Пользовательский поиск

Книга Трое за те же деньги. Содержание - 3

Кол-во голосов: 0

10

Ковски уже ожидали меня в кабинете. Майк был довольно сердит.

– Что означает наша доставка сюда? Дора опаздывает на работу.

Я сел за письменный стол, Фрид подпирал стену у двери.

– Означает это, – ответил я, – что кто-то подмешал наркотик в бокал «Француза» в вечер его смерти. А именно – ваша жена.

Ковски был по натуре бойцом и тут же закричал:

– Если вы обвиняете Дору…

Я устал и не имел желания тратить время на бесполезные диспуты.

– Выведи его, – велел я Элу Фриду. – Подержи у себя в кабинете, пока я буду говорить с дамой.

– Эй, подождите…

Ковски, очевидно, собрался поскандалить, однако Эл о нем позаботился. Он не то чтобы очень силен, но умеет правильно приложить свою силу. В один миг Майк оказался в его захвате и сразу стал послушным. Эл открыл дверь, вытолкнул Ковски и закрыл ее за собой.

Глаза женщины расширились от страха.

– Что вы собираетесь с ним делать?

– Ничего, если он будет правильно себя вести, а вы ответите на мои вопросы. Если вы в этом деле не замешаны, бояться нечего.

– Но я действительно ничего не знаю. И Майк тоже.

– Кто готовил напитки, которые вы разносили гостям?

– Фред, бармен.

– Мог ли он знать, какой именно бокал достанется «Французу»?

– Не представляю, каким образом.

– Сколько бокалов было у вас на подносе?

Она задумалась.

– Не знаю. Возможно, пять-шесть. Обычно бывает столько.

– Значит, кроме вас едва ли кто-нибудь мог определить, какой бокал получит Фрэнчи?

– Тут вы правы. Но я ничего не подсыпала в его бокал. Никогда в жизни я бы этого не сделала; я даже не знаю, как это делается.

– Хорошо. Может быть, вы громко спрашивали у Фрэнчи, что он будет пить, и кто-то мог это услышать?

– Я не спрашивала, он всегда пил одно и тоже: «скотч» с водой. Но сейчас мне вспомнилось кое-что, довольно забавное. В тот раз все гости заказали себе «скотч» с водой. Такое случается редко.

Я откинулся на спинку стула. Шесть «скотчей» на одном подносе. Значит наркотик добавили в бокал уже после того, как его получил «Француз». Я уже верил, что она сказала правду. Большинство лгунов отвечают быстро и без колебаний.

– Еще один вопрос: вы дали Фрэнчи бокал в руку или поставили его на полочку внизу игорного стола?

– Он в этот момент был поглощен игрой, поэтому я поставила бокал на полку.

Я позвонил Элу Фриду и велел привести ее мужа.

– Подождите, пожалуйста, в коридоре.

Она бросилась к двери, будто хотела от кого-то убежать. Ковски немного успокоился, но все еще ворчал.

– Послушайте, Дора еще молода, и если ее запугать, может сказать все, что угодно.

– Что вы имеете в виду?

Он пожал плечами.

– Я же не знаю, о чем вы ее спрашивали.

– Ведь вы уже имели дело с полицией?

Одно мгновение он помедлил.

– Да, я работал в нелегальном игорном клубе в Новом Орлеане. Время от времени у нас случались облавы, и полицейские меня забрали. Но только взяли небольшой штраф.

Я посмотрел на него с новым интересом.

– Вы приехали в Лас-Вегас вместе с Пангуином?

– Да.

– И знали Фрэнчи прежде?

– Конечно. Он постоянно бывал в том клубе.

– Значит, Пангуин был вашим приятелем, раз привез вас сюда?

– Никто меня не привозил, я сам приехал. В конце концов устаешь постоянно жить вне закона. Здесь, в Лас-Вегасе, я могу чувствовать себя таким же гражданином, как и любой другой.

– Однако вы знали его достаточно хорошо, чтобы сразу получить работу?

– Да, это верно.

– А если бы Пангуин вас о чем-то попросил, вы бы выполнили его просьбу – вы или ваша жена?

– Вы хотите сказать – добавить в выпивку наркотик? Может быть. Но Пангуин меня об этом не просил.

Я взглянул на него. У него было продолговатое, узкое интеллигентное лицо. Таких парней не так легко вывести из себя.

– Вы ведь говорили с Пангуином о Фрэнчи?

Ковски усмехнулся.

– Лейтенант, вы не там ищете. Пангуин никогда не разговаривал со мной о гостях. Он едва здоровается. Он холоден, как рыба. Он не разговаривает ни с кем из нас, кроме тех случаев, когда отдает распоряжения.

– Вы оказались первым около «Француза» после того, как он упал. Как это получилось? За столом ведь было много людей?

– Очень просто, – объяснил Ковски. – Когда Фрэнчи повернулся, у него в руках еще были кости. А крупье никогда не должны выпускать игральные кости из поля зрения, чтобы их не подменили.

– Я знаю.

– Когда он повернулся, я, естественно, посмотрел на него. Он сделал несколько шагов, как слепой. Я видел, как он пошатнулся и упал. Не раздумывая, я бросился к нему. В руках у меня еще была лопаточка. Я бросил ее и нагнулся к Фрэнчи. Он был без сознания.

– Кто-нибудь пришел к вам на помощь?

– Охранник. Я сказал, чтобы он сдерживал людей. А потом пришел Хобарт.

Я отпустил его с женой. На каком основании я должен их задерживать? Против них нет никаких доказательств, абсолютно никаких. И к тому же, я устал. Недостаток сна в последние дни давал о себе знать.

Дейв Мадиган вошел вместе с Элом Фридом и сообщил:

– «Датч» Дитмар и Оскар Френд только что прибыли самолетом из Чикаго и направляются в «Флорентину». Звонили наши ребята из аэропорта.

– Ладно, присмотрите немного за ними.

Он кивнул, оба вышли. Мы старались следить за перемещениями известных криминальных элементов, не хотели видеть их в нашем городе и предпринимали необходимые меры безопасности. Часто коллеги из других городов предупреждали нас об отъезде того или иного известного преступника. Хотя «Датч» Дитмар и Оскар Френд не были крупными величинами в преступном мире, но судились за воровство и грабеж; я не хотел бы о них даже слышать. Однако в тот вечер я ничего больше предпринять не мог и вынужден был ждать утреннего доклада Мадигана.

Потом я прочитал несколько телеграмм, закончил разные текущие дела и отметился у дежурного сержанта, сказав ему, что ухожу домой, и чтобы меня не беспокоили, разве что произойдет убийство.

По дороге домой я заехал в аэропорт и захватил чемодан Норды, который утром для вида отвез туда, чтобы имитировать ее отъезд из города. Как оказалось, Норда уже приготовила ужин и очень обрадовалась своему чемодану, так ей не терпелось переодеться.

После того, как я принял душ, мы сели ужинать. Норда надела светлое платье без рукавов, которое очень ей шло.

– Ты что-нибудь узнал сегодня?

– О чем? – спросил я.

– О том, кто прислал мне письмо с угрозами.

– Ты не единственная. Твои соперницы получили такие же.

– В самом деле? – спросила она, не выказывая, однако, особого удивления. – Они уехали?

Я покачал головой.

– Ни одна не оказалась такой трусихой, как ты.

Она поставила стакан, подошла ко мне, села на подлокотник кресла и посмотрела на меня сверху вниз. Последние лучи вечернего солнца, падая через большое окно, отражались в золоте ее волос. Я почувствовал запах каких-то духов, но такой слабый, что не мог определить, что это было.

– Итак, это значит, что мне пора уходить?

Я не хотел, чтобы она уходила. Я хотел, чтобы она осталась, хотел сжимать ее в своих объятиях.

– Оставайся столько, сколько захочешь.

Она обняла меня за шею, наклонилась и поцеловала. Губы были холодными и жесткими. Она подняла голову, но я вновь притянул ее к себе.

– Еще, – сказал я.

Она тихонько рассмеялась, потом принялась целовать меня снова. Теперь ее губы уже не были холодны.

Через некоторое время она выпрямилась.

– Не нужно, Хантер.

Ее слова безжалостно спустили меня с розовых облаков на землю. Что только на меня нашло? У меня и без того достаточно забот. А теперь я собирался связаться с человеком, причастным к нераскрытому убийству.

Но она было так привлекательна, и к тому же мне было немного жаль ее… Норда снова села на место и одним глотком опустошила свой стакан.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru