Пользовательский поиск

Книга Слепое правосудие. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Бен невольно сжал кулаки.

– Так что, возьмешься за мое дело?

– Я? Ты хочешь, чтобы я представлял тебя в суде?

– Совершенно верно, мой друг. Я хочу, чтобы именно ты за это взялся.

– Кристина, но это же серьезное дело... А я не специалист по уголовным делам. Возьми Пета Уильямса. Он сумеет тебе помочь.

– Не нужен мне Пет Уильяме. Я хочу, чтобы ты меня защищал. Ты сумеешь, я знаю.

– Кристина. Я не думаю, что это разумный выбор.

– Значит, ты не хочешь мне помочь?

– Кристина, пойми, это очень серьезное дело...

– Если ты имеешь в виду, что мне угрожает смертный приговор, то поверь, Бен, я это знаю.

Она пристально посмотрела ему в глаза:

– По-моему, крайне важно, чтобы мой адвокат верил в мою невиновность. Ты же знаешь: я не убивала Тони. И я хочу, чтобы ты меня защищал, Бен.

* * *

– Есть много опытных адвокатов, которые поймут, что ты невиновна.

Кристина положила ему на плечо руку:

– Бен, я хочу большего... Я хочу найти того, кто убил Тони.

Хочу найти того, кто меня подставил.

Бен пристально посмотрел ей в глаза.

– Хорошо, – сказал он, поднимаясь с койки. – Но я оставлю за собой право передать дело другому адвокату. Если почувствую, что не справляюсь.

– Прекрасно.

Заложив руки за голову, она потянулась.

– Я попытаюсь вытащить тебя из этой крысиной норы как можно быстрее. Я сейчас же отправлюсь к тебе домой, принесу тебе вещи. Переоденешься. У тебя ключ с собой?

Она взглянула на него вызывающе.

– Бен, я не меняла замки.

– Ладно. Тогда все отлично. Кроме того, я поговорю с Майком. Возможно, что-нибудь выясню. Если тебе что-нибудь понадобится, дай мне знать через Лестера. Я буду поддерживать с ним связь.

– Бен?

– Да?

Кристина встала. Открыла рот, чтобы что-то сказать, но потом вдруг сказала явно не то, что собиралась; сказала по-французски:

– Мерси боку.

Глава 6

У Бена было такое ощущение, будто он – лабораторная мышь, которая старается отыскать тропку к кусочку сыра, запрятанному в какой-то гигантской мышеловке. Он быстро пересек площадь и пошел дальше, лавируя между уличными проповедниками, несущимися на роликовых досках подростками и многочисленными попрошайками. Вскоре он вышел к зданию муниципалитета. Сколько же месяцев ремонтировались внутренние помещения здания? – месяцев шесть – восемь, не меньше. И каждый день переставлялись оградительные барьеры, так что приходилось заново находить дорогу среди этого хаоса. Обычно он приходил сюда, чтобы попасть в отдел дорожного движения. Сегодня задача была гораздо труднее – проложить себе дорогу через многочисленные, плохо освещенные коридоры и отыскать юридический отдел полиции.

В конце концов Бен нашел стеклянную дверь с надписью "Центральный отдел полиции Тулсы". Секретаря на месте не оказалось. В дальнем конце приемной Бен увидел на двери табличку: "Лейтенант М. Морелли".

Бен и Майк Морелли были друзьями еще со времен колледжа. Они жили в одной комнате, днем читали Фолкнера, а вечером слушали музыку в пиццерии. Потом Майк женился на младшей сестре Бена Джулии. Все понимали, что они не подходят друг другу, все, кроме Майка и Джулии. Майк старался приспособиться к ней целых три года, но все равно все кончилось исключительно неприятным разводом, из-за которого отношения между Беном и Майком стали предельно напряженными.

С тех пор как в прошлом году Бен переехал в Тулсу, он, как мог, старался оживить их былую дружбу, но пока что его усилия походили на складывание гигантской картинки-головоломки, в которой надо сложить мельчайшие фрагменты, чтобы получилось законченное целое.

Майк занимал крохотную комнатку, в углу которой помещалась вешалка; на ней висел плащ, весь в жирных пятнах, и кобура с пистолетом. Майк говорил по телефону, но едва увидел вошедшего Бена, сказал в трубку:

– Элли, я позвоню тебе позже.

Развернувшись в кресле, он воскликнул:

– Кого я вижу! Бенджамин Кинкейд, адвокат!

– Приветствую лейтенанта Микеланджело Морелли, следователя по уголовным делам, – отвечал Бен. – Почему-то у меня такое ощущение, что мы должны обменяться рукопожатиями...

– И вернуться в наши школьные годы, – подхватил Майк.

– Да. Поэтому скажи мне честно, Майк, каковы обвинения против Кристины.

Майк мрачно взглянул на приятеля.

– Боюсь, убийство при отягчающих обстоятельствах, первая категория.

– Почему же убийство?

– Ну... это не похоже на несчастный случай.

– Может, это была самозащита?

– Четыре выстрела в голову.

– О Господи! – Бен опустился на стул. – Ты ведешь это дело?

– Нет. Не мой профиль.

– Не можешь сделать так, чтобы оно стало твоим профилем?

– Нет. И знаешь... У меня для тебя плохие новости. Для тебя и для Кристины. Что ты знаешь о преступлениях, совершенных на "семейной" почве?

– Знаю, что дела эти всегда очень запутанны. А почему ты спрашиваешь?

Майк открыл папку и громко прочел:

– "Дом, в котором был убит Ломбарди, стоит на земле Греческой ложи". Фамилия Ломбарди – типично итальянская, но, как оказалось, он был наполовину грек.

– Мы имеем дело с разбирательством внутри одной семьи?

– Нет, – покачал головой Майк. – Кристину арестовали агенты ФБР в ходе расследования дела о наркотиках. Против нее выдвигают обвинение в убийстве. На основе нового закона о "продолжительной криминальной деятельности", который, должен тебе напомнить, является единственным в федеральном своде законов, предусматривающим смертный приговор.

Бен почувствовал, что у него пересохло в горле.

– И что же в итоге?

– Это дело будет рассматриваться в федеральном суде.

– Федеральные власти давят?

– Будут, – буркнул Майк. – Для них это не просто удар, для них это нокаут. Делу придают особое значение из-за связи Ломбарди с организованной преступностью. Плюс контрабанда наркотиков из Южной Америки.

– Это дело – прекрасный подарок для Мольтке, прямо-таки золотое дно.

Александер Мольтке, Генеральный прокурор Соединенных Штатов, шел по жизни, одним глазом всегда следя за тем, что пишет о нем пресса, а другим – за освобождающимся в сенате местом.

– Так ты полагаешь, он воспользуется этим делом для саморекламы?

– А чем, по-твоему, занимаются прокуроры? Держатся подальше от сомнительных дел, ждут, когда представится выигрышное дело, а потом выставляют свою кандидатуру на выборах.

– Будь все проклято! И в этом замешано ФБР?

– Ты не поверишь насколько. Они больше года старались изловить Ломбарди и его дружков. И до сих пор стараются.

– Значит, Кристина послужила для них просто наживкой?

Чтобы поймать крупную рыбину? Майк, от этого смердит!

Сколько у меня осталось времени до избрания присяжных заседателей?

– У тебя очень мало времени. Ты сам прекрасно знаешь: присяжные в данном случае – простая формальность. Правительство может потребовать то обвинительное заключение, которое ему нужно.

Бен глубоко вздохнул.

– Майк, я хочу...

– Извини, что я тебя перебиваю. Все, что я тебе сейчас рассказал, ни для кого не секрет. Но больше я ничем не смогу тебе помочь.

Бен удивленно поднял брови:

– Что ты имеешь в виду? Что значит – не сможешь помочь?

– Я сказал то, что сказал.

– Черт побери, ты же прекрасно знаешь, что Кристина не способна никого убить.

– Ошибаешься, Бен. Если я что-нибудь и усвоил за время службы в полиции, так это то, что при соответствующих обстоятельствах каждый способен убить.

Бен понял, что Майк опять изображает сурового парня. Такой вот он, Майк: Хэммет с сердцем Рембо.

– Откуда тебе знать, что там произошло? – продолжал Майк. – Может быть, Ломбарди к ней приставал. Или, может, она сама как-то связана с торговлей наркотиками. Да может быть все, что угодно... Во всяком случае, я тебе помочь не могу.

– Даже в память нашей старой дружбы?

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru