Пользовательский поиск

Книга Убийство в Эй-Би-Эй. Содержание - 13. Томас Вэлиэр. 18.40

Кол-во голосов: 0

– Но это невозможно, он всегда складывал…

И замолчала.

– Ты хочешь сказать, что кто-то другой, раскидал его вещи? Какая-нибудь женщина. Нет, он этого не допустил бы. – И она тоже сразу сделала вывод, который, по-моему, доказывал ее невиновность. – Ты хочешь сказать, что кто-то убил его и потом раскидал его вещи, чтобы создать впечатление, что произошел несчастный случай, когда он принимал душ?

– Ты считаешь это возможным?

– Не знаю… Я.. Да, конечно, это возможно. – Внезапно она взорвалась: – Это сделала Юнис!

– Юнис?

– Конечно. Если она не могла обладать им, то значит, никто не должен был.

– Это невозможно, Роузэнн.

Роузэнн издала сиплый звук, который должен был изображать смех.

– Ты считаешь, что она должна была сделать это сама? – спросила она. – Могла нанять кого-нибудь. В наши дни это стоит не так дорого.

– Но у тебя есть такой же мотив, как у Юнис, и столь же веский.

– У меня?

– Если ты не можешь им обладать, значит, никто не должен.

– Не будь идиотом! – крикнула она и швырнула трубку.

Я положил свою.

Итак, чего я добился? Обе восприняли мой намек на убийство без сомнений, в силу чего я был склонен вычеркнуть их из списка подозреваемых. Роузэнн выдвинула идею наемного убийцы. Почему бы и нет? Малоправдоподобно, но почему бы и нет? Тогда алиби не имели бы никакого значения. И быть может, след героина, который я обнаружил, был оставлен наемным убийцей. (Почему – мне было неясно).

Проку от всего этого не было никакого. За последние пять часов я размышлял более напряженно, чем когда-либо в своей жизни – даже когда обдумывал сюжеты своих романов – и без результата.

Было почти 18 часов, и в любое время в номер могли прийти. Я запер его и ушел. Продолжая размышлять.

Я ждал лифта. Поскольку я не верил, что убийство было связано с таким пустяком, как ручки, и поскольку я не верил в причастность Юнис и Роузэнн, то мотив следовало искать в другом месте – другая женщина, которую никто не подозревает, героин, убийца-маньяк (нет, маньяк не стал бы создавать видимость несчастного случая).

В поисках мотива стоило бы проследить, что делал Джайлс с того момента, как мы расстались почти за 24 часа до его смерти. Когда я увидел Джайлса в последний раз, он уходил с Генриеттой Корвасс. Если я начну с нее…

Остановился лифт, идущий вниз. Я вышел на пятом этаже и обнаружил, что комната пресс-конференций все еще открыта. В ней сидела всего одна женщина. Она не знала, где Генриетта, но, кажется, слышала, как та говорила, что собирается на прием, который устраивает издательство "Снуолл, Брум и К" сегодня вечером. Я с трудом упросил ее разыскать объявление, и оказалось, что он состоится не в отеле, а в соседнем ресторане в 18.30.

13. Томас Вэлиэр. 18.40

У меня не было приглашения, но поскольку я имел значок Эй-Би-Эй, то мог доказать, если бы меня спросили, что я писатель. Но меня ни о чем не спрашивали. Выпивка, естественно, меня не интересовала, и я прошел мимо бара, лишь бегло взглянув, нет ли там Генриетты. Ее там не было. Но зато я увидел моего уважаемого издателя, главу "Призм Пресс" Тома Вэлиэра. Он тоже меня заметил.

– Привет, Дэрайес! Страшное дело, – сказал он, подходя.

Разумеется, я знал, о чем он говорит.

– Да, страшное дело, – сказал я, продолжая жевать.

– Говорят, вы обнаружили тело? – сказал он.

– Да. Я тот счастливчик.

– Он упал ванне и разбился?

– Похоже на то.

– Страшное дело, – повторил он.

– Поистине страшное.

– Такое постоянно случается, – он помотал головой. – Я имею в виду, что легко поскользнуться в ванне. Кстати, Дэрайес…

– Да?

– Помните, о чем мы говорили вчера?

– О том, что Джайлс покидает "Призм Пресс"?

– Не покидает. Он только говорил, что, возможно, покинет. Он еще не покинул. – Он взглянул на меня с осуждающим видом. – В данных обстоятельствах, мне кажется, нет необходимости упоминать об этом. Джайлс мертв, вы же знаете.

– Да, знаю, страшное дело.

Том подозрительно взглянул на меня, но, видимо, то, что он хотел сказать, было слишком важно, чтобы отвлекаться.

– Я хочу сказать – пусть мертвые покоятся в мире. Кому нужен бесполезный скандал?

– Смена издателя, по-моему, не вызывает скандала, – сказал я.

– Да, но из этого ничего не вышло, зачем же говорить об этом?

– Конечно, – сказал я. – У меня нет никаких причин говорить об этом, Том. Я буду рассматривать это дело как конфиденциальное.

– Спасибо, Дэрайес.

– Будем оптимистически смотреть на вещи, Том, – сказал я. – Книга Джайлса разойдется лучше, чем предполагали. Не часто писатель умирает в разгар рекламной кампании.

– Ну что вы, – пробормотал он смущенно. – Мы не хотим наживать капитал на несчастье.

– Полно, – сказал я. – Используйте заголовки. Это случилось на съезде Эй-Би-Эй. Книготорговцам это очень поможет, и они начнут проталкивать книгу. Подумайте только: "Смерть в Эй-Би-Эй".

Я вспомнил сетования Азимова, его обязательство написать книгу под названием "Убийство в Эй-Би-Эй". Клянусь, я так старался распутать происшествие, что у меня в этот миг даже мелькнула мысль, не подстроил ли его Азимов, чтобы заиметь сюжет или разрекламировать свою книгу.

(Совершенная чушь. Я говорил Дэрайесу, что нелепо оставлять эту фразу, но он настаивает, потому что уверяет, что он именно так подумал. Если ему так хочется выглядеть придурком, это его дело.

А. Азимов.

Я не знаю, почему Азимов считает, что он выше подозрений. Заинтересованный читатель может задуматься над тем, не пишет ли он эту книгу в тюремной камере.

Дэрайес Джаст.

Ну что ж, даже если это ослабит напряженность сюжета, должен заявить, что пишу эту книгу не в тюремной камере, а в своем кабинете.

А. Азимов.)

– Я полагаю, книга действительно лучше разойдется, – нерешительно проговорил Том, – но мне это безразлично.

14. Генриетта Корвасс. 19.45

Гости на приеме заполнили две большие комнаты и коридор между ними. Я знал, наверное, не более одного из каждых десяти присутствующих, но мне казалось, что буквально каждый здоровается со мной. Я стал знаменитостью, приобретя большую известность от того, что обнаружил труп, чем от своих четырех книг (не считая пятой, готовившейся к печати).

Я все больше мрачнел, переходя от группы к группе и думал о том, что бесполезно искать иголку в стоге сена, и вдруг, примерно без четверти восемь, услышал ее голос, повернулся в этом направлении и увидел ее. Я присоединился к группе людей, среди которых она стояла, и в конце концов мне удалось встретиться с ней глазами. Она мгновенно узнала меня, но тут же отвернулась. Я протиснулся к ней и легонько потрогал ее за локоть. Когда она обернулась я сказал так тихо, что практически никто не мог расслышать:

– Мне надо поговорить с вами.

– О чем?

– Это очень важно, – ответил я все так же тихо.

– Пол поводу… – она не закончила фразу, но это внезапное молчание было столь же красноречивым, как если бы она договорила.

– Да, – сказал я. – Выйдем из комнаты. Мы не можем говорить здесь.

Она пошла за мной. Я рассчитывал пройти во внутренний дворик, но и там за маленькими столиками сидели участники приема. Я подвел ее к невысокой бетонной ограде, окружающей ресторан, подтянулся и сел на нее, болтая ногами.

– Ужасная история, – проговорила она. – Совсем не нужная реклама. Попадет во все газеты.

– Об этом я ничего не знаю, Генриетта. Отель примет все меры, чтобы замять шумиху.

– Ведь объявить о случившемся пришлось мне.

– Такая у вас работа.

– Но мне это не нравится.

– Согласен. Не нравится. Но, судя по вашему виду, вам не нравлюсь я, только потому, что сообщил вам о происшедшем. Мне это тоже не нравится. Интересно, понравилось бы вам войти туда и…

– Замолчите! – К моему удивлению, она готова была расплакаться. Я замолчал, выжидая, заплачет или сдержится. Она не заплакала и спросила:

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru