Пользовательский поиск

Книга Слепое правосудие. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Дерик продолжал:

– Сумма залога будет равняться пятистам тысячам долларов.

– Спасибо, ваша честь, – улыбнулась Майра.

– Полмиллиона долларов! – воскликнул Бен. – Ваша честь, это невозможно!

– Мистер Кинкейд, вы хотите, чтобы я назначил залог, или нет?

– Ваша честь, моя подзащитная не в состоянии собрать такую сумму...

– Вы хотите, чтобы я назначил залог, или нет? – повторил Дерик, делая ударение на каждом слове.

Бен прикусил язык.

– Очень хорошо. Если у нас больше ничего нет...

– Еще одно, ваша честь, – сказал Бен. – У меня еще одно ходатайство.

– Слушаю вас.

Бен секунду поколебался, глядя на публику.

– Ваша честь, можем мы пройти в соседнюю комнату?

– Нет. Если вы хотите обратиться к судье с ходатайством, то огласите его публично.

– Но разрешите хотя бы подойти к вам поближе?

– Нет, адвокат, не разрешаю! – Дерик повысил голос. – Так что у вас за ходатайство?

– Ваша честь, согласно статье 28 Конституции Соединенных Штатов, раздел 455, мы отказываемся подчиниться вашему решению. Мы требуем, чтобы это дело рассматривал другой судья.

– На каком же основании? – Дерик злобно сверкнул глазами.

– Основание – ваша крайняя пристрастность и необъективность, ваша честь. Ваша неспособность вынести справедливое решение.

– Ваша честь, мы протестуем! – вскочила со своего места Майра.

Дерик повысил голос:

– Мистер Кинкейд, я требую объяснений!

– Ваша честь, я работал вместе с вами в одной юридической фирме.

– К счастью, не долго...

– Если быть точным, я работал непосредственно под вашим руководством.

– Конфликт между адвокатами, как вам известно, не является основанием для отстранения от дела. Если вы с этим не согласны, можете передать свои полномочия другому адвокату.

– И кроме того... Вы, ваша честь, работали в одной фирме с обвиняемой, с мисс Макколл.

Дерик посмотрел на Кристину:

– Я не помню мисс Макколл.

– Тем не менее вы вместе с ней работали.

– Вряд ли я сделаю послабление для человека, которого не помню.

– А вот это еще надо доказать, – пробормотал Бен.

– Вы утверждаете, что, занимаясь частной практикой, я имел какое-то отношение к делу мисс Макколл?

– Нет, сэр, я этого не говорил.

– В таком случае ваше ходатайство отклоняется, мистер Кинкейд. Более того: не исключено, что суд сочтет его оскорбительным и применит к вам санкции, которые нанесут ущерб вашему клиенту. – Он сделал многозначительную паузу. Затем опустил судейский молоточек: – Слушание дела откладывается!

Судья поднялся и стремительно направился к выходу.

Бен опустился в кресло рядом с Кристиной.

– Разве так необходимо было требовать его отстранения именно сейчас, публично?

– В противном случае он бы заявил, что я не воспользовался своими правами, не поднял этот вопрос при первой представившейся возможности. Я предложил ему обсудить его за закрытыми дверьми, но он предпочел сыграть на публику.

– Каковы размеры первой выплаты?

– По крайней мере пятьдесят тысяч.

– И вот что, Бен... Надеюсь, ты не забыл, что мои финансовые возможности весьма ограниченны.

– Я знаю.

– Бен... – Голос ее дрогнул. – Бен, я не могу, не хочу туда возвращаться. Это не... они не... – Глаза ее наполнились слезами.

Бен обнял ее за плечи.

– Я все понимаю. Что-нибудь придумаем...

Глава 13

Все изменилось со дня последнего визита Бена. Рояль, стоявший у широкого, выходившего на залив окна, переместился в центр комнаты.

Музыкальный центр стоял теперь рядом с белым сосновым шкафом. На окнах висели новые шторы. Появились новые кресла и новая, того же рисунка, обивка на диванах.

– А у вас тут все изменилось, – сказал Бен.

Мать Бена едва заметно кивнула:

– Надо же чем-то заниматься... Ведь дети меня не очень-то балуют своим вниманием.

Уже?.. А Бен-то надеялся, что она начнет этот разговор хотя бы через десять минут.

– В последнее время на меня столько дел навалилось...

Миссис Кинкейд разгладила складки на юбке.

– А предыдущие полгода?

– Но, мам, я же звонил тебе... недавно. Разве ты не помнишь?

– Ты позвонил мне на Рождество, если этот звонок имеется в виду. Тебя едва ли можно назвать "Лучшим сыном года".

– Мама, я прилагаю гигантские усилия, чтобы поднять свою юридическую фирму.

– Я в этом не сомневаюсь. Как не сомневаюсь и в том, что если бы ты поменьше возился с пьянчугами и жуликами, то чаще появлялся бы у меня. Хотя, конечно... Тебе добираться из Тулсы целых два часа!

– Здесь сложная дорога...

– Знаю, ездила.

– Ты приезжала в Тулсу?

– Да, приезжала. – С этими словами она налила в чашку тончайшего китайского фарфора чай из настоя целебных трав. – Я побывала там сразу после Нового года, когда стало очевидно, что ты не собираешься навестить мать в ближайшее время.

И решила сама посмотреть, чем это ты так занят.

– И где же ты была?..

– Ты так и не сообщил мне свой адрес, да и на твоих письмах обратный адрес не значился. Я отыскала только адрес твоего офиса. В "Желтых страницах".

Бен изучал узор ковра.

– Я целый час искала твой офис, – продолжала мать. – Откровенно говоря, я дважды проехала мимо, думала, что ошиблась улицей. Потом наконец сообразила, что это и есть твоя контора...

– Почему же не зашла?

– Хотела зайти, но в это время прямо у твоей конторы началась драка. Две крашеные блондинки в кожаных юбках вцепились друг дружке в волосы.

Бен сразу же сообразил, что это были Хони Чайл и Лэмб Чоп, постоянно сражавшиеся за расширение своих территорий.

Надо же – так неудачно выбрать время!

– Но я собралась с духом и припарковала машину, надеясь все же взглянуть на твой офис. – Она засмеялась. – Знаешь, я не против, когда люди умеренно выпивают, но когда мужчину в замызганном плаще вырвало на автостоянке, прямо мне под ноги...

Она поднесла чашку к губам и легонько подула на поднимающийся пар.

– И я решила, что лучше навещу тебя в другое время.

– Правильно решила. Твой "мерседес" растащили бы по частям за считанные минуты.

– Эта мысль приходила мне в голову. Послушай, Бенджамин, Тулса ведь довольно большой город. Мог бы подыскать для своего офиса место поприличнее.

– Мама, никто не имеет в начале своей карьеры обширной клиентуры. Приходится начинать с малого.

– Да, да. Конечно. Начинать всегда трудно.

– Ты не представляешь себе и половины этих трудностей.

На тебя постоянно давят крупные фирмы, использующие свои связи, и судьи тебе не доверяют, третируют... Потому что понимают: ты один, тебя никто не прикроет.

– Но этого можно было избежать... Я могла бы помочь твоему продвижению.

– Нет, ни в коем случае.

– Я говорила с Джимом Грегори. Он в тебе заинтересован.

– Заинтересован только по одной причине – ты его давняя клиентка и основной источник доходов. Нет, ни в коем случае.

– По крайней мере разреши мне помочь тебе деньгами.

– Нет. Никогда.

– Но у меня же достаточно возможностей.

– Если бы эти деньги предназначались мне... – Он покачал головой. Прикрыл глаза.

– Бенджамин, пожалуйста, не будем опять начинать этот разговор. Ты неправильно истолковываешь намерения своего отца. Твой отец хотел, чтобы ты не нуждался в деньгах.

– Не верю.

– Но это правда, Бенджамин. Он...

– Мам, не расточай понапрасну свое красноречие. Я видел завещание.

– Ты?.. – Глаза ее расширились. – Я этого не знала.

– Теперь знаешь.

Миссис Кинкейд откинулась на спинку дивана:

– Чего же ты хочешь?

Бену захотелось уменьшиться до размеров инфузории.

– Я... Я хотел бы занять у тебя денег.

– И это все? – Она потянулась за сумочкой и вытащила чековую книжку. – Сколько тебе нужно?

– Пятьдесят тысяч.

– Пятьдесят... – Она закрыла книжку. – Бенджамин, что случилось?

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru