Пользовательский поиск

Книга Смертельное правосудие. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

– Вы готовы давать показания, Кинкейд?

– Да, если вы настаиваете...

– Хорошо. Тогда начнем.

– Вы не хотите дождаться приезда бригады телевизионных новостей?

Блэквелл приосанился.

– Думаете, телевизионщики приедут? – спросил он с воодушевлением, но, взглянув на Бена, осекся и уже другим тоном закончил: – А, понимаю. Острите.

– Виноват, больше не буду, – поспешил исправить положение Бен, в планы которого совершенно не входило раздражать Блэквелла.

– Морелли уже сообщил мне вашу версию случившегося в "Аполло".

– Версию? – возмутился Бен. – Я рассказал все именно так, как было, чистую правду.

– Да? Тогда, может быть, объясните, кто умудрился вынести труп с двадцатого этажа здания, в котором к тому же не работали лифты?

– Сожалею, но это для меня загадка.

– Что ж, давайте рассуждать логично. Труп очень тяжелый, я проверял. Вы же, судя по вашим словам, отсутствовали каких-то три-четыре минуты, так?

– Верно.

– Спрашивается, куда подевалось тело?

– Не знаю.

Блэквелл, повысив голос, раскатисто выругался:

– Черт побери! Все вы, юристы, одинаковы. Всегда уходите от ответа.

Бен и Майк переглянулись.

– Если вы надеетесь обвести меня вокруг пальца, как своих коллег в суде, то совершенно напрасно. Я не покупаю кота в мешке.

– А я и не предлагаю вам что-либо покупать. Просто мне не хочется оказаться за решеткой только потому, что я попался вам под горячую руку. Да и на свободе я буду для вас гораздо полезнее.

– Это как? – Блэквелл с сомнением склонил голову набок.

– Гэмела убили в здании "Аполло", точнее – в офисе юридического отдела корпорации. По-видимому, ключ к разгадке преступления следует искать там же, среди его коллег. Я же как раз работаю в юридическом отделе. – Бен приблизился к Блэквеллу. – Оставьте меня на свободе, и я постараюсь что-нибудь выяснить.

– Вы?

– У меня есть опыт. Я когда-то работал следователем, спросите у Морелли. Вам сейчас не хватает людей, чтобы заниматься этим делом. Так дайте мне шанс. Вы же ничего не теряете.

Если мое расследование потерпит фиаско, вы всегда успеете упрятать меня за решетку.

Какое-то время Блэквелл обдумывал слова Бена.

– Вы имеете доступ в офис, где работал Гэмел?

– Да.

– И общаетесь со всеми его коллегами?

– Конечно.

– Что ж... Пожалуй, лучше получать полезную информацию, чем пытаться выбить из вас показания. Должен сказать, впервые на моей памяти кто-то сам напрашивается в осведомители. Посадить вас я действительно всегда успею. Ладно, даю вам шанс. Но с условием: и вы и Морелли должны представлять мне ежедневный отчет. Понятно?

– Да, конечно.

– И учтите, – Блэквелл ткнул пальцем Бену в грудь, – мне нужен подозреваемый с неопровержимыми доказательствами его вины. Если ваше расследование не даст результата, через неделю вы будете сидеть в камере предварительного заключения. А уж как выбивать нужные показания на допросах, мои ребята знают.

Чуть что не так, могут и рассердиться. Так что торопитесь.

– Договорились, – сказал Бен.

– Хорошо, – подытожил Блэквелл. – Помните: одна неделя и ни днем больше. – Он резко повернулся и на полном ходу чуть не налетел на миссис Мармелстейн.

– Миссис Мармелстейн, – воскликнул Бен, – что заставило вас выйти на улицу в столь ранний час?

– Я принесла вам фруктовое печенье, – прошептала домовладелица. – Вы все утро торчите здесь на холоде... Вот я и подумала: вы ведь мужчина и наверняка хотите есть.

Бен увидел, как лицо Блэквелла приняло страдальческое выражение. Не менее кислой выглядела физиономия Майка. Оглянувшись, Бен понял, что и другие полицейские, наблюдавшие эту сцену, чувствовали себя не лучшим образом.

Кто же не любит фруктовое печенье?

Глава 14

Бен поспешно уложил папки в кейс и помчался в офис. Он опаздывал на встречу с истцом, которая должна была состояться в конференц-зале "Аполло". Хорошо еще, что он накануне успел подготовиться, с утра ему вряд ли удалось бы восполнить этот пробел. После того как возле его дома обнаружили тело Гэмела, а потом он сам чуть не угодил за решетку, Бен почитал за счастье, что вообще имеет возможность идти в офис.

Встреча с Нельсонами могла повлиять на дальнейший ход дела. Понимая это, Бен старался выстроить в уме план допроса. Каждый его вопрос и все ответы истца будут стенографироваться и записываться на магнитофон. Впоследствии информация, полученная во время этого допроса, может быть использована в суде. Потерпевшие по закону отвечают в присутствии адвоката.

* * *

Бен решил ограничиться лишь вопросами, проясняющими обстоятельства гибели сына Нельсонов. Он надеялся, что это поможет установить истину.

В его намерение, конечно, не входило затягивать дело. Бен собирался задать только несколько вопросов по существу, чтобы выстроить точную версию случившегося и собрать дополнительную информацию, которая помогла бы в дальнейшем отстаивать интересы "Аполло". Он хотел как можно быстрее и безболезненно закончить допрос. Во всяком случае, таков был его план.

– Доброе утро, Кинкейд, – приветствовал его Роб, как только Бен появился в дверях конференц-зала. – Что-то вы опаздываете.

– Ради Бога, Роб, не начинайте с меня. Я сегодня не в форме.

– Конечно, о чем речь, – согласился Филдер. – Позвольте мне представить вас присутствующим. – Он указал в направлении приятной женщины в голубом костюме. – Гертруда, или попросту Труди, – наша стенографистка. – Бен пожал ей руку.

Потом Роб представил его невероятно толстому человеку, едва помещавшемуся в кресле, у которого было мокрое от пота лицо, а шея, казалось, вовсе отсутствовала. – Это поверенный истца, Джордж Абернати.

Бен шагнул к толстяку и потряс его мощную руку.

– Джордж Абернати? Кажется, я слышал ваше имя раньше.

– Может быть, вы видели мою рекламу по телевизору? – спросил Абернати глубоким бархатным голосом.

– Вашу... рекламу?

– "У вас есть претензии к начальству? Вы слишком вспыльчивы? Вы оскорблены и не можете взыскать с обидчика? В таком случае вам нужна квалифицированная помощь". Потом раздается удар колокола и на экране появляется моя фотография и необходимая информация. – Абернати секунду помолчал и удовлетворенно закончил: – "Джордж Абернати пройдет дистанцию за вас. Оплата только по окончании дела. Звоните..." И тут мы даем номер телефона. Неужели не видели? Это настоящий хит.

– Сожалею, – сказал Бен, – я, наверное, смотрю не те программы.

– Тогда, может быть, вы видели мое объявление в "Телегиде": там крупными буквами выведено: "Профессиональный борец за справедливость".

– Да, я как-то, знаете, не очень интересуюсь телевидением.

– Ну, конечно, – произнес Абернати с иронией. – Такому большому человеку, как вы, не приходится беспокоиться о всяких пустяках вроде тех, которыми занимаюсь я. – Он сунул руку в карман. – Все же позвольте мне вручить вам мою визитку. Кто знает? Жизнь непредсказуема. Вдруг когда-нибудь пригодится.

Бен взял визитную карточку. Лощеная фосфоресцирующая бумага переливалась разными цветами и поблескивала на свету. Надпись гласила: "Профессиональный борец за справедливость".

– Спасибо, – сказал Бен и быстро спрятал визитку в карман пиджака. – Неужели все такие честные, что платят по окончании дела?

– Вы не поверите – платят. Иначе бы мне, частному практику, не продержаться на плаву.

– Расскажите поподробнее.

– С тех пор как я стал давать рекламу, мое дело пошло в гору. Представьте себе несчастного, замученного, оскорбленного человека. Он ничего не понимает в юриспруденции и юристах. Он потерян. А я предлагаю ему помощь. Это настоящая благотворительность.

– За благотворительность не получают систематических гонораров, – возразил Бен.

– Верно, – согласился Абернати. – Но в противном случае мои несчастные клиенты никогда бы не добились справедливости. Я надеюсь, вы не считаете, что суды предназначены только для корпораций?

17
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru