Пользовательский поиск

Книга Смертельное правосудие. Содержание - Глава 30

Кол-во голосов: 0

У Бена были все основания оказаться следующим.

Глава 30

Проехав на своей "хонде" по пыльной улице, Бен припарковал машину за трибунами, где, как он надеялся, ее не настигнет какой-нибудь сокрушительный шальной удар мячом – особенно обидно было бы долбануть самому по собственной машине.

Все уже собрались на игровом поле в парке Джонсона, на углу Шестьдесят первой улицы и Риверсайд. Команда "Аполло" разогревалась. В одинаковой красно-серой форме с символикой "Аполло" на спине игроки корпорации выглядели настоящей софтбольной командой.

Кристина бросила Бену перчатку и официальную бейсболку "Аполло".

– Слава Богу, ты пришел, – сказала она. – А я уже начала бояться, что нам придется выставлять запасного.

– Это было бы гораздо лучше, – ответил Бен. – Я ужасно не хочу участвовать в игре.

– Ну, не причитай, как сварливый старичок. Продемонстрируйте присутствие духа.

Во время разминки Херб трижды посылал мяч Бену и каждый раз страховавшие Кинкейда сзади Чак, Кэндис и Кристина по очереди отбивали мяч. Дуг энергично орудовал битой, проявляя недюжинную силу. Шелли тоже была на стадионе, хотя и сидела на скамейке, тихая, как всегда.

Кричтон расположился на трибуне, и его лицо не покидало умильное выражение. Бен присмотрелся. Рядом с боссом сидела женщина, державшая на руках ребенка, которому, по-видимому, было не больше года, а рядом с ней – маленькая девочка, лет пяти. Похоже, Кричтон решил развлечь свою семью. Все улыбались.

"Что ты знаешь о нем? – думал Бен. – Болван, зацикленный на работе, помешанный на сексе. Очевидно, в семье он мягок – любящий муж, добрый и заботливый отец. Впрочем, Муссолини, как известно, тоже был прекрасным семьянином.

И все-таки трудно кого-либо ненавидеть, услышав, как этот кто-то воркует с ребенком или поет ему колыбельную".

Бен заметил, что они с Кристиной оказались в центре разминающейся группы. Воспользовавшись моментом, он решился на провокацию.

– Я слышал, на днях к нам должна нагрянуть полиция, – как бы мимоходом сказал Бен.

Чак навострил уши.

– Полиция? – Он послал мяч Кэндис. – И что им понадобилось у нас?

– Они все еще выясняют, кто убил беднягу Говарда.

– Господи, если уж они не могут выяснить, кто убивает девочек-подростков, то уж убийцу Говарда им вообще никогда не найти, – как всегда, вставила свое слово Кэндис.

– Да? – сказал Бен. – Почему вы так думаете?

– Это вопрос приоритетов – всего-навсего. Я не слышала, чтобы имя Гэмела упоминали в "Новостях", а о жертвах маньяка и о следствии, ведущемся по этому делу, говорят в каждом выпуске. Убийства девочек-подростков – событие для благополучного центра Америки из ряда вон выходящее.

– Интересно, какого рода вопросы будет задавать полиция? – Чак вернул разговор к более интересующей его теме.

– Обычные, я думаю, – равнодушно ответил Бен. – "Где вы были в ночь убийства?", "Были ли у вас причины желать смерти Гэмела?".

Дуг ухмыльнулся:

– Полагаю, у каждого из нас было такое желание, правда, не настолько сильное, чтобы действительно убить Говарда.

– Ну, у полиции есть средства, чтобы преподнести ваше желание достаточно сильным, – буркнул Чак.

– Почему вы так думаете? – снова спросил Бен.

Чак пожал плечами и посмотрел вдаль.

– Да так.

– Я, например, – сказал Бен, – знаю, где в ночь убийства находился Роб, а также знаю, где был Херб.

– Правда? И где?

Херб повернулся и тревожно взглянул на Бена.

– В офисе, – спокойно ответил Бен. – Но у остальных, как я понимаю, нет свидетелей. Где, например, были вы, Чак?

– Бог мой, кто же это знает? Я даже не могу вспомнить.

– Наверняка вы думали об этом, когда стало известно об убийстве Говарда.

– Я был дома в тот вечер, смотрел телевизор. Один.

– Не очень убедительное алиби, – подала голос Кристина.

– Извините. Если бы я знал, что планируется убийство, то непременно отправился бы в оперу или какое-нибудь другое людное место. – Чак сделал пас Кэндис, ударив по мячу с такой силой, что почти сбил перчатку с ее руки. Кэндис поморщилась и, сняв перчатку, стала массировать руку.

– Полегче, Конрад.

– Сожалею, – сказал Чак. Однако на его лице не отразилось ни капли жалости или раскаяния.

– А вы, Дуг? – спросил Бен. – Что-то не помню, говорили вы, где были в тот вечер?

– Я работал, – ответил Дуг.

– Какой сюрприз! – с издевкой заметил Чак.

– Но я не видел вас в офисе, – заметил Бен.

– А я и не был там. У меня и дома хватает работы.

– Вы берете работу на дом?

– Я не занимался делами "Аполло". Не у всех на уме только служебные проблемы. – Дуг помахал битой в воздухе. – Я работал над романом.

– Вы пишете роман?

– Какой сюрприз! – снова повторил Чак.

– А что за роман? – спросила Кристина. – Приключения?

Детектив?

Дуг опустил глаза.

– Нет. Я пишу деконструктивистский диалог в стиле модерн, основанный на экзистенциалистской точке зрения и опирающийся на послевоенный материал. Причем события Второй мировой войны я даю сквозь призму поэзии семнадцатого века.

– Звучит потрясающе, – сухо произнес Бен.

– И это будет роман? – спросила Кристина.

– О да. Но написанный в форме сонета.

– В форме сонета?

– Да. Четырнадцатистрочный ямбический пентаметр, рифмовка а-б-в-г. Грандиозный замысел. Мы все страдаем по настоящему искусству.

Бен подумал, что в конечном счете читатели страдают гораздо больше, чем писатели.

– Когда же вы намерены закончить свое эпохальное творение?

– Уже закончил. Осталось только кое-что подправить. Вношу некоторые уточнения.

– А потом?

– Ну... роман уже рассматривается несколькими издательствами.

– Да? И какими? – спросил Бен.

– Ну... оба отделения "Пингвин-букс" заинтересовались, "Винтидж" отнесся с вниманием. К сожалению, в угоду конъюнктуре хорошей серьезной книге иногда предпочитают всякую коммерческую ерунду. Это непростой выбор. Я получил несколько одобрительных рецензий из университетского издательства.

– И сколько вам придется заплатить за издание романа?

– Не так много, как... – Дуг вдруг прервал свои откровения и ощетинился. – По-моему, вас это не касается.

– Значит, никто не может подтвердить, чем вы занимались в вечер убийства Гэмела?

– Нет, я полагаю, нет.

Бен покачал головой.

– Вы с Чаком попали впросак. Полиция никак не может напасть на след. А при отсутствии версий следователи начинают нервничать.

– Как вы полагаете, что они сделают? – упавшим голосом спросил Дуг.

– Не знаю. Хотя думаю, полицейские не смогут закрыть дело Гэмела, пока не разберутся с... "Детским садом".

В этот момент мяч с силой врезался Чаку в грудь. Чак охнул, но недоуменно поднял вверх брови, продолжая смотреть на Бена.

– Что вы имеете в виду? – наконец выдавил он.

– Я же сказал: чтобы закрыть дело, полиции придется начинать с самого начала, – невинным тоном ответил Бен.

Чак не глядя отбил мяч, не в силах оторвать от Бена испуганный взгляд.

Роб бросился на перехват и мастерски овладел мячом, летевшим к Кэндис, похоже, вызвав при этом у нее сильное неудовольствие. Филдер прекрасно выглядел в спортивной форме с символикой "Аполло", единственный, настоящий атлет в команде.

– Если вы готовы начать, – с энтузиазмом обратился к игрокам Роб, – я даю всем персональные задания и расставляю вас по местам. У кого есть какие-нибудь проблемы – говорите сейчас.

Хотя тренером считался Кричтон, всю грязную работу выполнял Роб – менеджер команды. Кричтон лишь говорил речи и получал награды.

Все окружили Роба в ожидании указаний.

– Нет проблем? О'кей. Тогда тренер Кричтон скажет вам несколько слов.

После такого официального представления в круг вступил Кричтон.

– Внимание, команда. Я постараюсь быть кратким. Думаю, всем вам известно, как важна сегодняшняя игра.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru