Пользовательский поиск

Книга Тень на плетень. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

— Интересно посмотреть, куда это они пошли, — с сопением от производимых физических действий ответил Ромка, выходя из машины.

— Ему интересно! — крикнула Маринка. — А мне неинтересно оставаться здесь под прицелом одной! Эй, камикадзе гребаные, подождите нас, а то залосили, словно на свидание!

Мы с Виктором как раз в этот момент подошли к дверному проему, и Виктор, помедлив с секунду, быстро заскочил в него.

Ничего не произошло. Я, проклиная свой героизм, меньше всего нужный мне лично, зашла за ним следом.

Я оказалась в большом помещении, которое в будущем, очевидно, должно стать парадным залом коттеджа. Помещение представляло собой квадратную комнату площадью, наверное, около ста метров. У противоположной от входа стены начинался вход на второй этаж.

— Как ты думаешь, Виктор, — спросила я, чтобы не молчать и чтобы Виктор, задержавшись с ответом, далеко не отходил, — из этого коттеджа стреляли или из следующего?

— Здесь удобнее, — ответил Виктор. — высота, обзор, подъезд.

Лестницы на второй этаж еще не было, вместо нее на приготовленные для лестничного марша бетонные плиты были брошены деревянные настилы.

Виктор легко вбежал по ним, осмотрелся и прошел дальше.

Мне ничего не оставалось, как идти вслед за ним, стараясь не отставать.

Внизу в зале остались Маринка с Ромкой.

Маринка порывалась пойти с нами, но Ромка был менее прыгучий, чем мы все, он передвигался медленно, и у Маринки не хватило наглости оставить его одного, но зато она постаралась все свои неудобства исправить голосом.

— Куда вы ушли? — крикнула она, и эхо разнесло ее громкий голос по всем помещениям коттеджа.

Мы в это время уже прогуливались по второму этажу. Дверей здесь не было, но зато был настоящий лестничный марш, ведущий на чердак. Виктор молча, движением руки, остановил меня и зашел по маршу на чердак.

Медленно поднявшись, он очень осторожно заглянул в чердачный дверной проход, потом вошел туда, постоял, прислушиваясь, и шагнул вглубь.

Глава 7

— Виктор, ты где? — позвала я.

Мне никто не ответил, и вот это-то и было самое скверное.

Я тревожно оглянулась. Мне почему-то показалось, что сзади ко мне кто-то подкрадывается.

Но вокруг никого не было. Я стояла одна перед лестницей и не решалась ни подняться по ней, ни вернуться вниз.

— Виктор! — позвала я еще раз уже громче и, не дождавшись ответа, пошла по лестнице вверх.

Пусть впереди и была пугающая неизвестность, но оставаться здесь одной было еще хуже.

На чердаке в этот момент послышался какой-то негромкий шум или даже скорее шорох. Это меня не успокоило, а, наоборот, напугало еще больше.

Я, ускорив шаг, быстро заскочила на чердак и остановилась, прислонившись к дверному косяку.

Здесь царил полумрак. Чердак был достаточно обширным и высоким. Все его стены, повторяя очертания крыши, сходились наклонно вверх. При другом настроении можно было бы представить себя Хеопсом внутри пирамиды, но сейчас я больше всего хотела увидеть Виктора.

Виктор стоял справа от входа, наклонившись над кривым деревянным ящиком, покрытым каким-то тряпьем. Ящик был вплотную придвинут к полукруглому слуховому окну.

— Что случилось? — шепотом спросила я, подходя ближе. Одно то уже было приятно, что Виктор нашелся быстро и с ним все было в порядке.

Виктор качнул головой и ногой откинул в сторону несколько каких-то тряпок с пола.

Я расценила этот жест как приглашение подойти ближе и осторожно приблизилась, внимательно глядя под ноги.

На полу были разбросаны всякие доски, кирпичи и куски жести, оставшиеся от возведения крыши. Однако, несмотря на толстый слой пыли, покрывающий все вокруг, следов было слишком много. В коттедже все еще шло строительство, и, похоже, днем здесь находилось много людей. По крайней мере, у меня не хватило знаменитой шерлокхолмской наблюдательности, чтобы сделать вывод о том, присутствовал здесь киллер или нет.

Виктор взял меня за руку и показал на окно.

Я заглянула в него и сразу же увидела мост и, посмотрев влево, заметила и своего знакомого астролога Розенкранца, сидящего среди кустов. Розенкранц, совершенно почти невидимый с дороги, здесь открывался полностью. Если бы я захотела, то рассмотрела бы даже, какой именно бутерброд он вкушает.

Это окно действительно было очень выгодно для киллера. Если он здесь был, конечно.

— Ты думаешь, киллер был здесь? — шепотом спросила я у Виктора, отходя от окна.

Виктор пожал плечами и тоже отошел.

— 0-оль! — послышался в это время Маринкин крик снизу. — Что у вас там? Что-нибудь нашли?!

Я повернулась к Виктору и тут заметила лежащий на полу у ящика небольшой блестящий предмет прямоугольной формы.

— Смотри! — показала я Виктору на него, и он, подойдя, наклонился, взглянул и взял этот предмет в руки и обтер его от пыли. Это был диктофон.

— Кто-то оставил, — задумчиво сказала я. — Ты смотри, какие развитые работяги пошли: с диктофонами уже ходят! Наверное, распоряжения мастера фиксируют.

Виктор проверил, есть ли в диктофоне кассета, и нажал на кнопку. Тотчас же мы услышали торжественный голос нашего Ромки:

«…этот дом находится на пересечении улиц Ленина и Некрасова…»

— Вот это да! — воскликнула я. — Ромкин диктофон, тот самый, который… — Я замолчала, сама удивленная своими словами.

Виктор выключил диктофон и протянул его мне, а сам прошелся по всему периметру чердака, раскидал ногою несколько тряпок, поддел валяющуюся синюю бейсбольную кепку и повернулся ко мне.

— Пошли? — спросил он.

— Да, — ответила я, держа диктофон в опущенной руке. — А гильз никаких нет?

Виктор покачал головой.

Мы спустились на первый этаж как раз в тот момент, когда Маринка только-только собралась что-то крикнуть.

— Ну вот они! Вы что там, языки проглотили?

Или, может, привидение увидели? С моторчиком или без оного? — спросила она, обшаривая меня быстрым взглядом. — А что это у тебя в руках?

Маринка, прищурившись, посмотрела и вдруг отпрянула назад.

— Это бомба? — тихо спросила она. — С часовым механизмом? А почему ты ее из окна не выбросила?!

— Это диктофон, Марина, — успокаивающе произнес Ромка совершенно равнодушно, как о вещи, недостойной его внимания. — Никого там не было, как я понял, да? — спросил он.

Я подошла и протянула ему свою находку. Он взял механически и спокойно, но потом, повертев в руке, удивленно произнес:

— Да это же ведь… а как же… — Еще раз посмотрев, Ромка нажал на кнопку воспроизведения, и мы все услышали продолжение его рассказа о нехорошем доме.

— А это ведь твой диктофон, Марина, — удивился Ромка, выключая, и взглянул на меня, ожидая объяснений.

— Вот именно, твой, — сказала я. — Пойдемте.

— Ну вот, правильно! — сказала Маринка, забирая у Ромки диктофон. — Ни у кого ничего нет, одна я и кофе вари на всех, и диктофоны раздавай.

Непонятно только, как вы его взяли без моего разрешения! Сначала этот одноногий Джо берет, но он хоть спрашивает, потом… Секунду! — вскричала она. — Мой диктофон?!

Маринка взглянула на диктофон у нее в руке как на змею, потом, вытаращив глаза, посмотрела на меня.

— А откуда он у тебя, Оль? Его же это… ну… в больнице… — пролепетала она, ничего не понимая. Я, наверное, ощущала бы и себя в таких же непонятках, случись со мною такой же фокус.

— Вот именно, — устало сказала я, — украли в больнице, а обнаружили его мы здесь. Чудеса, правда?

— В самом деле? — воскликнул Ромка. — И мой репортаж целый?! Марина, дай, пожалуйста, я проверю до конца — Да подожди ты, — отмахнулась от него Маринка. — Оль! Рассказывай все подробно! — потребовала она. — Там никого не было? А где он лежал?

— Пойдемте в машину, — предложила я, — по дороге я все и расскажу. Мне кажется, Виктор, — я повернулась к нашему фотографу, — нет смысла лазать по другим коттеджам, правильно?

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru