Пользовательский поиск

Книга Парикмахер. Содержание - 16

Кол-во голосов: 0

- Александра и русский язык? Ради тех людей, которые привозят мускус? - спросил я наугад.

- Она и про это вам рассказывала? Но ведь это суперсекретное дело, никто не должен был знать.

- Она ничего мне не рассказывала, я сам догадался. Как, она в самом деле хотела участвовать в перепродаже мускусного масла?

- Гнусного масла.

- Мускус выдавливается из желез, что между задними ногами, - сообщил Алеша. - Бедных оленей просто выжимают.

- Но самое свинство в том, - добавил Кай, - что убивают также самок и молодняк, хотя у них нет никакого мускуса. Это преступление.

- Ты говорил с матерью об этом?

- Ясное дело. Мы с Антье показывали ей снимки, описывали все ужасы. Уговаривали, чтобы она не лезла в эту грязь. Бесполезно. При этом я был во всем виноват.

- Ты? Виноват? - переспросил Алеша. - Наши сибиряки занимаются этим, чтобы выжить. У них нет работы, нечем кормить семьи. Возможно, они в безвыходном положении. Но ты-то тут при чем?

- Я постоянно требовал денег! Из-за этого мы часто ругались. Но она все равно делала для меня, что только могла. И почему я ничего не соображал? - У Кая выступили на глазах слезы. - Мы все время ссорились. Постоянно. Даже в тот наш последний вечер.

- Когда? В какой вечер?

Кай подул на кофе.

- Кай, когда ты с ней поругался?

- В тот вечер.

- В тот самый, когда ее убили?

- Только вы никому не рассказывайте, слышите? Никому! Если бы я знал, что она… я бы тогда… - Кай говорил это прямо в чашку.

- Теперь расскажи все спокойно и четко, - приказал я. - Когда точно ты был у нее?

- Не знаю, возможно, где-то полдевятого.

- Тебя видел кто-нибудь?

- Не думаю.

- А швейцар?

- Я всегда вхожу через боковую дверь и поднимаюсь на четвертый этаж по лестнице. Терпеть не могу лифты! Мама специально дала мне ключ от двери.

- И ты был у нее в кабинете?

- Да.

- Расскажи-ка по порядку.

- Там нечего особенно и рассказывать. Я хотел взять у нее денег. Она отказалась их дать. На ее столе опять лежало письмо от тех, кто привозит мускус. Я сказал ей, чтобы она с ними не связывалась. Мама ответила, что дело все равно застопорилось. Тут же упрекнула меня, что я не даю ей зарабатывать деньги, а сам постоянно их требую. Она была права. Но тогда я еще этого не соображал. Обижался. Мне казалось, что она плохо обращается со мной. Тогда она просто меня выгнала.

- Ты видел там еще кого-нибудь?

Кай помотал головой.

- Кого-нибудь из ее коллег, скажем, Клеменса Зандера?

- Мама проводила меня до лестничной площадки, за дверь редакции. Но никого, кроме нас, на этаже не было.

- Он не говорила тебе, что ждет кого-нибудь?

- Не знаю. - В глазах Кая стояли слезы. - Она дала мне десятку и сказала, что ей еще нужно поработать. Вероятно, она собиралась встретиться с этим чуваком с косметикой, ну, с тем, что косметикой занимается. Я швырнул ей деньги под ноги и ушел. - Кай заплакал.

- Что за «чувак с косметикой»? Ты имеешь в виду менеджера из фирмы «Клермон»?

- Допустим.

- Загорелого такого?

- Да, его. Она была с ним вась-вась.

- Как это, «вась-вась»? В смысле работы?

Алеша что-то пробормотал по-русски.

- Что? Да нет, что я могу знать? Я тоже ничего не знаю. Только, пожалуйста, не говорите ничего полиции. Пускай оставят меня в покое. Они уже достали меня во как!

Я хотел ответить, что мне очень жаль, но не нашел нужных слов.

16

Когда, собственно говоря, тут у нас, в Глоккенбахском квартале, появились радужные флажки? Словно мы в Сан-Франциско. Флажки гомосексуалистов развеваются перед такими барами, как «Нил», наклеены на витрине «Тилипы», где я заказываю каждую неделю цветы для своего большого стола, а еще чуть подальше, у «Макс amp; Милиан» - мужчины покупают там почтовые открытки и любовные романы. Алеша ценит такие флажки, считает их прогрессом. Говорит, что в Москве голубые прячутся. Правда, в моем салоне такого флажка нет. Но я и не собираюсь как-то оправдываться. Ведь ко мне приходят люди ради хорошей прически, а не чего-нибудь другого.

По дороге в «Арозу» я рассказал Алеше, что в семидесятые годы отцы города совершенно запустили красивые здания с башенками и эркерами. Квартал планировался под снос. В то время создавались колоссальные транспортные оси, город приспосабливали к автомобилям.

- В Советском Союзе при Брежневе творилось то же самое, - поддакнул Алеша.

Да. Теперь дома прошли санацию, фасады покрасили светлой краской, какой они, вероятно, никогда и не знали за минувшую сотню лет. Теперь тут живут художники, интеллектуалы, киношники, журналисты. Да еще я. Мы тут неплохо устроились. Ханс-Сакс-штрассе походит на открытую, уютную квартиру, где можно прекрасно прожить всю жизнь.

Беа и Ким сидели снаружи, у входа в «Арозу». Я представил им Алешу. Женщины знали его лишь по моим рассказам. Все трое обменялись сигаретами, и Беа сказала:

- Сатурн и Рак позитивно влияют на семейную жизнь.

Только не у нее. Встреча с интернетным знакомым, челюстным ортопедом «с прекрасными зубами и благородным профилем» принесла разочарование. Свои любимые сигареты она могла курить лишь на кухне под вытяжкой. Так что у этого ортопеда не было шансов стать ее супругом номер пять. Только тут я вспомнил - ведь я не позвонил Беате после обеда, как мы договаривались. И Стефан напрасно прождал меня утром на Рейхенбахском мосту. Плохой я друг.

Остаток рабочего дня я провел в одиночестве в своем подземном кабинете, словно узник. Оформил заказы на доставку «утюга» для волос, убрал в архив отработанные бумаги, ответил на электронную почту, заметив при этом, что некоторые новости разносятся автоматически: Джереми в Лондоне знал, что Алеша приехал ко мне в Мюнхен. Ева в Богенхаузене была в курсе, что Клаудия собиралась прийти ко мне в салон. И она все-таки пришла.

Я ждал ее в салоне. Прошло больше часа, с тех пор как Керстин, последняя, убрала расческу и ножницы и удалилась со своей длинноволосой клиенткой, прическа которой получила приз на прошлой неделе. Алеша встречался с потенциальным покупателем статуэтки. Наконец, появилась Клаудия. Она протянула мне руку, как на деловой встрече - никаких поцелуйчиков в правую и левую щеки.

- Хочешь чего-нибудь попить? Или мне сразу тебя стричь? - спросил я.

- Пожалуй, не откажусь. Сначала попью. Но только самую чуточку.

Она присела на краешке дивана в глубине салона, так, словно он был не мебелью, предназначенной для этого, а какой-нибудь скульптурой, и стала листать номер «Вамп». Я зажал бутылку коленями, но не справился с пробкой - она выстрелила. Хлопок был крайне неуместным, как и пена, хлынувшая из горлышка. Праздновать нам было нечего. Я поднял из лужи сумочку Клаудии.

- За тебя, - проговорил я. Когда чокаешься этими узкими дудками, никогда не получается красивого звона.

- За то, чтобы все снова стало хорошо. - Клаудия была бледной, как шампанское в ее бокале. Она подержала напиток во рту и не сразу проглотила.

- Ты снова вышла на работу?

- С понедельника.

- Это отвлечет тебя от грустных мыслей.

- Конечно.

По Ханс-Сакс-штрассе прогрохотал мимо дома тяжелый грузовик, потом стало еще тише. Клаудия пила шампанское маленькими глоточками и оглядывалась по сторонам. Ей не нужна была прическа, ей требовался человек, с которым она могла поговорить про их общую подругу. Пожалуй, это и называется «соблюдением траура».

- Пойдем, - сказал я.

Будто поминальную свечку, она донесла бокал до кресла, где я стригу чаще всего. Там снова присела на краешек и оперлась о сиденье обеими руками.

- Александра тоже тут сидела? На этом кресле?

Я отложил в сторону пелерину и подвинул поближе еще одно кресло. Ах, Клаудия.

- Какой она была в тот вечер?

- Когда пришла в салон - возбужденной, нервной, но ушла, совершенно успокоившись. И была прямо счастлива и довольна своим новым платиновым цветом волос.

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru