-ка выкладывай! – сразу перешла она в наступление. – Что за усмешки?

– Сядь! – коротко приказала я ей. Удивительно, но она послушалась. – Я хочу тебе кое о чем поведать.

Милочка напряглась, как струна, и вперила в меня лихорадочно сверкающий взгляд.

Потерев переносицу и с минуту поразмышляв, я начала:

– Милочка, моя любимая подруга! Может быть, то, что я тебе сейчас скажу, покажется странным, но ты все же постарайся прислушаться. Хорошо?

Она закивала головой, да так сильно, что у меня возникли серьезные опасения за состояние ее шейных позвонков.

– Ты сказала несколько минут назад, что я не представляю, как тебе больно… – Я сделала многозначительную паузу. – Представь себе, я тоже познала эту боль! Причем не однажды! И кому, как не тебе, об этом знать!

– Ах! Это совсем другое! – Милочка театрально заломила руки, поселив в моей душе серьезные сомнения по поводу глубины ее переживаний.

– Пусть так! – покорно склонила я голову набок. – Но…

– Что – но? – сразу насторожилась она.

– Факт остается фактом: я с полной уверенностью могу причислять себя к клану брошенных женщин, пусть это было и какое-то время назад.

– Хорошо, я согласна, – шмыгнула Милочка носиком. – Но от этого мне не легче.

– Вот об этом-то я как раз и хочу с тобой поговорить.

– Хорошо, – опять повторила подруга и устроилась поудобнее на кровати. – Говори, только не тяни.

Я прокашлялась, прошлась по спальне и, скрестив руки перед грудью, торжественно произнесла:

– Тебе необходимо извлечь из происшедшего урок и… выгоду.

– Что-о-о? – аккуратные бровки Милочки взметнулись вверх. – Урок – согласна, но…

– Да, да – именно выгоду! – нацелила я пальчик ей в грудь. – Я, как и ты, раньше заламывала руки и вопрошала у всех: «Ну за что?!» Потом, немного прозрев, вопила: «Какая же я дура!» Ты, кстати, это сакраментальное выражение повторила за последний час минимум раз двадцать. Но не отчаивайся, так вопит каждая вторая женщина нашей голубой планеты. Так вот, я продолжу, если ты не против.

– Валяй! – Блеск, появившийся в глазах подруги, подсказывал мне, что я на верном пути.

– Так вот, в один прекрасный момент мне надоело вопить подобным образом. Я оглянулась вокруг, и теперь при очередном разочаровании я лишь развожу руками и, хлопая глазами, говорю… Хочешь знать – что?!

– Что же?

– Я говорю: «Ну надо же – опять!..»

– И что – помогает?! – недоверчиво прищурилась Милочка.

– Кому, как не тебе, об этом знать? – хмыкнула я, усаживаясь рядом. – Ты же по одному взмаху моих ресниц узнаешь о моих мыслях!

Подруга тяжело вздохнула, подошла к огромному зеркалу и легонько коснулась своего заплаканного лица.

– Лерусик! А я еще не старая?

– Ну, наконец-то! – с облегчением выдохнула я и, подлетев к ней, обхватила за плечи. – Ты красивая, молодая, полная сил и энергии! И, если честно, я даже рада, что теперь эта энергия будет направлена на человека достойного, а не на этого…

Милочка судорожно вздохнула, поправила волосы и прошептала:

– А какая выгода-то?

– Так ты же теперь свободна! – возопила я. – Ты попробуй на вкус это слово! Посмакуй его! Сво-бо-да!

Не знаю, сколько бы еще продолжался мой сеанс психотерапии, но тут дверь широко распахнулась, и взору нашему предстала странная картина.

Ксюша осторожно, будто она делает первые шаги в своей жизни, перешагнула порог и прошла на середину комнаты. Следом за ней, так же робко и осторожно, ступал Кирилл. Вид у обоих был более чем торжественный.

– И что сие должно означать? – почти одновременно всполошились мы с Милочкой.

– Девчонки! – с пафосом начала Ксюша, и только тут до нас наконец дошло, что она уже порядком навеселе. – Ни для кого не секрет, что наша подруга Валерия собирается замуж!.. И прежде чем она это сделает, мы должны ее просватать, соблюсти, так сказать, все приличия.

– Я вижу, что этим ты как раз и занималась последние два часа! – не удержавшись, съязвила я. – И, по-моему, у тебя была хорошая поддержка!

Тот, кого я имела в виду, в этот момент сам нуждался в том, чтобы его поддержали. Во всяком случае, не подоспей мы с Милочкой вовремя, Кирилл свалился бы к нашим ногам. Кое-как пристроив его на кровати, мы гурьбой выпорхнули из спальни, и тут Милочка набросилась на Ксюху:

– Ты что, не могла его предупредить?!

– О чем, милая? – картинно закатывая глаза, с чувством выдохнула Ксюша.

– О том, что ты можешь пить, как последний мужик, и не пьянеть при этом!

– Клевета! – притворно возмутилась подруга. – Просто мужики сейчас пошли какие-то мелкие…

– Ага! – хохотнула я, нагибаясь и извлекая из-под столика две пустые бутылки коньяка. – От таких возлияний, по-моему, упадет и лошадь!

– Ну, вот! – пьяно икнула Ксюша. – Любимая подруга просто так, не глядя, опустила меня до разряда парнокопытных. И даже ниже!..

Милочка прыснула в кулачок и бросила быстрый взгляд из-под растрепанной челки в мою сторону. Мне ничего не оставалось, как улыбнуться ей в ответ.

– Девчонки! – вмешалась Ксюша. – Можете смеяться надо мной сколько угодно, но, по-моему, пора… выпить!

Уснули мы час спустя там же, у Милочки.

Глава 18

– Белозерцева Валерия Леонидовна! Согласны ли вы…

Молодая, интересная женщина задавала мне вопрос за вопросом.

Я хрипло шептала в ответ: «Да!» – и из боязни быть неуслышанной усиленно кивала головой.

Кирилл волновался не меньше меня.

Нанизывая мне на палец обручальное колечко, он едва не прослезился. Может быть, я и преувеличиваю, но меня в этом убедили его увлажнившиеся глаза и подрагивающие губы, которые упорно не хотели складываться в счастливую улыбку по заказу назойливого фотографа.

– По-моему, ребятам пора принять, – зашипела Ксюша, тыча нам в спину горлышком початой бутылки шампанского. – У них скоро нервный тик начнется!

– Отстань от них! – возмутилась Милочка, которая прониклась ответственностью момента и не сводила глаз с объектива. – Это для них самый счастливый день в жизни!

По-моему, она сильно заблуждалась. Во всяком случае, я на это сильно надеялась…

Да и вряд ли можно признать счастливым тот факт, что тебя осаждают толпы родственников и друзей, и как раз в тот самый момент, когда тебе хочется остаться наедине с любимым.

Хорошо еще, что Ксюша, неоднократно ранее выходившая замуж и доподлинно знавшая все издержки этой изнурительной процедуры, все заранее предусмотрела и в самый разгар веселья, когда уже наши с Кириллом силы были на исходе, потребовала тишины и вручила нам две путевки в круиз по Средиземноморью.

– А теперь, дорогие мои, – продолжила она вибрирующим от волнения голосом, на манер наших западных соседей по планете, – проводим молодоженов к выходу и пожелаем им счастливого пути!

Если и был кто-то недоволен этим скоропалительным отъездом, так это наши с Кириллом родители. Для всех остальных наш отъезд остался практически незамеченным.

Правда, Милочка, вызвавшаяся проводить нас в аэропорт, неожиданно расплакалась перед самым отлетом самолета.

– Лерусик! Я так рада за вас! – шептала она сквозь слезы. – Пусть хоть у тебя все будет хорошо.

Я поглаживала ее стриженую головку (Милочка, решив начать новую жизнь, остригла свои великолепные кудряшки) и, не зная, что говорят в подобных случаях, лишь недоуменно пожимала плечами.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru