Пользовательский поиск

Книга Стандарт возмездия. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

– Я не знаю точного места, – продолжал Цапов, – но мне сказали, что груз мы получим под Ташкентом. Где именно, должны были знать встречающие нас люди. – Гость быстро переглянулся с сидевшим на стуле хозяином ангара. Видимо, в его лице мелькнула тень сомнения, если он снова посмотрел на Цапова и спросил:

– Почему ты раньше ничего не говорил?

– Я не мог сказать, что ничего не знаю, – признался Цапов, – вы бы меня сразу убили. Но груз точно где-то рядом с городом, и я должен его принять лично.

Последняя фраза была произнесена с определенным подтекстом, чтобы его мучители убедились в его личностной ценности. Но гостя нельзя было обмануть. Он тоже понял смысл этой фразы.

– Ты лично его и примешь, – сказал он, – только сначала скажи место. Где сейчас находится груз? Ты ведь самый близкий человек к Афанасию, должен наверняка знать, где находится груз.

– Этого я не знаю.

– Хватит, – надоела эта дискуссия гостю, – в последний раз спрашиваю, где находится груз?

Цапов отвернулся. Шансов избавиться от мучений не было никаких.

– Иди ты... – сказал он, продолжив отборным матом и вспомнив заодно родителей сидевших напротив него мучителей.

– Аббас, начинай, – приказал хозяин ангара, не дожидаясь, пока отреагирует гость. Видимо, оскорбления оказались слишком сильными и непривычными для него, если он так побагровел. На Востоке нельзя безнаказанно оскорблять родителей человека. Оскорбить их таким образом – значит нанести неслыханное оскорбление, которое смывается только кровью обидчика.

Бородач радостно бросился к пленнику. Цапова снова подняли, снова надели наручники, приковывая все к той же трубе.

– Несите сварочный аппарат, – приказал бородач. Один из его людей поспешил за «инструментом». Цапов закрыл глаза. Если ему все равно умирать, то почему он позволил приковать себя наручниками во второй раз? Сопротивляться уже не было никаких сил, а говорить не хотелось. Даже такая жизнь в страшных мучениях вдруг показалась ему лучше, чем спокойная смерть. Он с сожалением вспомнил, как не сумел уйти ночью от автобуса. «Нужно было ползти к автобусу», – запоздало подумал Цапов.

Один из его палачей принес сварочный аппарат. Теперь ему предстояло умирать долго и страшно. Он поднял голову. Афанасий даже не узнает, какой мучительной смертью погиб его помощник. И никто ничего не узнает. Но говорить этим ублюдкам, где находится груз, нельзя. И не потому, что в этот момент он думал о каких-то нравственных императивах. Ему не хотелось, чтобы его убийцы смогли победить в этом споре. Он невольно сжал зубы. Теперь предстоит пройти через самое страшное в жизни. И он не был уверен, что сумеет выдержать подобные пытки.

Аппарат долго налаживали, готовили к работе. Цапов ждал, когда они наконец начнут. В нем все замерло, словно внутренности были заморожены, и только стук собственного сердца больно отзывался в голове. Палач под радостный смех Аббаса надел маску и поднял сварочный аппарат.

– Где груз? – в последний раз спросил гость. Боль в левом плече была не просто адская. Это было что-то невообразимое, словно ему пилили кости, словно его плавили на огне. Стиснул зубы так, что из десен пошла кровь.

«Не скажу», – упрямо подумал он, когда палач второй раз поднял свой аппарат. На этот раз его остановил Аббас.

– Нет, – сказал он, – начни сразу с глаз. Человек всегда больше всего боится потерять зрение. Выжги ему глаза.

И в самом деле, этого Цапов боялся больше всего. Каким-то неведомым чувством палач уловил его страх, поняв, что через обычную боль его не взять. Требовалось что-то еще более ужасное. И это были его глаза.

Аппарат снова включили, и Цапов понял, что в следующее мгновение не выдержит. Перспектива остаться слепым была настолько страшна, что он завыл от ужаса. И в ответ на его завывание за стеной раздались чьи-то крики, выстрелы. Цапов поднял голову. Палач, уже включивший свой аппарат, обернулся. И в следующее мгновение упал. Кто-то выстрелил ему прямо в лицо.

Цапов боялся поверить в чудо. Он все-таки открыл глаза и увидел, как упал, сраженный автоматной очередью, Аббас. Пуля попала ему в живот, и он долго и страшно скреб пол ногами. Хозяин ангара вскочил со стула, но второй палач прикрыл его своим телом и, получив несколько пуль, рухнул замертво, дав возможность своему хозяину отступить к двери.

Его гость, сделав несколько выстрелов в нападающих, также начал отступать. В ангар уже вбегали неизвестные Цапову люди. Молодой «сфинкс» резко обернулся и увидел, что Цапов поднял голову. Он прицелился ему в лицо, но выстрелить не успел. Кто-то набросил ему на горло удавку. Он захрипел, пистолет выпал из рук. Через несколько секунд бездыханное тело гостя рухнуло на пол.

Цапов перевел дыхание. За упавшим негодяем он увидел спокойное лицо Раскольника, словно тот выполнял скучную, но необходимую работу. Он сунул удавку в карман и шагнул к Цапову.

Глава 16

Они прождали посланца Горелого более двух часов. И когда наконец убедились, что он не приедет, злой Шалва сам позвонил Горелому. Известия из Ташкента были не особенно приятными. Абдулрагим, к которому он послал своего доверенного человека, до сих пор не позвонил. Может, у Горелого были какие-нибудь новые сведения?

– Я прождал больше двух часов, но твой посланец не приехал, – сказал в трубку Шалва.

– Как это не приехал? – не поверил Горелый. – Он отбыл еще утром. Может, ты что-то напутал?

– Что я мог напутать, – разозлился Шалва, – мы договорились, что увидимся с ним в клубе, где я сейчас нахожусь. А твоего человека все нет.

– По какому телефону ты сейчас говоришь?

– По своему мобильному телефону.

– У нас неприятности, Шалва, – признался Горелый. – Приезжал Афанасий, угрожал. Он, кажется, что-то узнал. У тебя есть сведения из Ташкента?

– Это я должен был спросить у тебя, – разозлился Шалва, – там трое твоих людей. Нет у меня пока никаких известий. Но они уже захватили твоих посланцев, это я точно знаю. А сейчас мобильный телефон нашего друга в Ташкенте не отвечает, и я ничего не могу понять. Почему не приехал твой человек?

– Не знаю. Я тоже ищу его, – признался Горелый, – его телефон тоже не отвечает.

– Все телефоны не работают, – нахмурился Шалва, – так не бывает, Горелый! По-моему, нас кто-то неплохо обманывает. – Я все проверю и позвоню тебе, – отключился Горелый.

Через полчаса с его дачи выехала кавалькада машин, в одной из которых сидел хозяин. Еще через полчаса они были в ресторане «Золотой филин». Прошло минут сорок, и к ресторану подъехала еще одна машина. Из нее буквально вытащили перебинтованного испуганного человека, подгоняя его толчками и ударами в спину. Так они и вошли в кабинет, где сидел Горелый.

– Здорово, Король, – усмехнулся Горелый, – как себя чувствуешь?

– Здравствуй, – поздоровался Король, которого вытащили из дома, избив при этом до полусмерти его личного телохранителя.

– Садись, – разрешил Горелый, – у нас с тобой разговор долгий.

Король испуганно оглянулся. За его спиной стояли трое людей Горелого. А рядом с Горелым сидел один из тех, кто был свидетелем спора с Сергеем.

– Говорят, ты, Король, решил козырной картой стать, – ласково спросил Горелый, когда его собеседник сел напротив него, – решил в мое отсутствие показать всем, какая ты важная карта?

– Нет, – сказал Король, белая повязка на голове которого делала его похожим на дачника в панаме, – нет, я ничего такого не говорил.

– Говорил, – очень ласково кивнул Горелый, – и так серьезно говорил, что Сереже пришлось даже голову тебе остудить. Вот ты свою повязочку до сих пор и не снял. – Король побледнел. Он знал, что бывает с теми, с кем Горелый разговаривает таким ласковым тоном, применяя уменьшительные суффиксы.

– Я ошибся, Горелый, – нерешительно сказал он, – и понял свою ошибку.

– Нет, – улыбнулся Горелый, – ты не ошибся. Ты решил проверить, как другие прореагируют на твою выходку. Думал, съедят так, без соли. Но на Сережу нарвался и получил по башке.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru