Пользовательский поиск

Книга Смертельное правосудие. Содержание - Глава 28

Кол-во голосов: 0

– Я собираюсь съездить в Оклахома-Сити, побеседовать с Элом Остином и Берни Кингом, – добавил он в заключение.

Кричтон удивленно посмотрел на Бена.

– Что? Зачем вам это надо?

– Консетти упомянул о них на допросе.

– Эл Остин не работает больше в "Аполло".

– Как бы то ни было, Консетти назвал его одним из создателей XKL-1.

– Истец требует, чтобы его допросили?

– Нет. Пока нет.

– А Берни Кинга?

– Тоже нет.

– Тогда зачем говорить с ними?

Бен поерзал в кресле.

– Мистер Кричтон... Как юрист я обязан максимально тщательно и объективно разобраться в том, что произошло. Более того, чтобы свести концы с концами, мне нужно в полном объеме владеть информацией, я должен понять наши слабые и сильные стороны, выяснить все, что касается корпорации "Аполло".

– Берни Кинг – очень занятой человек. Он занимает важный пост в проектном отделе. Берни работает день и ночь, и у него нет свободного времени на пустую болтовню с юристами.

– Я не займу его дольше, чем необходимо...

– Послушайте, Кинкейд, я не хочу ничего навязывать, но мне кажется, не стоит терять свое время и, тем более, занимать время более важных сотрудников корпорации, отрывая их от дел. Соберите все сведения и напишите доклад для суда. Я думаю, нет необходимости проводить какие-либо расследования.

Кричтон поставил чашку на стол и в упор посмотрел на Бена.

– Вы уже достаточно знаете, чтобы четко сформулировать свою позицию.

Глава 28

Все время до Оклахомы Бен молчал, крепко вцепившись в руль машины и сосредоточившись на дороге.

– Я восхищаюсь вами, – говорил Роб, сидевший рядом с Беном в его старенькой "хонде". – Любой другой на вашем месте сразу бы отказался от своих намерений. Кричтон ясно дал понять, что не одобряет эту поездку, а вы тем не менее гнете свою линию.

– Видимо, мой ум не приспособлен для восприятия намеков, – проворчал Бен.

– Не вешайте мне лапшу на уши, Кинкейд. Просто вы относитесь к редкому типу людей, которые считают, что, если уж взялся за работу, – выполняй ее качественно. Вы готовы копать это дело вопреки всему: кто бы и что бы ни стояло на вашем пути. Я думаю, именно поэтому Кричтон считает вас суперюристом.

– Хм, посмотрим, что он скажет после моей сегодняшней поездки.

Бен свернул на северо-западную автостраду.

– Как называется то место, где мы должны встретиться с Кингом?

– "Дверные молоточки".

– "Дверные молоточки"? Странное название. Какой-нибудь ресторан? – Бен с интересом взглянул на Роба.

– Хоть убейте, не знаю. Я никогда не бывал там. Хотя Кричтон рекомендует это место всем, кто едет в Оклахому.

Несколько минут спустя Кинкейд уже ставил машину на стоянку у загадочного заведения со странным названием. Если, как предполагал Бен, это действительно был ресторан, то, по-видимому, он пользовался популярностью. Стоянка оказалась забитой полностью, и "хонду" пристроили с большим трудом.

– Здесь, наверное, сногсшибательная кухня, если им удается привлечь столько народа, – рассудил Бен. – Интересно, а можно в этих "Дверных молоточках" отведать такие же вкусные цыплячьи крылышки, как в Буффало? Заманчивая перспектива.

– Надежда умирает последней, – патетически произнес Роб, и они вошли внутрь.

Дверные молоточки, скорее всего, должны были как-то фигурировать в интерьере ресторана, оправдывая его название. Но Бен не успел заметить этого. Он не мог оторвать взгляда от снующих взад-вперед официанток и был не одинок в своем повышенном интересе к обслуживающему персоналу, приковавшему также внимание Роба и всех прочих посетителей. Обслуживающий персонал "Дверных молоточков" состоял исключительно из молоденьких женщин, и к тому же все они были очаровательными блондинками. Райское местечко.

Не менее завлекательно выглядела и униформа официанток: плотно облегающие тело белые рубашки, завязанные под грудью узлом, и короткие розовые шорты, державшиеся на бедрах.

Этим одежда девушек исчерпывалась.

– Чем могу быть полезна? – Одна из молоденьких официанток, хихикая, обвила шею Бена руками. – Предпочитаешь столик? Или кабинет? Я готова исполнить любое твое пожелание.

Бен заметил, что у Роба уже тоже появилась сопровождающая.

– Кабинет – это то, что нужно. Мы должны встретиться здесь с одним человеком по имени Берни. Может быть, он уже где-то тут.

– О, Берни, – воскликнула девица, обхаживавшая Роба, – мы любим Берни. Он здесь.

Вслед за блондинкой Бен лавировал между столиками, стараясь не упускать из вида розовые шорты, ритмично покачивавшиеся впереди. Наконец Бен, Роб и их провожатые пробрались в дальний конец ресторана. Огромное количество людей поражало. Создавалось впечатление, что все служащие Оклахомы питались только здесь. Причем посетители "Дверных молоточков", все без исключения, были мужчинами.

Кабинет, в котором расположился Берни, находился рядом с большим телевизионным экраном. На столе перед Кингом стояла одна из официанток, эффектно крутя на бедрах хула-хуп.

– Давай, Дженни, – взвизгнули спутницы Роба и Бена, – покажи класс!

Дженни кокетливо улыбнулась и увеличила скорость вращения хула-хупа.

Бен заглянул под мелькающий обруч и попытался представиться:

– Мистер Кинг? Я – Бен Кинкейд. А это – Роб Филдер.

Кинг медленно перевел на Бена стеклянный взгляд:

– Счастлив познакомиться, – и снова впился глазами в девицу на столе. Потом он тяжело, обреченно вздохнул: – Ладно, Дженни. Достаточно. Боюсь, что мне все-таки придется поговорить с этими молодыми людьми.

– Оп-ля! – взвыли девицы в унисон.

Дженни лихо остановила хула-хуп и спрыгнула со стола. Обняв Бена за плечи, она загадочно произнесла:

– Показать тебе мои молоточки?

– Что?

Дженни всучила Бену и остальным небольшие деревянные бруски.

– Это мои молоточки. Когда дойдете до нужной кондиции, постучите. – Она хихикнула. – Принести что-нибудь выпить?

Бен и Роб заказали колу, Берни Кинг – два мартини. И Дженни в сопровождении подружек отправилась за заказом.

Кинг выглядел совершенно расслабленным и умиротворенным.

– Стараюсь бывать здесь хотя бы раз в неделю. Между прочим, об этом местечке я узнал от Роберта Кричтона. Это одна из двух любезностей, оказанных мне Кричтоном за все время нашего знакомства. А что вы думаете об этом уголке, Кинкейд?

Бен взглянул на серебряный прибор, стоявший перед ним.

– Я не уверен, что вас действительно интересует мое мнение.

– Если бы оно меня не интересовало, я бы не спрашивал.

– Ну... – Бен глубоко вздохнул. – Если вы настаиваете... я считаю, что это место унижает женщину, оскорбляет мужчину и вообще отвратительно.

– В вашем возрасте я рассуждал точно так же, – улыбнулся Кинг. – Конечно, слова были другие, но мысли и чувства – те же. – Он откинулся на спинку кресла и положил ноги на стол. – С возрастом становишься мягче и терпимее. Меня больше не волнуют политические дрязги. И если кто-то хочет доставить мне удовольствие, я не возражаю. Ну кто я такой, чтобы вмешиваться в чужую жизнь?

– Такая позиция может перечеркнуть все завоевания женщин, отбросив их на сотни лет назад.

– Допустим. Но почему это так уж плохо?

– Это страшно. Особенно на работе. Я уже насмотрелся, как ведут себя в "Аполло"...

– Достаточно, достаточно. Я не полиция нравов.

– Конечно, в том-то и заключается проблема. Никто не хочет брать на себя ответственность. В "Аполло" бессчетное количество вице-президентов по самым пустяковым направлениям деятельности, нет только человека, который отвечал бы за моральный климат в корпорации.

Кинг снова улыбнулся.

– Можете мне поверить, никто не будет обсуждать политику корпорации в вопросах морали на годовых совещаниях руководства.

– А жаль.

– Ладно, хватит философствовать. Насколько я понял, вы хотели поговорить о XKL-1.

Вы правы. – Бен подробно рассказал Кингу о деле Нельсонов и в заключение пояснил: – Альберт Консетти упомянул на допросе ваше имя. Он сказал, что вы непосредственно участвовали в разработке проекта.

35
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru