Пользовательский поиск

Книга Стандарт возмездия. Содержание - Эпилог

Кол-во голосов: 0

– Сажайте самолет, – приказал Керимов, – сажайте самолет.

Цапов и Раскольник переглянулись.

– Сажайте самолет, – повторял Рустам, – мне терять нечего, иначе я проткну ему шею.

– Отпусти штырь, – крикнул Ахмед, – и выйди драться со мной, если ты мужчина.

Такие оскорбления на Рустама не действовали. С раненой рукой, измученный, он не имел права играть в благородство. Здесь был не рыцарский турнир, да и его противники даже отдаленно не напоминали рыцарей.

– Тебе все равно не уйти, – сказал стоявший позади всех Цапов, – убери штырь.

– Сажайте самолет, – упорствовал Рустам.

Афанасий Степанович хрипел, понимая, что этот полоумный пленник может проткнуть ему шею в любую секунду.

В этот момент Ахмед с диким криком отбросил пистолет и, выхватив нож, бросился на Рустама. В этот момент заложник, которого держал Рустам, вдруг проявил удивительную для своих лет ловкость, ударив локтем Рустама и вырываясь из его рук. Рустам понял, что проиграл последнюю в своей жизни схватку, поднял левую руку, отбивая удар ножа.

И в этот момент раздался выстрел. Все еще не понимая, что именно происходит, Ахмед оглянулся и упал на тюк с простреленной головой. Цапов, стоявший чуть позади всех, повернул оружие на Раскольника.

– Стоять смирно, – приказал он, но Раскольник не понял или не захотел понять, что ему говорит напарник. Он обернулся, и в этот момент Цапов нанес ему сильный удар по голове рукояткой своего пистолета. Раскольник упал на тюк без сознания. Он не успел даже крикнуть или застонать. Афанасий Степанович ошеломленно смотрел на своего помощника.

– Константин, – сказал он, не веря своим глазам.

Цапов поднял пистолет Раскольника и протянул Рустаму. Все еще не понимая, что происходит, недоверчиво глядя на Цапова, Рустам взял пистолет, проверяя оружие. Все было в порядке.

– Какую легенду ты мне испортил, – сказал Цапов, медленно усаживаясь на тюк, – вот и все, что мы могли сделать.

Рустам все еще сжимал в руках пистолет, готовый выстрелить при малейшей опасности. Он не верил в метаморфозу, происшедшую с бандитом.

Видимо, Цапов понял его колебания и улыбнулся.

– Опусти оружие, – мягко сказал он, – я тот самый агент, которого они искали.

И только тогда Рустам опустил свой пистолет, вдруг понимая, и откуда появилась так неожиданно милиция в Бухаре, и откуда в Москве знали о движении каравана через всю республику. Но в этот момент Афанасий Степанович вдруг, скрипнув зубами, бросился на Цапова. С огромным трудом они одолели и связали его. Пена бешенства появилась на губах Афанасия Степановича. Он не мог примириться с мыслью, что его столько времени водили за нос.

Цапов прошел в кабину летчиков, приказав им поменять курс на Волгоград. Когда он вернулся, Рустам спросил:

– Как тебя зовут?

– Костя. Константин.

– Спасибо тебе, Константин. Я, признаться, не ожидал, что именно в этом самолете встречу союзника.

– Я тоже, – засмеялся Цапов.

– Трудно тебе было? – сочувственно спросил Рустам. – Давно внедрили?

– Три года, – вздохнул Цапов, – целых три года я притворялся, пытаясь завоевать их доверие. И вот теперь раскрылся. Но меня предупреждали, что это особый случай. Груз не должен был дойти до места назначения. Такова была установка моего руководства.

– И моего тоже, – кивнул Рустам, – мой полковник считает, что таким образом мы вводим некий стандарт возмездия по отношению к мафии.

– Стандарт возмездия, – улыбнулся Цапов, – красиво звучит, коллега.

– Красиво, – согласился Рустам и, вдруг повернувшись к Цапову, предложил: – Может, ты перейдешь к нам работать? А то я нелегалом побывал всего несколько дней и потерял десять лет жизни. А ты целых три года продержался. У тебя, брат, нервы железные.

Самолет летел на Волгоград. Притих Афанасий Степанович, без сознания лежал Раскольник, его окружали тюки и ящики. Рустам счастливо улыбнулся. Задание было выполнено. Груз не дошел до места назначения.

Эпилог

Спустя шесть месяцев после событий, связанных с крушением планов Зардани и арестом его груза, Сергей Мехирев наконец впервые вышел на улицу. Все эти месяцы он провел почти под добровольным домашним арестом, понимая, как жестоко и страшно будут мстить ему обе мафии, уверенные в том, что именно он оказался виновником их провала.

С одной стороны, все его бывшие компаньоны были уничтожены. Горелый, Хромой Шалва, Кудрявцев понесли наказание за свою неверность. Но с другой – груз был конфискован и авторитету перевозчиков груза и компаньонов Зардани был нанесен не только моральный, но и огромный материальный ущерб. За подобные деньги могли убить президента любой из новых республик, это Мехирев отлично понимал. И поэтому он скрывался целых шесть месяцев под надежной охраной сотрудников Бюро и МВД на одной из конспиративных квартир, существующих для таких опасных свидетелей.

На дворе стояла глубокая осень, когда он рискнул наконец выйти один. Ему казалось, что за все эти месяцы о нем должны были забыть и теперь он может совершенно спокойно достать тот самый медальон, о котором помнил все эти месяцы. Медальон Горелого помогал ему в томительном ожидании в дни, наполненные страхом и беспокойством за собственную жизнь. Теперь можно было наконец получить все сполна. Теперь можно было выкопать медальон Горелого, выехать по туристической визе в Германию и снять огромные деньги со счета, перебравшись затем в какую-нибудь тихую, нейтральную страну.

Сергею казалось, что шесть месяцев слишком большой срок, чтобы о нем еще помнили. Он наслаждался обретенной свободой. Остановив какую-то машину, он поехал к тому месту, где закопал медальон. Он хорошо помнил это место. Но на поиски того самого дерева и раскопки все равно ушло больше двух часов. И вот наконец медальон был в его руках. Боясь поверить самому себе, он повернул медальон и увидел на нем цифры, выгравированные предельно четко.

От радости он даже запел, не веря в удачу. Теперь он наконец окончательно поверил в свою звезду. Ему не только удалось остаться в живых, но и найти наконец этот медальон. Он уже чувствовал теплое солнце где-нибудь в маленьком островном государстве, где он сможет нормально жить всю оставшуюся жизнь.

Теперь требовалось только забрать из дома некоторые документы. Он не сомневался, что за его домом уже не следят. Шесть месяцев – большой срок, вряд ли кто-то столько времени следил за его квартирой. Он приехал к себе, поднялся в квартиру. Она уже была убрана благодаря стараниям его двоюродной сестры, которой он обещал подарить квартиру после отъезда. Он забрал лишь несколько фотографий и памятных вещей. В укромном месте было спрятано две тысячи долларов, которые он берег на самый крайний случай. Здесь же лежал купленный служебный паспорт, по которому можно было вылететь в Польшу без визы. А уже оттуда попасть в Германию не составляло труда. Можно было купить любую туристическую путевку, любой тур или просто заплатить кому надо и сделать липовую визу. Ему важно было только попасть в Германию. Жить он там все равно не собирался.

Уже по дороге в аэропорт он вспомнил, что не попрощался ни с кем из сотрудников Бюро, которые все эти месяцы его опекали. Впрочем, это было сейчас не важно. Главное, что у него были с собой служебный паспорт, деньги и медальон с номером счета Горелого. Когда такси остановилось у аэропорта, он заплатил таксисту сто долларов, не веря своему счастью.

Купить самый дешевый билет до Варшавы и зарегистрироваться было совсем несложно. Он уже собирался проходить пограничный контроль, но вошел напоследок в туалет. Он прикрыл глаза, чувствуя сквозь окно теплое солнце. И в этот момент кто-то выстрелил ему прямо в затылок.

Его тело нашли через десять минут. Медальон и служебный паспорт лежали рядом. Никто не обратил внимания на цифры, выбитые на медальоне. Тот, кто держал его в руках, наверное, подумал, что это дата рождения его близкого человека или еще какие-нибудь счастливые цифры для несчастливого человека, каким оказался Сергей Мехирев.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru