Пользовательский поиск

Книга Смертельное правосудие. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Глава 3

– Надеюсь, ты не воспринял это "деловое предложение" всерьез?

Бен и Кристина сидели напротив друг друга за столиком в уютном кафе Луи, стены которого украшали копии картин Ренуара и американских примитивистов. Бен как раз доедал свой чизбургер – по его мнению, лучшие чизбургеры в городе готовили именно здесь.

– Разве возможно несерьезное отношение к такому серьезному предложению?

– Да уж! Шестизначная цифра впечатляет – это очень даже серьезно.

– Дело не только в материальном стимуле, гораздо важнее новые перспективы, совсем другой уровень работы.

– Я всегда знала, что деньги не главное для тебя.

– Не главное. Хотя мне тоже хочется хорошо пожить. Ты только представь себе – всего за два месяца я получу больше, чем заработал за весь прошлый год.

Кристина нахмурилась.

– Да что ты знаешь об этой работе, чтобы так загореться ею?

Бен промолчал. Не мог же он врать Кристине. К тому же ее все равно не проведешь.

– Определенно, ты ничего не знаешь. Так вот, прежде чем сказать прощай частной практике, соблаговоли выслушать кое-какие мои рассуждения, основанные на знании жизни. – Во-первых, если ты воображаешь, что тебе предоставят полную самостоятельность и никто не будет тебя контролировать, ошибаешься. Они всегда обещают с три короба, когда хотят заполучить кого-нибудь, а в результате все будет так же, как в любой другой фирме. Ты уже имел печальный опыт. Большие начальники делают на тебя ставку, рассчитывая на твои способности. Вот и сулят золотые горы.

– Сомневаюсь. Разве только мой прежний босс вдруг покинет судейскую скамью, вознамерившись вновь покомандовать мною. К тому же я вполне могу жить и по строгому графику.

Это меня не пугает.

– А ты имеешь хоть какое-то представление о том, кто будет твоим начальником в "Аполло"?

Бен отрицательно покачал головой.

– Роберт Кричтон. Самый гнусный сукин сын из когда-либо живших, настоящий сексуальный маньяк. Кое-кто из моих друзей знает его. Так вот они называют Кричтона мерзкой пятисотфутовой гориллой в зоопарке "Аполло". Руководители местного департамента корпорации любят показуху, и в "Аполло" процветают демагогия, подхалимаж и беззаконие.

– Ну, мне и раньше приходилось иметь дело с начальниками, не отмеченными печатью интеллекта.

– Ты ведь помнишь Эмили Гозонке? Она работала юристом в "Аполло". Пока они не выжили ее. Эмми рассказывала мне, что сексуальные домогательства там в порядке вещей, вроде этакой своеобразной игры, причем пристают нагло, в любом месте и безо всякого снисхождения. Как выражалась Эмили – de gueur[2].

А уж чего она только не наслушалась: и всевозможных эпитетов в адрес ее ног, разных сальных шуточек, и нескромных обсуждений ее груди... ну а то, что она осмеливалась сопротивляться, бесило их больше всего. Когда же они наконец поняли, что Эмили не играет в эти игры, то попросту выгнали ее. Ты спросишь как? Они дали ей работу в паре с тамошним интриганом Гарри Картером. Этому подхалиму уже за пятьдесят, а ведет он себя как пятнадцатилетний мальчишка. Обожает уходить в загулы, причем специализируется на молоденьких девочках – это и есть его "основная работа". Зато когда нужно избавиться от кого-нибудь вроде Эмили, неугодного сотрудника прикомандировывают к Гарри, а уж он делает все возможное, чтобы человеку не дать работать, оговаривает его, фабрикует всякие кляузы и доносы, короче – создает повод для увольнения. Если женщина решается стать юристом, ее почему-то непременно стараются дискредитировать.

– Кристина, Эмили Гозонке всегда преувеличивает.

– Согласна. Но в данном случае я верю ей.

– Ну а мне как-то не верится, что в наше время женщина может стать объектом сексуальных домогательств на работе.

– Значит, ты живешь в вымышленном мире, Бен.

– Хорошо. За примером далеко ходить не надо. Возьмем тебя. Ты – женщина, по роду работы постоянно находишься среди мужчин и вполне преуспеваешь. Как это согласуется с твоей теорией?

– Я всего лишь ассистент, помощник, мелкая, незаметная фигура. Я могла бы проработать в "Аполло" хоть двадцать лет, и это никак бы не отразилось на успехах и интересах тамошних мужчин-юристов. Совсем другое дело, когда женщина стремится стать адвокатом или прокурором. Если она пытается прорваться в этот "клуб престарелых мужчин", старики начинают нервничать.

– Кристина, я бы не стал судить о всей корпорации по одному частному случаю.

– Почему бы и нет? Знаешь, в чем твоя главная проблема, Бен?

– О! У меня, оказывается, есть главная проблема?! И что ты, собственно, имеешь в виду?

– Ты не доверяешь своим чувствам. Так было и сегодня в зале суда. Ты хотел обыграть эксперта на его собственном поле и по его же правилам, вместо того чтобы сразу попытаться вывести его из игры. То же и сейчас: ты видишь только радужные перспективы – блестящая карьера, благосостояние, корпоративные выгоды...

– А что же остается вне поля моего зрения?

– Интуиция, которая предостерегает: "Не делай этого!" Не могу объяснить почему, но я уверена, что, согласившись, ты совершишь ошибку.

– А если ты заблуждаешься?

– Заблуждаюсь? Разве тебе плохо живется сейчас? Так зачем рисковать и менять что-то? Ключ к успеху – найти дело, которое ты любишь, которое приносит тебе удовольствие. У тебя уже есть такое дело.

Бен доел чизбургер и запил его остатками шоколадного молока.

– Право, не знаю.

Кристина склонила голову к столу и нехотя произнесла:

– Ты ведь уже решился, не так ли?

Бен промолчал.

Подошла официантка и положила на столик счет. Кристина взяла его.

– Ты думаешь о матери, да? Представляю, как она будет рада, узнав, что ты наконец-то обрел солидную работу.

Бен делал вид, что рассматривает картины на стенах.

– Такая мысль приходила мне в голову.

– Господи. До каких же лет надо дожить, чтобы наконец перестать строить свою жизнь в угоду родителям.

Кристина изучила счет. – А что же будет с Джонсом? С Лавингом?

– У Лавинга хватает работы и без нас. А Джонс станет своим собственным секретарем и будет хозяйничать в нашем офисе. Если новая работа окажется нам не по вкусу, мы вернемся к Джонсу.

– Я не уверена, что меня это устроит. Знаешь, Кинкейд, иногда с тобой больше хлопот, чем ты того заслуживаешь.

– Благодари Бога, что не всегда.

– Да уж. – Кристина протянула ему счет. – Ну что ж, друг мой, расплачивайся. Ведь скоро ты станешь богатым.

Глава 4

Сержант Томлинсон вошел в комнату, где обычно проводился инструктаж, и занял свободное место – самое крайнее в первом ряду. Все офицеры были уже в сборе, и только лейтенант Морелли, слава Богу, пока еще не пришел. По непонятной причине Морелли избрал Томлинсона объектом для публичного высмеивания.

С того самого момента, как сержанта перевели в отдел по расследованию убийств, лейтенант Морелли не упускал ни одного удобного случая, чтобы поиздеваться над ним, постоянно при всех выставляя его идиотом. Возможно, Томлинсон и не был самым блестящим полицейским в Тулсе, не закончил, как Морелли, престижного колледжа и не мог по любому поводу щеголять цитатами из Шекспира. Но он честно делал свое дело и, кстати, вкалывал больше многих других. Сержант старательно выполнял все задания и никогда не отказывался от неприятной работы. А если уж брался за что-то, то всегда доводил до конца. Почему же Морелли так невзлюбил его?

У Томлинсона имелись предположения на этот счет. В свое время сержант удачно женился и теперь был по-настоящему счастлив в семье с женой Карен и очаровательной, шестилетней дочуркой Кэтлин. Томлинсон считал, что именно его семейное благополучие и раздражает Морелли. Так, например, однажды во время инструктажа лейтенант, вспылив, язвительно поинтересовался, не играет ли Томлинсон в куклы на службе. В другой раз ехидно заметил, что сержант задерживается на работе только в том случае, если жена разрешает ему вернуться домой попозже. Морелли когда-то был женат, но неудачно и развелся с громким скандалом. Теперь же он недолюбливал всех полицейских, имеющих семьи.

вернуться

2

Строгость, суровость, жестокость (фр.)

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru