Пользовательский поиск

Книга Тайна серебряной вазы. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

– Правильный вопрос. Кто-то ее подослал. Понимаешь, нам важно ее не спугнуть, проследить пути перемещения документа. Сама барышня нам не нужна. Хотелось бы, чтобы ты заслужил ее доверие, может быть, через тебя она выведет и нас к тем, кого мы ищем. Понимаешь?

– Понимаю. Но как же я проникну в их дом, если я не знаком с профессором? Меня не примут, если я явлюсь с неожиданным визитом.

– Я все обдумал. Дом Муромцевых взят под постоянное наблюдение. Обо всех перемещениях обитателей дома меня уведомляют. Дежурит там за углом и постоянный извозчик с нашим человеком. Барышни, как я понял, на святках вовсю развлекаются. Развлекайся с ними и ты, следуй за ними на всякие увеселения. Случайная встреча – лучший способ продолжить знакомство, напроситься в гости. Постарайся быть внимательным, обо всем подозрительном немедленно сообщай мне. Только умоляю тебя – старшую пока оставь в покое, займись младшей.

– Хорошо, хорошо, – торопливо согласился Холмаков, – я все исполню наилучшим образом. Но ровно три дня.

– Уговор дороже денег, – пошутил Пановский, – ни часом больше.

– А через три дня и старшая уже не станет для меня запретным плодом?

– Разумеется, дорогой Илья Михайлович, воля ваша. Но я надеюсь, вы не поведете ее под венец? Девушка-то без приличного состояния.

– Нет, я предпочитаю более легкие способы наслаждения, – засмеялся Холомков. – Завтра с утра жду вашего гонца. И – по следу, по следу! За сладкой добычей!

В этот момент раздался условный стук в дверь. Мужчины замолчали.

– Войдите, – громко крикнул Пановский. В дверь заглянул стоящий на посту его человек.

– К вам посетитель, – сказал он и, получив разрешение, пропустил в кабинет агента Сэртэ. Тот выжидательно перевел взгляд с Пановского на Холомкова.

– Говори, можно, – скомандовал шеф сверхсекретного бюро.

– Порученное наблюдению семейство профессора Муромцева в полном составе покинуло квартиру и прибыло в Палату мер и весов. Удалось установить, что они ужинают в семье директора палаты Менделеева. Наблюдение установлено за домом и за квартирой.

– Кто еще зван на ужин? – спросил Пановский, мельком глянув на Холмакова.

– Насколько мне известно, в квартире только сотрудники Палаты.

– Имена всех переписать. Наблюдение продолжать. Всех посторонних, если таковые будут, проследить до места жительства.

Когда агент Сэртэ удалился из кабинета, Пановский устремил серые острые глазки на Холомкова.

– Вот видишь, Илья, мы немало сил бросили тебе в поддержку. Наши люди контролируют все дороги, подозрительные личности подвергаются тщательному досмотру. Каждый полицейский проинструктирован относительно поиска нашего документа. Не сегодня-завтра результат будет получен.

– Вы так часто говорите об этом документе, а я не имею представления, как он выглядит, что в нем написано. Вдруг он попадется мне на глаза в доме Муромцевых? Как я его узнаю?

– Что в нем написано, знать тебе не обязательно. Да ты и прочитать его не сможешь, как, впрочем, и никто из полицейских. Потому что написан он по-арабски на пергаменте. И украшен неповторимой тугрой. Ты его ни с чем не спутаешь. Увидишь – сразу поймешь, что это он!

– Да, пожалуй, прочитать по-арабски мог бы только покойный князь Ордынский, да еще два-три чудака из Общества любителей древностей, – подтвердил Холомков. – Но такие документы обычные люди в России с собою в кармане или в саквояже не таскают.

Глава 16

С выставки трое молодых людей возвращались в странном настроении, мысли их бродили далеко от живописи. Мура, сжавшись в комочек в углу экипажа, продолжала напряженно размышлять о безвозвратно, казалось бы, утерянной перчатке. Клим Кириллович пребывал в тягостном недовольстве собой, он считал, что не сумел защитить доверенных ему барышень от гнусных двусмысленных комплиментов развязного нахала. А Брунгильду ранил утонченный облик красивого молодого человека...

В доме Муромцевых Клим Кириллович задерживаться не стал, несмотря на любезное предложение Елизаветы Викентьевны отобедать с ними. Сославшись на неотложные дела, тщательно скрывая мрачное настроение, он отправился домой.

Вечером, во главе с Николаем Николаевичем, семейство Муромцевых в полном составе отправилось к Менделеевым. После петербургских улиц, тонущих в сыроватом зимнем мраке, после Забалканского проспекта – конечного пункта маршрута – широкого, уходящего вдаль, грохочущего конкой, правда, немноголюдного в вечерний час, после холодного пронизывающего ветра, налетевшего на Муромцевых из-под арки, когда они, уже оставив экипаж, направлялись в глубь двора, квартира Менделеевых показалась им особенно уютной.

В гостиной их радушно приняла Анна Ивановна Менделеева, кроме нее возле стола хлопотала молодая женщина, красивая, с копной пышных рыжих волос и нежным бело-розовым цветом лица, со смешливыми ямочками в уголках губ, представленная как сотрудница Палаты – Ольга Озаровская. Она помогала Анне Ивановне разливать чай и улыбалась, охотно включаясь в разговор.

– Елизавета Викентьевна только давеча интересовалась, как вы устроились на казенной квартире, – принимая чашку чая, гудел несколько в нос Николай Николаевич.

– Разместились, – приговаривала Анна Ивановна, проверяя, удобно ли расположились ее гости, – комнаты сравнительно небольшие, но помещение для кабинета обширное, расставили и полки, и шкафы для книг и бумаг, у нас их громадное количество. И работать Дмитрию Ивановичу там никто не ме-|Шает, не ходит над головой – последний этаж он сам выбирал... Сегодня Дмитрий Иванович Ј утра расстроен, – Анна Ивановна перевела разговор на далекую от квартирного устройства тему, – опять что-то прочитал о том, что Рамзай, тот, который открыл гелий по солнечной линии спектра, предполагает наличие элементов с таким ничтожным весом, что места им в периодической таблице не находится. Хорошо, что с Дмитрием Ивановичем сейчас разговаривают «валерьяновые капли».

Видя замешательство гостей, Озаровская пояснила:

– Так мы между собой называем Сапожникова, нашего сотрудника. Он один может успокоить Дмитрия Ивановича. Милый человек... Признаюсь, я когда поступила сюда на службу, Дмитрия Ивановича боялась, загляну в его кабинет тихо – сидит грозный, в клубах папиросного дыма, на стенах, на столах, на полу книги и инструменты – ни дать ни взять, Параде лье...

– Вы смелая женщина, – искренне восхитилась Елизавета Викентьевна, – как вы решились служить на научном поприще?

– Пока не знаю, окончательно мое решение или нет. Впрочем, сейчас Дмитрий Иванович принял на службу в Палату еще несколько женщин, все они прекрасно справляются со счетной работой.

– Эмансипация! Я, например, не хотел бы, чтобы в моей лаборатории появились женщины, им не место среди реактивов, да и вредно это, – высказал свое мнение по женскому вопросу и профессор Муромцев. – А как вам удается ладить с Дмитрием Ивановичем – характер-то у него не сахар!

– Ладим, ладим, – Озаровская ослепительно улыбнулась, – нам теперь даже нравится, когда он нас хвалит: «Хорошо посчитали, справились... Сразу видно – голова у вас не редькой».

Барышни фыркнули, лицо Николая Николаевича озарилось широкой понимающей улыбкой.

– Присутствие сотрудниц в Палате вынуждает Дмитрия Ивановича быть деликатным.

– Помнишь, Олечка, про собаку? – лукаво улыбнулась Анна Ивановна.

– О, это было великолепно! Мы потом полдня смеялись. – Озаровская напустила на себя важный вид и стала с помощью мимики и голоса изображать Менделеева. – Заходит он как-то к нам с новым сотрудником и говорит ему: «Если вам надо что-либо вычислить по формулам Чебышева, вы обращайтесь к барышням, к барышням, они на этом уж.... – тут он замялся, как бы подбирая слова, – они на этом собачку скушали!» Видно, слова «собаку съели» показались ему чересчур грубыми для таких деликатных существ, как мы...

– У вас блестящий артистический дар, – признал восхищенно профессор Муромцев. – Очень похоже. Вы созданы для сцены.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru