Пользовательский поиск

Книга Слепое правосудие. Содержание - Глава 25

Кол-во голосов: 0

– Извините, – пробормотал Ленни.

В этот момент Бен заметил, что на обложке телефонного справочника нацарапан какой-то телефон. Он пригляделся.

– Это номер местного отделения ФБР, не так ли?

Ленни схватил телефонную книгу и швырнул ее в дальний угол комнаты.

– Это никого не касается.

Бен прищурился:

– Ты собираешься им что-то сообщить? Это твой шанс, верно?

– Не знаю, о чем ты толкуешь. Десять минут истекли.

Бен поднялся, но не уходил.

– Что ты забыл мне рассказать?

– Я ничего не знаю. Я уже сказал: десять минут истекли.

Бен направился к нему, сжав кулаки:

– Слушай, ты, слизняк! Агенты ФБР не обратились бы к тебе, если бы ты не знал того, что их интересует. Что ты собираешься им сообщить?!

– Уматывай отсюда!

– А ну рассказывай!

В следующее мгновение Ленни сунул руку под подушку и вытащил небольшой пистолет.

– Уматывай, сукин ты сын. Я тебя предупреждал: десять минут!

Медленно отступая к двери, Бен прорычал:

– Мне это уже осточертело! Все время на меня наставляют подобные игрушки!

– Я пытался говорить с тобой по-хорошему! – закричал Ленни, сжимая пистолет трясущейся рукой. – Но нет, и тебе надо на меня давить. Все на меня давят, давят! Сколько можно?!

Он спустил курок. Пуля угодила в стену прямо над головой Бена. Что ж, на сей раз в него действительно выстрелили...

– Так ты уберешься, наконец?

– Ленни, я ухожу. Видишь, я уже открыл дверь.

– Считаю до пяти. Один, два...

На счет "пять" Бена уже и след простыл.

Глава 25

Он надеялся, что не увидит ее. Но она оказалась на месте.

Марджори сидела за своей пишущей машинкой в вестибюле офиса фирмы "Свайзе и Рейнольдс". Бену показалось, что живот ее стал еще больше. Она поздоровалась, назвав его по имени. Это обнадеживало.

– Привет, Марджори. Мне надо поговорить с мистером Рейнольдсом.

– Не вижу вашего имени в списке. Может, вы звонили, когда я посещала класс Ламазе?

– Нет, время мне не назначали, но у меня срочное дело.

Мне необходимо встретиться с мистером Рейнольдсом.

Она нажала кнопку селектора и что-то прошептала в микрофон. Потом отрицательно покачала головой:

– Извините, мистер Кинкейд. Он сказал, что очень занят...

– Передайте ему, что, если через пять минут он не выйдет, я примусь за его антиквариат.

Он вышел через две минуты.

– Прошу прощения, что заставил ждать, – сказал Рейнольдс, приглашая Бена в свой офис. – Я как раз говорил по телефону со своей женой. С судьей...

"О Господи! Опять он со своей женой!" – подумал Бен. В офисе Рейнольдса он, к своему удивлению, увидел сидевшую за столом Марго Ломбарди.

– Мы уже встречались с мистером Кинкейдом, – сказала она. – И я вела себя несдержанно. Я не имела права вешать на вас свои проблемы.

– О, ну что вы... – буркнул Бен.

– Нет, я вела себя непростительно. А мне надо все забыть и продолжать жить. И мистер Рейнольдс пытается мне в этом помочь. Он исполнитель завещания Тони.

– Да, понимаю...

– ФБР собирается активы Тони связать с контрабандой наркотиков, – пояснил Рейнольдс. – Если им это удастся, они конфискуют его вклады в банке и имущество. Пока же на все наложен арест.

– Не понимаю, зачем им это. Что я им сделала? – прошептала Марго.

– Вы только не волнуйтесь, – сказал Рейнольдс, похлопывая ее по плечу.

На секунду Бену даже показалось, что его голос звучит искренне.

– Я вовсе не хотел вам мешать... – начал Бен.

– Вы нам не помешали, мистер Кинкейд. Я уже собиралась уходить, – сказала Марго.

Рейнольдс помог ей подняться и довел до двери. Вернувшись, он сел рядом с Беном за стол.

– Как поживает Полли? – спросил Бен.

– Она поживает... как всегда.

Бен внимательно посмотрел на птицу, неподвижно сидевшую в своей крохотной клетке. Ему показалось, что Полли выглядит как-то странно... Голубой окрас она сохранила, но остальные краски словно выцвели.

– Она выдергивает свои перья! – воскликнул Бен.

– Как вы сказали?

– Она выщипывает у себя перья. Клейтон Лангделл говорил мне, что такое происходит с попугаями в неволе.

– Клейтон Лангделл – своего рода экстремист, – медленно проговорил Рейнольдс.

– Возможно. Но он знаток птиц. Выдергивание перьев – отклонение от нормы. Это от жизни в плохих условиях.

Вы должны передать птицу тому, кто сумеет о ней заботиться.

– Мистер Кинкейд, вы знаете, сколько стоит эта птица?

– Меня это не интересует. Но попугай – живое существо, поймите...

Последнее заявление Бена явно позабавило Рейнольдса.

– Вы часто общаетесь с мистером Лангделлом?

– Я прочел его брошюры.

– Это многое объясняет. А теперь скажите, какие юридические проблемы вы желали бы со мной обсудить. Ведь вы пришли ко мне не ради попугая?

– Я пришел к вам с той же просьбой. Разрешите мне просмотреть документы Ломбарди.

– Послушайте, мистер Кинкейд...

– Нет, это вы послушайте. Знаю, что вы имеете право не исполнить мою просьбу, но я надеюсь, что вы мне не откажете. Я должен побольше узнать о бизнесе покойного Ломбарди и о его связях с Альбертом Декарло. Эти бумаги, возможно, помогут найти убийцу. Полагаю, вы должны быть заинтересованы в раскрытии этого убийства.

– Моя позиция не изменилась, мистер Кинкейд. Ведь если эти документы попадут в руки ФБР, они могут их использовать, чтобы заполучить состояние, которое по праву принадлежит Марго Ломбарди. А я не желаю рисковать.

– Мистер Рейнольдс, вы в каком-то смысле виновны в том, что случилось с Кристиной. И теперь вы просто обязаны ей помочь.

– Вы напрасно теряете время, мистер Кинкейд.

– Что же в этих документах? Что вы скрываете?

– Я вас не понимаю...

– Мистер Рейнольдс, я ни за что не поверю, что вы настолько бессердечный человек, каким желаете казаться. Так вот... Я полагаю, что в этих документах содержится информация, которую вы от меня скрываете.

– Думайте как вам угодно.

– Позвольте мне хотя бы взглянуть на документы, касающиеся утвержденного судом завещания.

– Я вам уже ответил, мистер Кинкейд.

Эти документы все равно будут оглашены в суде.

– Тем лучше для вас. Возможно, вам лучше потребовать отсрочки судебного заседания.

– Я уже неоднократно просил об этом, но мои ходатайства отклонялись. Эти документы нужны мне сейчас.

– Весьма сожалею.

– Мистер Рейнольдс, ваше имя упоминается в завещании Ломбарди?

Рейнольдс уставился на Бена как на сумасшедшего.

– Вам, как юристу, следовало бы знать, что я не могу являться юридическим лицом, в пользу которого учреждена собственность, и одновременно душеприказчиком.

– А может, Ломбарди основал какой-нибудь благотворительный фонд? И назначил вас попечителем?

Рейнольдс на секунду замялся:

– Я... То есть он...

– Я, кажется, все понял. Вы собираетесь стать председателем Фонда вдов и сирот имени Ломбарди.

Рейнольдс нахмурился, однако промолчал.

– Вы, должно быть, всегда завидовали роли Дж. П. Моргана, раздающего деньги благотворительным организациям. И вот, по прихоти судьбы, и вы получили такую возможность. Это так созвучно вашей чувствительной и деликатной душе... А если фонд достаточно крупный и обеспечен постоянным доходом, то должность его председателя сделает вас такой же заметной фигурой, как ваша жена.

– Полагаю, вы должны немедленно покинуть мой офис.

– Но вот что странно, – продолжал Бен. – Насколько я знаю, Ломбарди не отличался мягкосердечием и не был склонен к благотворительности. А может, вы сами создали для себя этот фонд, а затем уничтожили все предыдущие завещания и соответствующую документацию, чтобы замести следы. Тогда понятно, почему вы не желаете сотрудничать.

Рейнольдс поднялся с места:

– Убирайтесь отсюда!

– Только после того, как увижу документы!

Рейнольдс подошел к стене, у которой стоял ящик с документами.

31
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru