Пользовательский поиск

Книга Смертельное правосудие. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

Бен усмехнулся.

– Значит, ты считаешь, что я тоже поддался соблазну золота Теннесси.

– Да. И более того, предполагаю, что у тебя, как и у Твена, это идет от отца.

– Правда? А Кристина уверена, что это влияние матери.

– Что ж, тоже возможно.

– Занимайся лучше своими расследованиями, Майк. Прорицатель из тебя никудышный.

– Сказал бы я тебе, ну да ладно. Как бы то ни было, желаю спокойной ночи. Прижмись к своей любимой кошке и забудь об этом отвратительном мире, где маньяки убивают детей и чуть ли не в руки валятся трупы.

– Благодарю. – Бен почувствовал, как холодок пробежал у него по спине. – Хотя сомневаюсь, что твои пожелания пойдут впрок.

Глава 11

Дежурный офицер – симпатичная брюнетка – указала сержанту Томлинсону на рентгеновский кабинет. Она была молода и явно кокетничала. Но Томлинсон сделал вид, что не замечает этого.

Девушка ему, пожалуй, даже нравилась. Но он дорожил доверием Карен и не хотел бы поставить под угрозу мир в семье из-за глупой интрижки с дежурным офицером. Томлинсон нажал кнопку вызова у входа в кабинет. Спустя какое-то мгновение щелкнул автоматический замок и дверь открылась.

Отлично. Значит, Корегаи получил его сообщение. Сержант вошел внутрь и увидел, что эксперт занят как раз тем делом, которое после инструктажа занимало все его мысли, – исследует тело второй жертвы. Это была удача. Томлинсон промчался через весь город за каких-то пятнадцать минут, и, похоже, не зря. Правда, ему помогла включенная сирена.

Корегаи уже давно работал медицинским экспертом, гораздо дольше, чем Томлинсон служил в полиции. За это время о нем сложилось немало легенд. Например, говорили, что с Корегаи невозможно работать, так как он считает, будто весь полицейский аппарат создан специально для него. Неуживчивого эксперта раздражали любые приказы, и он всегда старался уклониться от их исполнения. Доклады и медзаключения Корегаи имели странную особенность теряться в тот самый момент, когда их настоятельно требовало начальство, и моментально отыскиваться, если на эксперта переставали наседать. Любого другого на его месте давно бы выгнали, но Корегаи считался самым блестящим медэкспертом, когда-либо работавшим в Тулсе, и к тому же не менее хорош он был в зале суда.

Томлинсон приблизился к столу в центре темной комнаты.

Голубое от заморозки женское тело странно светилось под флюоресцентной лампой. Спрашивать, чье это тело, было не нужно: отсутствие головы и рук объясняло все красноречивее любых слов.

– Разрешите представиться: сержант Томлинсон. Если можно, я бы хотел немного посмотреть.

Корегаи ничего не ответил, даже не взглянул на сержанта.

Томлинсон расценил его молчание как знак согласия. На дальнем конце стола лежало предварительное заключение. Сержант пристально вглядывался в него, но все, что удалось разобрать, – это периодически повторяющаяся фраза "в пределах нормы", а также запись, сделанная в графе "отклонения от нормы" – "нет головы, нет рук".

Очень информативно.

Корегаи погасил лампу над столом. Небольшого роста, смугловатый человек, по-видимому азиатско-американского происхождения, не отличался особым дружелюбием, но Томлинсону это казалось естественным. Именно таким он и представлял себе медэксперта. Корегаи щелкнул выключателем настольной лампы и направил свет на небольшой серый ящик. Открыв его, он достал маленькую металлическую палочку, на что-то нажал, и в то же мгновение из этого миниатюрного прибора вырвался сильный пучок синего света.

– Что это? – спросил Томлинсон.

И к своему удивлению, услышал в ответ:

– Лазер.

– Для чего он?

Корегаи направил световой луч в верхнюю часть левой ключицы трупа и начал методично, сантиметр за сантиметром, исследовать тело.

– Луч лазера стимулирует атомы, заставляя их время от времени излучать свет. Это, как говорится, теоретический факт.

– Конечно, – промямлил Томлинсон. Если в полицейской академии и проходили этот "теоретический факт", то сержант, видимо, в тот день отсутствовал. – Скажите, а зачем нужно "стимулировать атомы"?

– Я уже говорил, это позволяет увидеть то, что невозможно разглядеть невооруженным глазом.

– Понимаю. Какие-нибудь волокна, короче улики.

– Правильно. Или отпечатки пальцев.

– О! – Томлинсон подошел поближе к волшебному лучу. – Гениальная штука! Она, наверное, вам очень помогает.

– Хм. – Корегаи легким движением пальцев направил луч в нижнюю часть тела. – Высокотехнологичный пылесос, не более того.

Томлинсон не стал высказывать свое неодобрение по поводу последнего замечания Корегаи. Вместо этого он осторожно спросил:

– А почему вы не воспользовались лазером раньше?

Корегаи на мгновение оторвался от своего занятия, чтобы взглянуть на сержанта, а затем продолжил работу и сказал:

– Я уже исследовал тело с помощью лазера. И очень тщательно.

Томлинсон смутился.

– Значит, вы делаете двойную работу и, конечно, не по своей воле?!

– Да уж. Определенно не по своей воле. – Корегаи нажал пальцем в области почек, поворачивая лазер так, чтобы свет ложился на тело под разными углами. – Желание как можно быстрее поймать убийцу сделало всех невыносимо навязчивыми. К сожалению, нет никаких зацепок, никаких улик. Убийца очень осторожен. Хоть бы какой-нибудь след. Ни на одном из трех трупов ничего не удалось обнаружить. Абсолютно чисто. Можно подумать, что убийца тщательно моет тела, устраняя все возможные улики. Вот почему я ничего не нашел в первый раз. Вот почему я ничего не нахожу теперь.

Неудовлетворенность результатами работы сделала Корегаи более разговорчивым, чем обычно. Для Томлинсона это было настоящей удачей. Используя момент, он снова обратился к эксперту:

– Вы нашли что-нибудь интересное?

– Почему вы спрашиваете?

– Просто я подумал... если бы я знал те детали экспертизы, которые известны только вам, то, может быть, я сумел бы найти что-нибудь полезное, что-то такое, – Томлинсон с трудом подбирал слова, дипломатический подхалимаж не был его стихией, – такое, что помогло бы вам написать заключение.

– Вы участвуете в расследовании?

– Хм... да. Неофициально.

– Неофициально? – Корегаи с интересом взглянул на сержанта, затем, продолжив работу, произнес: – Может, и к лучшему. В этом деле любая помощь пригодится.

Внезапно Томлинсон кинулся к столу, буквально оттолкнув эксперта.

– Что это?

Корегаи, потеряв равновесие, упал.

– Какого дьявола... – дальше он произнес несколько слов на неизвестном Томлинсону языке. – Я требую, чтобы вы немедленно покинули...

– Мне показалось... я увидел там что-то, – перебил эксперта Томлинсон. – Что-то в голубом луче.

Корегаи в сомнении вернулся к телу и направил лазер на живот жертвы, высветив его нижнюю часть, где начинались лобковые волосы.

– Немного вверх.

Корегаи скользнул лучом повыше. Он медленно водил лазер вдоль тела, преломляя луч света под разными углами. И вдруг он увидел то, что привлекло внимание Томлинсона. Маленьким пинцетом Корегаи вытащил несколько чужеродных волосков и осторожно опустил их в колбу.

– Как вы думаете, что это может быть?

– Я... не знаю. Придется подождать результатов анализа.

Томлинсон видел, что Корегаи явно смущен. Эксперт считал себя асом, и не без оснований, а тут какой-то тупой сержант полиции уличил его в недоработке.

– Ради Бога, доктор Корегаи, простите, пожалуйста. Я так импульсивно рванулся, толкнул вас... Не сомневаюсь, что вы и сами заметили бы эти волоски. Возможно, вы и видели их при первом осмотре. Просто не посчитали нужным упоминать об этом в заключении.

Корегаи вновь прервал работу, положил лазер на стол и, подойдя к Томлинсону, пристально посмотрел ему в глаза. Постепенно выражение тревожного напряжения исчезло с лица эксперта. Он понял, что Томлинсон предлагает мир.

– Могу ли я... чем-то... помочь вам?

Томлинсон улыбнулся.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru