Пользовательский поиск

Книга Парикмахер. Содержание - 13

Кол-во голосов: 0

Кай уставился себе под ноги.

- Как ты думаешь, ты можешь чем-нибудь помочь полиции?

Кай шумно выдохнул.

- Старушка Глазер мало что понимает. Она не рубит в своем деле. Переворошила мне всю хибару, словно от этого был какой-нибудь прок.

Холгер вернулся с термосом, бутылкой воды и двумя железными кружками. Бутылка пошла по кругу. Он налил кофе в кружку и предложил мне, а сам пил из крышки термоса и глядел на деревья, словно пересчитывал на них листья. Кай тоже замолчал. Мне редко встречались такие люди, как Холгер Каспари. Я умею разговорить кого угодно - дворников, профессоров, теток, недотрог, русских бабушек, даже если не знаю их языка. Это входит в мою профессию. А вот Холгер Каспари блокировал меня, словно источал яд, парализующий мой язык. И что только нашла в нем когда-то Александра?

Но разговор все равно нужно было как-то начинать. Я спросил:

- Когда вы приехали в Мюнхен?

- Несколько дней назад, - ответил Холгер, наблюдая, как Кай растирает ногу от бедра вниз. - Как твоя нога, Кай? О'кей?

- Примите мои соболезнования, господин Каспари, - сказал я. - Как все ужасно. Я достаточно хорошо знал Александру. Мы все в шоке, что и говорить!

Холгер опять уставился на листву деревьев: то ли скучал, то ли ему было больно говорить на эту тему? Ладно, не важно, я должен двигаться дальше. Ради чего мы со Стефаном прели больше часа в машине?

- В издательстве много говорят про смерть Александры. Высказываются самые разные версии, - сообщил я.

- В самом деле? Например, что?

- Чаще всего речь идет о ее новом друге.

Кай перестал массировать ногу и уставился на какой-то камешек. Глаз он не поднимал.

- Его никто не знает, - продолжал я. - Александра рассказала мне о нем, но только намеками.

- Меня это не интересует, - отрезал Холгер.

- Кай, а ты что-нибудь знал про нового друга твоей матери? - спросил я. Стефан толкнул меня в ребра.

- Я не хочу, чтобы Кая втягивали в эти дела. - Холгер уже злился. - Вся история и без того слишком тяжела для мальчика.

Я не сдавался.

- К счастью, еще есть Клаудия. Александру наверняка порадовало бы, что ее подруга так заботится о мальчике. Если бы она могла узнать об этом. - Стефан снова двинул меня по ребрам.

- После похорон я уеду в Берлин вместе с Каем. Мальчик там отдохнет от этой истории. Нам нужно прийти в себя от шока, опомниться. Впрочем, вас это уже не касается. - Холгер решительным жестом завинтил термос. - Ты идешь, Кай?

Мальчик взял протез и стал пристегивать его к ноге.

Времени у меня не оставалось. Теперь или никогда. Я был вынужден говорить открытым текстом. Возьму пример с Александры и, чтобы хоть как-то его подцепить, отброшу стыд.

- Между прочим, - начал я и бессовестно соврал, - в свой последний вечер, то есть незадолго до убийства, Александра мне сообщила, что вы приехали в Мюнхен. По-моему, полиция располагает другой информацией - что вы в то время находились еще в Берлине.

- На что вы намекаете? - Внезапно Холгер зашипел, так что изо рта полетели брызги слюны.

- На то, что вы не сказали полиции всю правду.

- Что вы себе позволяете!

Кай смотрел то на отца, то на меня. Мне было не по себе.

- Я не хочу делать никаких выводов, - сказал я. - Этот факт лишь озадачил меня.

- Вам хотя бы ясно, что вы мне тут приписываете? Вы… вы… парикмахер!

- Простите, пожалуйста, - вмешался Стефан. - Речь идет лишь о снятии противоречия. Вы утверждали, что в то время, когда произошло убийство, вас в Мюнхене не было. Ваша погибшая жена сказала другое.

- А вы кто такой? - Лицо Холгера побагровело и теперь напоминало солнце на закате.

- Стефан Хаммершмид, адвокат.

- Адвокат. Еще интересней! Я не собираюсь тут перед вами оправдываться. Если хотите что-либо против меня предпринять, ступайте в полицию! Кай, ты готов наконец-то? - Холгер почти кричал.

- Пожалуйста, не волнуйтесь. Я сожалею…

- Ни хрена вы не сожалеете!

Кай прижал кулаки к глазам.

- Что все это значит? - завыл он. - Что вы делаете?

- Вот видите, что вы устроили? - Холгер схватил сына за плечо, но тот завыл еще громче.

- Оставь меня, оставьте все меня в покое! Говнюк! Отцепись от меня! Говнюк! Говнюк!

Холгер навис надо мной. На его гладком лбу, словно маленькая петля, билась вена, дыхание отдавало кисловатым кофе.

- Принц, вы еще пожалеете об этом. Клянусь!

После этих слов он быстрым шагом двинулся к автостоянке вслед за сыном. Кай подволакивал левую ногу, словно она больше не принадлежала его телу.

13

Мать шла по салону, как государственный деятель, приехавший с визитом в другую страну. Я скромно сопровождал ее. Она по очереди поздоровалась с Беатой, Деннисом, Керстин, Бенни и другими стилистами, спросила про Китти, которая еще не вернулась из отпуска, и с любопытством осматривала комнаты. Она еще не была здесь после ремонта. Ей понравились светлые тона в передней части салона, где стригут. Зато пестрые абстрактные картины на штукатурке она назвала жуткими. Поинтересовалась, из какого материала сделан темный паркет, похвалила непринужденную рабочую обстановку и дала совет - поставить на стойку разноцветные вазочки для конфет - мол, надо порадовать глаз броскими цветовыми пятнами.

Словом, она была в своем репертуаре. Наконец, мать села в кресло, ее закутали пелериной. Она болтала ногами и разговаривала со мной. Ее мысли были заняты изготовлением карамели для чая и кофе, а мне хотелось доказать, что я хороший парикмахер. Я обслужил ее по полной программе: краска, стрижка, чай с травами. Впрочем, мать потребовала кофе, «такой, Macchiato», и «Файнэншл таймс», «пожалуйста, на английском». Суперглянцевые журналы она отвергла. Через два часа она покрутится перед зеркалом и заявит, что стрижка опять получилась коротковата, а вот цвет красивый.

После этого я обессилел и улегся на скамье во дворике. В моем желудке комом лежали булочки с печеночным паштетом, которые я купил на рынке Виктуалинмаркт, возвращаясь из Английского сада, и заглотнул на ходу. Из салона доносились смех, щелканье ножниц, завывание фенов. Белые лоскуты завивались на небе в мелкие локоны, но солнце все равно их скоро разгладит. Я закрыл глаза. Вот бы теперь вздремнуть, лежа под деревом, и чтобы тебя кто-нибудь щекотал травинкой. Я услышал шаги. На стол поставили чашку, на деревянную дощечку упала коробка, кто-то сел. Щелкнула зажигалка. Я люблю запах загорающегося табака, он напоминает мне о прошлом, о детстве, о супругах Берг, наших служащих, которые курили на кухне. Иногда мне позволялось заплетать фрау Берг косички, крысиные хвостики, с которыми она ходила по кухне, будто хиппи.

- Ну-ка, рассказывай. - Голос принадлежал Беате.

- Прямо и не знаю, с чего начать. Ведь произошло так много всего.

- Давай по порядку. Глаза можешь не открывать, если тебе так лучше.

Я сосредоточился. Сначала редакция. Я увидел Еву Шварц в ее красивом белом кабинете, в пестром платье, делавшем ее похожей на попугая, в окружении сексуальных «Вамп»-девиц на множестве обложек, но напуганную грязной сделкой, которую тайком от нее совершила Александра, продавшись концерну «Клермон» и пустив эти деньги на покупку «порше», протезов для Кая, на финансирование вечеринок и других безумных трат. Подумаешь, тоже мне неприятность! Ведь эта сделка могла никогда и не выйти наружу. К тому же «Клермон» был и, вероятно, останется богатым рекламодателем. В то же время Александра, талантливая, увлеченная своей работой редакторша, с ее творческим подходом, была опасной конкуренткой для Евы Шварц и, возможно, метила на ее место. Все это я рассказал Беате.

Она вдохнула полной грудью воздух, потом выдохнула.

- Значит, у Евы Шварц все наладилось, - заметила она. - От Александры она избавилась, конкуренток теперь у нее нет, и дело о взяточничестве не выйдет за стены редакции - да и кого оно может теперь интересовать? Это уже вчерашний снег. Она и дальше будет работать с Дюра, не обмолвившись ни словом о той истории. Возможно, он и в самом деле был тем самым любовником.

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru