Пользовательский поиск

Книга Средство от скуки. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Следователь пододвинул к Патрушеву бумажку и ткнул в нее пальцем.

— Распишитесь здесь, — сказал он спокойно, даже не взглянув на Патрушева, продолжая оформлять какие-то документы.

Андрей выполнил все, что от него требовалось.

— Пройдете в шестнадцатую комнату, там вам выдадут вещи, — равнодушно заключил следователь.

— Спасибо, — неожиданно вырвалось у Патрушева, хотя он и не хотел этого говорить.

Произнес он слово с оттенком подобострастия и в тот момент презирал за это сам себя, удостоившись лишь сухого кивка следователя. Ему ничего не оставалось, как последовать за конвоиром.

Глава 3

Лариса поднялась на третий этаж обычного пятиэтажного дома и нажала кнопку звонка. Ей открыли довольно быстро — на пороге стоял Патрушев.

Его лицо осунулось, бледность подчеркивала черные круги под глазами. Пребывание в СИЗО не пошло на пользу этому и без того излишне впечатлительному мужчине.

Лариса Котова приехала к нему домой спустя два часа после звонка Карташова. Она уже знала, что на решение отпустить Андрея повлияли показания некоего мужчины, который являлся владельцем дачи, где Патрушев и переживал свою депрессию. Что якобы он видел Патрушева в тот роковой вечер и может подтвердить его невиновность.

— Как ты себя чувствуешь? — спросила Лариса, проходя в комнату и слегка побаиваясь, не зацепятся ли за что ее колготки.

У Патрушева, как обычно, было грязновато, но сейчас не время акцентировать на этом внимание.

— Да так, — поиграл руками в воздухе Андрей. В темнице у меня разыгрался бронхит…

— Я принесла тебе чай, сахар, печенье, — сказала Лариса. — И кое-что особенное.

И она выложила из пакета фирменные салаты своего ресторана.

— Да у меня все есть, я сам могу тебя угостить, — протестующе замахал руками Андрей.

— Это ты будешь говорить кому-нибудь другому, а не мне, директору лучшего в городе ресторана, — решительно заявила Лариса.

Котова прошла на кухню и поставила чайник, распугав полчища тараканов, которые гнездились на всем пространстве между раковиной и газовой плитой.

— Хватит суетиться, я сам в состоянии все это сделать, — сказал Патрушев.

— Мне просто хочется поухаживать за тобой, проявить свое женское начало.

Патрушев пожал плечами, усмехнулся краешками губ, потом развернулся и пошел в комнату. Лариса направилась за ним. Патрушев, поеживаясь, сел в кресло, а Лариса забралась с ногами на диван и замерла, скрестив руки на груди. Так в тишине они просидели несколько минут, прислушиваясь к тому, как медленно закипает на кухне чайник.

Потом Лариса резко вскочила с дивана, отправилась на кухню и занялась приготовлением чая. Патрушев какое-то время еще посидел в комнате, потом все же пришел на кухню и все так же молча помог Ларисе перенести чашки с чаем на журнальный столик в гостиной.

Они пили горячий чай, но никто не осмеливался первым начать разговор. Наконец Лариса проявила инициативу:

— Ты давно знал Аткарского? — как бы невзначай, равнодушным голосом спросила она.

— Я его не убивал, — глухо ответил Патрушев.

Было видно, что ему неприятно упоминание фамилии покойного экстрасенса.

— Я в это верю. Я же не милиционер, чтобы мне отвечать такими односложными фразами. Мне кажется, тебе пора уже выходить из роли.

Патрушев удивленно посмотрел на нее.

— Чего же ты хочешь?

— Я хочу, чтобы мы как бы отмотали пленку назад, и ты мне рассказал, как тебя угораздило ввязаться в эту историю.

— Зачем тебе все это?

— Я же тебе друг. И хочу видеть перед глазами прежнего Патрушева, открытого, веселого, с которым так приятно всегда поболтать.

— Ты очень легкомысленная особа, — язвительно заметил Андрей, выдавив из себя злобную усмешку.

Лариса видела, что ему очень хочется все ей рассказать, но ему трудно сейчас это сделать, поэтому, в общем-то, и не очень надеялась, что сегодня их беседа пройдет успешно. Однако Патрушев все же развеял ее опасения.

Спустя десять минут, когда чай уже был выпит и закурена первая сигарета, он вдруг посмотрел ей прямо в глаза и сказал:

— Ну ладно, слушай. Меня обвиняют в убийстве Аткарского из-за ревности…

Анна стояла возле зеркала в прихожей и любовалась новой прической: два часа назад ей удачно сделали в «лаборатории красоты». На женщине была лишь нежно-голубая юбка из тонкого японского шелка с набивным рисунком, а сверху — синий бюстгальтер. Она предавалась нарциссизму уже довольно давно. Ее макияж был безупречен, и от своей внешности она всегда приходила в неописуемый восторг.

Она была высокой блондинкой со всеми вытекающими отсюда последствиями. Личико с высокими скулами, чуть раскосыми глазами, небольшими пухлыми губками и маленьким точеным носиком все еще доставляли ей радость, и, по ее великому убеждению, подобная внешность могла соблазнить любого мужчину, поэтому Анна все время находилась в поиске наиболее достойного обладателя всех этих прелестей.

Но так получилось, что любовником ее в настоящее время был отнюдь не являвшийся достойным в полном смысле этого слова человек. Его звали Андрей Патрушев. Он был, мягко говоря, небогат, не очень энергичен, а честолюбивые устремления его пока не находили реализации. Если говорить совсем начистоту, то Андрей был просто нищ. А Анне Давыдовой, которая работала дизайнером полиграфкомбината, хотелось более солидной партии.

Собственно, роман Анны и Андрея не был насыщен какой-либо «культурной» программой вроде походов в ресторан или на дискотеки и состоял в основном из соитий, происходивших на квартире одного из партнеров. Соития разбавлялись жалким подобием семейного ужина на двоих, на котором иногда даже зажигались свечи — для создания интимной и располагающей к общению обстановки.

Анна не разделяла увлечения Андрея астрологией и экстрасенсорикой, считая эти занятия несерьезными и непрактичными. Но несколько попыток наставить Патрушева на путь истинный и пристроить его куда-нибудь в хорошую торговую организацию окончились неудачей, и Аня махнула на все рукой. В конце концов нужно же было ей с кем-то спать, а Патрушев в этом плане ее вполне устраивал.

Сегодня она не ждала его, и прическа ее была предназначена для другого: она собиралась на важное для нее свидание. Человек, с которым она познакомилась совсем недавно — он был одним из ее клиентов по работе, заказал ей дизайн для рекламного объявления — пригласил ее на открытие выставки модного местного художника, который являлся его другом.

Поскольку Анна прочитала в глазах своего нового знакомого неподдельный интерес и желание расширить рамки общения с ней, то естественным выглядело ее стремление показаться перед ним в самом лучшем виде. Похоже, это было именно то, что ей нужно.

Ее новый знакомый, кстати, представился именно экстрасенсом, и, глядя на его солидный вид, дорогую одежду и манеры, Анна еще раз почувствовала разницу между ним и своим нынешним любовником.

«Вот ведь — люди вроде бы одного пошиба, а какая пропасть между ними, — размышляла Давыдова. — Кирилл и Андрей — совсем разные». Она и не подозревала, что Кирилл и Андрей знакомы друг с другом — Патрушев никогда не говорил с ней о своих делах и не пытался ни с кем ее знакомить. Анна весьма негативно отзывалась о круге его знакомых, который в основном состоял из таких же нищих интеллектуалов, как он сам.

Анна уже готова была выйти, как вдруг раздался резкий звонок в дверь — Давыдова вздрогнула от неожиданности.

«Кто бы это мог быть?» — поморщилась она и заглянула в глазок. На лестничной площадке стоял Патрушев.

«Черт, принесло же его не вовремя!» — еще более раздраженно подумала она, но дверь все же открыла.

— Привет, — радостно улыбаясь, сказал Патрушев и поцеловал ее.

Она ответила на поцелуй почти автоматически — ведь они были вместе уже полгода, и привычки никуда не денешь.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru