Пользовательский поиск

Книга Преступление без наказания. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

— Что?

— Да удивилась. Знаете, мне казалось, что чуть ли не вся жизнь прошла за это время, а оказалось, что и сорока минут еще нет, как я ушла оттуда, от ребят.

Выйдя из гаража, парень его запер и, оглянувшись по сторонам, предложил мне руку; я не отказалась, и тут он, видимо, понял, что дальше тянуть уже глупо.

— А вы знаете, о чем я подумал? — спросил он, начиная застенчиво кашлять.

— Любопытно, — пробормотала я, уже догадавшись, что последует за таким лирическим вступлением.

— Мы с вами так и не познакомились, — торжествуя от осознания собственной сообразительности, сказал молодой человек.

В этот момент мы вышли из гаражных лабиринтов и, повернув вправо, направились к перекрестку.

Где-то здесь и должен был находиться мой наблюдательный пункт ГИБДД.

— Тонкое замечание, — оценила я сказанное, увидев уже невдалеке долгожданный фонарь ГАИ. — Торопитесь, а то уже видна цель моего путешествия.

— Меня зовут Роман, — выпалил мой спутник.

Я порылась в кармане плаща и подала ему свою визитную карточку.

— Меня — Ольгой, — сказала я и добавила:

— А остальное там написано. Вы чем занимаетесь в жизни, Роман?

— Да как сказать.., чем придется, но вообще-то по жизни я художник-живописец.

— Мы все художники вообще-то, — философски заметила я. И тут, поднеся руку к плечу, обнаружила, что я без сумки. Остановившись как вкопанная, я оглянулась назад.

— Что такое, Оля? — спросил Роман, перечитывая мою визитку во второй уже, наверное, раз.

— Я к вам пришла уже без сумки, — задумчиво сказала я, — значит…

— Ну-у, наверное, — протянул Роман и, тоже хмурясь, оглянулся в сторону своего гаража, — кажется, вы на самом деле были без сумки. Точно, без сумки. Точно, я вспомнил.

— Это не есть хорошо, — пробормотала я, — совсем не зеер гут. Возвратиться, что ли, и поискать?

Возвращаться мне не хотелось, но лишиться сумки не хотелось тоже. Я начала быстро вспоминать, что у меня там лежит. Все мелочи оказались ценными и привычными в своей ценности: расческа, губнушка, диктофон…

Я попыталась вспомнить, где же кассета с рассказом Константина, и не смогла: слишком много событий навалилось на меня за последнее время. Да и не только событий.

От фонаре ГАИ отделился силуэт. Я разглядела Ромку.

— Ольга Юрьевна, ну наконец-то! — нервно крикнул он. — А мы уже начали волноваться!

— Это ваш тезка бежит. Роман. Он работает курьером в нашей редакции, — пояснила я своему спутнику., Ромка подбежал, и два Романа, неприязненно уставившись друг на друга, оба, кажется, почувствовали себя лишними. Тот, что помоложе, был прав, но я, конечно же, не сказала этого.

— Ну, так как вы уже пришли, — сказал Роман, который художник, — я, пожалуй, пойду. А сумку вашу я посмотрю прямо сейчас. Вы не волнуйтесь, Ольга, если найду, позвоню вам.

Я промолчала, поглядела на него в ожидании, что же еще он скажет. Мне не хотелось, чтобы он уходил, оставив мне только миражное обещание найти сумку. А если он ее не найдет? Все на этом?

Мне сия мысль не понравилась.

Однако как же я сама могла это сказать первой?

Да и второй тоже не могла. Пусть догадывается сам, не маленький. Но Роман не догадался. Он помялся, потоптался, и я решила ему подсказать, ну буквально как в школе. Ну и мужики пошли! И я пробормотала что-то, вроде «Ну если вы уже ничего больше не хотите» — эту великолепную фразу из нашего мультика про Винни Пуха.

Могу вам еще сказать, что Винни Пух оказался сообразительнее Романа. Тот хоть снова на мед упал, а Роман решился совсем на другое и, твердо сказав мне «до свидания, Ольга», повернулся и пошел, не знаю куда, да и знать этого не хочу.

Увидев, что незнакомый мужчина уходит, Ромка подошел ко мне вплотную и как-то слишком уж резко спросил:

— Кто это такой, Ольга Юрьевна?

Я задумчиво посмотрела на Ромку, взвесив в голове несколько вариантов ответа и избрала самый нейтральный.

— Это живописец, — ответила я и направилась к фонарю ГИБДД.

Уход Романа и потеря сумочки окончательно испортили мне настроение. Я зашла в помещение поста, встретила недовольный взгляд сержанта и увидела Виктора в обществе двух незнакомых парней, одетых в короткие кожаные куртки.

— Долгожданные оперативники? — спросила я у Ромки.

— Давно уже вас ждут, девушка, — ядовито сказал мне сержант. — Я уж было подумывал, не объявить ли вас в розыск!

— Почему же не объявили? — скучным голосом спросила я. — В международный у вас не получилось бы, а вот на территории вашей будки вы вполне имели право это сделать.

Глава 6

Домой я попала, когда уже забрезжил рассвет. И если жить по-нормальному, то через несколько часов и вставать уже было нужно. По крайней мере мне так показалось.

Сегодняшний день побил и перебил все рекорды по продолжительности и насыщенности.

Вернувшись домой, я переоделась, внимательно осмотрела свой плащ, затем юбку, колготки, залезла в ванну и сказала в сердце своем, что в гробу видала я такую насыщенную жизнь и с завтрашнего дня ничто меня не вытащит из моего кабинета, буду отдыхать, щелкать мышкой и пить кофе. А еще курить. А еще займусь личной жизнью. А еще.., ну и еще что-нибудь для себя хорошего сделаю.

Я залезла под душ, размечталась о том, как спокойно заживу с завтрашнего дня, и тут же на меня посыпались воспоминания о всех завтрашних делах.

Настроение сразу же рухнуло и смылось. Во-первых, мне предстояло посетить РОВД и поговорить на тему Константина, а во-вторых — еще раз посетить РОВД и поговорить уже на тему пожара и трупа в новостройке.

Приехавшие в пункт ГАИ оперативники только немного помурыжили нас, сняли показания о нашей находке в помещении сторожей, потом мы с ними поговорили о выстрелах и были отпущены под обещание не пропадать и не эмигрировать.

Последняя просьба была высказана нам в шутку, мы устало улыбнулись, пообещали не убегать ни до канадской границы, ни дальше и уехали. Ромку пришлось завезти домой, а потом Виктор, не спрашивая ни о чем, доставил меня домой.

После ванной я еле добралась до постели и, прошептав по пути Виктору что-то об отсутствии необходимости меня завтра будить, упала и уснула.

Может быть, мне что-то и снилось, не знаю, не помню; помню только быстрый ряд событий, весьма нерадостный и неинтересный между прочим.

Значит так: я ложусь, закрываю глаза, меня трогают за плечо, открываю глаза, спрашиваю, в чем дело, Виктор показывает мне часы.

Десять утра!

Я покосилась в окно — светло на самом деле, без обмана. Покосилась на Виктора, тщетно надеясь, что он сообразит, в чем дело, и уйдет на кухню, в другую комнату, к чертовой матери, все равно куда, лишь бы ушел, но Виктор проявил максимум непонимания и душевной черствости. Он протянул мне трубку телефона.

— Ты не догадался сказать, что я умерла? — спросила я.

Виктор качнул головой.

Выдернув руку из-под одеяла, я взяла трубку.

— Сейчас сама скажу, — вздохнула я. — Все я и все на мне. Даже такую малость и то сделать не могут…

Поднеся трубку, куда ее положено подносить, я зевнула и самым обыденным тоном проговорила:

— Это морг. Вам Бойкову, что ли, найти? А под каким она номером?

— Ольга Юрьевна! — закричал мне в ухо перепуганный Кряжимский. — Нельзя, нельзя так шутить! Никогда нельзя! Вы что же это, голубушка моя, сами себе собираетесь накаркать такие ужасы?!

— Нельзя? — совершенно без интонаций спросила я, потому что и они пока еще не проснулись.

— Конечно же, нет! Ни в коем случае!

— Ну давайте тогда я вам накаркаю, — все так же ровно сказала я, и Кряжимский по ту сторону провода замолчал, очевидно переваривая услышанное.

Я же, еще не услышав его реакции на свои слова, немедленно начала приходить в себя, понимая, что, наверное, ляпнула что-то не совсем то и не совсем тому человеку. С другой стороны, я же не звала его к себе в постель в такое раннее утро…

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru