Пользовательский поиск

Книга Слепое правосудие. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

– Деньги не для меня.

– В этом замешана женщина?

– Мама, мне уже тридцать лет...

– Бен, ты очень изменился после того ужасного происшествия в Торонто...

– Мама!

Он сделал глубокий вздох и понизил голос:

– Деньги... для клиентки.

– Ты оплачиваешь долги своих клиентов?

– Нет, помогаю внести залог.

– Залог? Это что, в обычае у адвокатов – ссужать деньгами клиентов?

– Нет.

– Тогда я не понимаю, почему...

– Мама, пожалуйста. Для меня это очень важно.

Миссис Кинкейд внимательно посмотрела на сына:

– Договорились. Я попрошу Джима Грегори перевести эту сумму.

– Спасибо, мама. Я тебе очень благодарен.

Он выдернул из блокнота листок и написал на нем несколько строк.

Глава 14

Кристина села в машину и захлопнула дверцу.

– Поскорее бы убраться отсюда.

Бен включил зажигание.

– Теперь уже можно не торопиться. Ты же вышла под залог...

– Чем дальше от этой зловонной клетки, тем лучше... Ну поехали же!

Они выехали с автостоянки.

– Отвезу тебя в департамент здравоохранения – взять кровь на анализ.

– Нет, отвези меня домой.

– Но это же займет всего несколько минут.

– Домой, Бен.

– Тебе совершенно необходимо сделать анализ. И как можно скорее.

– Бен, взгляни, на кого я похожа...

– Кристина...

– Я уже несколько дней не принимала душ. Если, конечно, не считать душем пену для дезинфекции, которой меня опрыскивали. Все мое существо исполнено грусти и печали – "тристес", как говорят французы. – Она уткнулась носом в его щеку. – Бен, я хочу домой. Сейчас же!

– Ну, если ты так ставишь вопрос...

– Да, так!

– Ну что ж, поехали домой, – сказал он, выруливая в сторону Юго-Западного бульвара. – Скажи, когда мы отъезжали, ты не заметила черный "катлас" с дымчатыми стеклами? – Бен глянул в зеркало заднего обзора.

– Нет.

– А я заметил.

– Ну и что?

– А то, что он едет сейчас за нами. Едет за нами с того момента, как мы отъехали от муниципального комплекса.

– Кто же может следить за нами? – удивилась Кристина.

– Мне бы самому хотелось это знать, – пробормотал Бен, въезжая на автостоянку многоквартирного дома в Ривервью.

* * *

Они направились к Кристининой квартире, выходившей окнами на реку Арканзас.

– Что это за парень, который приносил в тюрьму мои вещи?

– Это Джонс, мой секретарь.

– Ты не похож на человека, который держит секретаря-мужчину.

– На кого же я похож?

– Ты напоминаешь мне героя из сериала Донны Рид. Тебе больше подошла бы секретарша, которая кормила бы тебя печеньем во время перерывов между заседаниями, помогала по хозяйству.

– Джонс сначала был моим клиентом, – объяснил Бен. – Я помог взять парня на поруки, когда его бывший работодатель выдвинул против него обвинение в растрате. На самом же деле Джонс однажды "позаимствовал" из кассы десять долларов на ленч и забыл положить деньги обратно. Босс решил, что этот случай послужит примером для других.

– Великий гуманист...

– Я избавил Джонса от неприятностей, но он не мог мне заплатить. У меня же не было секретаря – Кети в очередной раз ушла, – вот Джонс и занял ее место. Я плачу ему, когда заводятся деньги, и он постепенно выплачивает свой долг.

– Он хороший помощник?

– Ну, как тебе сказать... Печатает на машинке двадцать слов в минуту, постоянно все теряет, словом, чудо, а не секретарь. Но относится ко мне прекрасно.

– Значит, он лучше, чем Мэгги?

– Несравненно. И он умеет работать с компьютером. У него только один серьезный недостаток: вообразил себя Шерлоком Холмсом. Ему обязательно надо побывать на месте преступления и заняться расследованием.

Они подошли к двери квартиры номер 210.

Кристина вставила ключ в замочную скважину, затем толкнула дверь.

Едва переступив порог квартиры, Бен вспомнил фото, которое однажды увидел в журнале "Тайм", – фотограф запечатлел разор, учиненный ураганом "Боб". В квартире все было перевернуто вверх дном, разбросано, разлито, разбито вдребезги. На полу валялись диванные подушки вперемежку с книгами, журналами, ящиками от письменного стола и перевернутыми стульями. Висевшие на стене плакаты были сорваны, на подоконнике лежали перевернутые горшки с цветами.

– Этот твой Джонс всегда оставляет такой разгром? – спросила Кристина.

– Ну уж не такой...

– Значит, у меня побывали и другие визитеры?

– Боюсь, что так.

В этот момент они услышали шум. Бен едва успел повернуться, когда из спальни выскочил мужчина, сбивший Бена с ног мощным ударом. Кристина закричала. Мужчина исчез в дверном проеме – входная дверь все еще была распахнута.

Вскочив на ноги, Бен бросился вдогонку.

– Пускай убегает! – кричала Кристина. – Бен, вернись!

Но Бен не слышал ее. Выбежав из квартиры, он понесся вниз по лестнице, затем по тротуару – к автостоянке. Взломщик, уже оседлавший мотоцикл, нажимал на стартер. Бен схватил его за рукав. Мужчина отбивался, но Бену удалось стащить его с мотоцикла и прижать коленом к асфальту. Однако в тот момент, когда он попытался стащить с него черный мотоциклетный шлем, тот сделал резкое движение головой, ударив Бена шлемом в лоб. Откинувшись на спину, Бен схватился руками за голову. Мужчина снова забрался на мотоцикл и нажал на газ.

Когда Бен с трудом поднялся на ноги, тот уже был далеко. За спиной мотоциклиста развевались длинные светлые волосы, выбившиеся из-под шлема.

Бен вернулся в квартиру. Голова его раскалывалась от боли.

– Удрал, – прохрипел он, не глядя на Кристину.

– Зачем ты за ним погнался? Ты же адвокат, а не полицейский.

– Безусловно.

Испытывая отвращение к самому себе, Бен пересек комнату.

– По крайней мере, этот тип не стащил твою французскую коллекцию.

Он подошел к деревянной полке, на которой стояли открытки с видами Сорбонны и картонная Эйфелева башня рядом с картонными же собачкой и кошечкой. Над полкой висели репродукции картин Тулуз-Лотрека.

Бен взял толстую книгу. Прочел ее название: "Суд над Жанной д'Арк".

– Вот уж не знал, что тебе симпатична эта служанка из Орлеана.

– В данный момент больше, чем когда-либо. Похоже, у нас с ней много общего.

– Очевидно, все же потому, что вы обе несправедливо осуждены, а не потому, что обе слышите потусторонние голоса...

– Послушай, может, позвонить в полицию? – спросила Кристина.

– Думаю, что надо позвонить. Что он здесь искал? Какие у тебя на сей счет соображения?

– Понятия не имею.

– Может, что-то прояснится, если составить перепись всего поломанного и перебитого.

– Бен!

– Что? – Он резко развернулся.

– Зверушки! Посмотри, он их всех распотрошил!

Десятка два плюшевых зверушек, которые обычно располагались на диване, теперь валялись на полу в разных углах комнаты. И что самое страшное, в каждой из игрушек зияла дыра размером с кулак.

– Знаешь, Кристина, я слыхал, что контрабандисты иногда прячут наркотики в куклах и мягких игрушках. Вероятно, этот тип искал наркотики.

– Какие наркотики?..

На лице ее появилось выражение ужаса. Она быстро прошла в кухню. Несколько секунд спустя он услышал тихий жалобный плач.

Бен поспешил на кухню и, изумленный, застыл на пороге.

Кристина стояла на коленях, закрыв лицо руками.

– Что случилось?

– Они добрались до моих детишек.

Бен посмотрел на пол, усеянный мелкими осколками керамических и фарфоровых свинок.

– Эти... грязные... Я потратила годы, чтобы собрать коллекцию... – Она подобрала с пола осколок фигурки, на котором черными буквами было выведено "кошон", что по-французски означало "поросенок". – Они разбили даже моего французского малыша! Моего любимца!

Глаза Кристины припухли от слез.

Бен коснулся ее плеча:

– Успокойся, Кристина, будут у тебя другие поросята. Поверь мне, будут!

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru