Пользовательский поиск

Книга Убийство в Эй-Би-Эй. Содержание - 6. Энтони Марсольяни. 11.57

Кол-во голосов: 0

6. Энтони Марсольяни. 11.57

Последовавшие два часа были бурными. Стронг отбивался как безумный, и мы вдвоем насилу скрутили его. Его вопли, когда удавалось разобрать, что он кричит, рассеяли всякие сомнения в том, что мы ухватили звено в цепи распространения наркотиков.

Марсольяни забрал у Стронга две оставшиеся ручки, но не развинчивал их и вызвал еще двух сотрудников службы безопасности, и они увели Стронга. Теперь за расследование отвечал Марсольяни, и меня это устраивало.

Он спросил меня:

– Откуда вам это было известно?

Я объяснял, а он записывал, время от времени посматривая на меня так, будто я ненормальный, и постоянно спрашивая:

– И это все, чем вы располагали?

И каждый раз я отвечал:

– Для меня этого было достаточно.

– Вы чертовски рисковали.

– А что было делать? Надо было накалить обстановку, чтобы расколоть его, и я должен был это сделать в вашем присутствии. Мне сказали, что вы честный человек.

Он не поблагодарил меня. По его глазам я увидел, что он недоволен тем, что я сомневался.

– Вам придется давать показания в полиции.

– Я никуда не уезжаю из города и готов явиться, когда потребуется… Понимаете, ведь это он убил Джайлса Дивора.

– Может быть, – проворчал Марсольяни. – Если подтвердится, что это героин, а я согласен с вами, что, вероятно, это так…

– Да будет вам, вы же слышали, как он требовал вернуть ему ручку, иначе его убьют. Подумать только, – добавил я с горечью, – вчера вечером он подослал одного типа, чтобы убить меня.

Довольно быстро полиция прибыла, и порошок действительно оказался героином. Я предоставил достаточно информации, чтобы объяснить, почему возникли подозрения в отношении Стронга. Я также постарался создать впечатление, не говоря этого прямо, что я поделился своей информацией с Марсольяни и что ловушку расставил он.

В третьем часу допрос закончился, меня предупредили, чтобы я не отлучался из города, и разрешили идти.

7. Сара Восковек. 14.20

Я спустился к Саре. Первое, что она сказала:

– Мне все известно. Это был Майкл Стронг.

– Да, – подтвердил я. – Можно мне сесть? – И не дожидаясь ответа, я сел и вытянул перед собой ноги. – Вы, наверное, уже поели?

– Нет, – сказала она. – Мне надо было чем-то отвлечь себя от мыслей о вас и о том, что вы и Тони делаете, так что я добила до конца все материалы рекламной кампании. Разделалась.

– Я тоже еще не ходил на ленч. Пойдете со мной?

– Мне хотелось пойти вместе.

– Ну раз хотелось, значит, так и будет.

Мы вышли из отеля на свежий воздух и направились в скандинавский ресторан подальше от центра. Поскольку время ленча уже кончилось, ресторан был практически пуст, и никто нам не мешал.

– Вы додумались, кто убийца, сегодня утром? – спросила Сара. – Когда сказали что-то насчет того, что ручки не было там, где она должна была быть?

– Я думаю, мне это пришло в голову еще вчера вечером, когда я находился в полузабытьи. А когда вы напомнили мне мои слова, эта мысль вернулась.

– Можете вы растолковать все по порядку?

С восторгом. До сих пор я говорил об этом Марсольяни и полиции, но совсем кратко, а мне бы очень хотелось подробно объяснить как было дело. Понимаете, с самого начала все вертелось вокруг ручек. Ручки, которые я забыл принести Джайлсу, ручки, которые Стронг использовал для транспортировки героина, ручки, в которых кончилась паста. Если бы я писал роман на эту тему, я назвал бы его "Дело о трех ручках". Но писать будет, вероятно, Азимов – я должен предоставить ему факты, – а он уже договорился, что назовет его "Убийство в Эй-Би-Эй".

– Кстати, почему три ручки? – спросила Сара.

– Я имел в виду три ручки, которыми пользовался Джайлс, когда надписывал автографы. Одна ручка – старая – была у него с собой. Назовем ее Ручкой 1. Это была обыкновенная шариковая ручка с сине-черной пастой и его монограммой.

Ручка 1 кончилась, но, по словам Терезы Вэлиэр, которая сидела рядом с ним, он обменялся ею на другую ручку с человеком, который в этот момент ждал автографа. Джайлс получил заряженную ручку, а человек, стоявший перед ним, получил в качестве сувенира ручку с монограммой автора.

Таким образом, Джайлс теперь пользовался Ручкой 2, но уже не имел Ручки 1. Ручка 2 была также заряжена сине-черной пастой. Вскоре паста в ней кончилась, и Нелли Гризуолд дала ему Ручку 3, заряженную красной пастой. Когда Джайлс взял ее, он сунул Ручку 2 к себе в карман, так что теперь у него были две ручки 2 и 3. Закончив надписывать автографы, он был так взвинчен, что с раздражением отшвырнул Ручку 3. Поэтому, когда он пошел к себе в номер, у него была только одна ручка – 2. Ясно?

Сара кивнула.

– Да. Но что из этого следует?

– Два часа спустя, когда я пришел к нему в номер и Джайлс лежал мертвый в ванне, в комнате находилась только одна ручка с его монограммой, в которой кончилась паста. Ручка 1. Ручки 2 в комнате не было. Я, конечно, не искал ее в то время, так как не знал, что она должна была находиться там, но полиция составила список всех его вещей, и в нем числилась "одна ручка с монограммой". Никаких других.

Это могло случиться только в том случае, если в период между вашим уходом и моим приходом кто-то принес Ручку 1, дал ее Джайлсу и взял в обмен Ручку 2. Но лицо, у которого находилась Ручка 1 – это тот самый человек, который обменялся ручками с Джайлсом, когда тот надписывал автографы. Почему ему вдруг пришло в голову вернуть ценный сувенир в обмен на ручку, которую он сам охотно дал Джайлсу и в которой тоже кончилась паста?

Я бы никак не мог ответить на этот вопрос, если бы не маленькая кучка порошка – на письменном столе, то есть героин – в чем я был уверен. Я задался вопросом, что если человек, обменявшийся ручками, случайно протянул Джайлсу не ту ручку, какую намеревался ему дать? Взволнованный возможностью заполучить ручку с монограммой писателя он, не глядя, вытащил не обычную ручку, а другую, стержень которой был отрезан почти полностью, так что ею можно было писать всего несколько минут, а свободное пространство внутри ручки было заполнено героином.

Этот человек, вероятно, следовал за вами и Джайлсом до его номера, мучимый нетерпением. Ведь если бы в результате его небрежности провалилась система транспортировки наркотиков, он едва ли мог рассчитывать остаться в живых. Даже если бы он ушел от полиции, он не мог бы уйти от своих боссов по рэкету. Не успели вы выйти из номера, как он подошел к двери, причем так торопился, что вы заметили мелькнувшую тень.

Если бы он вновь обменялся ручками – почему Джайлс мог отказать ему в этом? – то для него эта история могла бы закончиться удачно. Вся беда в том, что у Джайлса была привычка развинчивать ручки, особенно в минуты задумчивости или расстройства. Видимо, после вашего ухода он начал ее развинчивать, и героин высыпался на письменный стол.

Порошок ничего не значил для Джайлс. Но когда этот человек вошел, чтобы обменяться ручками, и увидел просыпанный героин, он пришел в неистовство, напал на бедного Джайлса, который совершенно не представлял себе, что происходит, и, полагаю, убил его ударом по основанию черепа. Затем со всей быстротой, на какую был способен, он придумал, как выйти из положения: раздел Джайлса и попытался создать видимость, что тот упал в ванне.

Конечно, убийца не мог знать, что, разбросав одежду, он полностью выдал себя в глазах нескольких людей и что я – один из них. Для него это было редкое невезение. Он забрал Ручку 2, но должен был забрать также Ручку 1 и просыпанный героин. Он их не взял, но я и так поражаюсь, как много он успел сделать. Для того, чтобы снять одежду с мертвого тела и протащить это мертвое тело, притом такое тяжелое, через всю комнату в ванную, несомненно, требовалось немало времени… Вот и все.

– Нет, не все, – сказала Сара. – Как вы узнали, что это был Майкл Стронг?

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru