Пользовательский поиск

Книга Парикмахер. Содержание - 8

Кол-во голосов: 0

- Йонас! - крикнул я. - Анна!

Пятилетний племянник тут же вскочил и побежал ко мне, в мои объятья. Кожа у него была влажная, волосы в песке. Анна - ей скоро стукнет три года - орудовала совком, не обращая на меня внимания.

- Где Регула? - спросил я и протянул шурину руку. Ноги Кристофера белели и мерцали в воде, словно фарфоровые.

- Наверху, - сообщил он и махнул журналом на второй этаж. - Позвать? - Не дожидаясь моего ответа, он тут же просвистел нашу семейную мелодию «Регула - спускайся - вниз».

В глазах моей матери Кристофер был неудачником, неспособным кормить свою семью. Он совсем не честолюбив и уже пропустил время, когда мог сделать карьеру программиста. Семью обеспечивала Регула - она библиотекарша. Кристофер сидел дома и присматривал за детьми. В Интернете проходила его вторая жизнь. Он постоянно покупал на виртуальном аукционе соковыжималки, дрели, велосипеды и все такое, иногда ими пользовался и снова продавал.

- Том! - Регула появилась в шортах, непринужденно помахивая двумя парами роликовых коньков, которые она держала за шнурки. Черные волосы свободно падали ей на плечи. - Вот молодец! Ты приехал - как угадал!

Мы обнялись.

- Хотелось бы мне покататься на таких штуках, - сказал я.

- Кристофер купил их в Сети. - Регула бросила коньки на траву. Я взял щетку, лежавшую на садовом столике, и принялся расчесывать волосы сестры, начиная от пробора. У нас с ней волосы одного цвета, но ее намного мягче, особенно с тех пор как она пользуется моим изобретением - «утюгом» для волос. Ее рот, как и мой, тоже чуточку крупноват, но это ее совсем не портит, скорее наоборот.

- Приезжает мама, - сообщила Регула.

- Знаю.

- Как ты оцениваешь ее новый проект?

- Фабрику леденцов?

- Леденцов? - живо заинтересовался Йонас.

- Да, сынок, - сказала Регула, - твоя бабушка покупает фабрику, на которой делают леденцы. Очень большую фабрику. На ней полно разноцветных леденцов - красных, желтых, зеленых - всех цветов, какие только бывают. - Она шутливо шлепнула мальчугана и спросила меня: - Ты встретишь маму?

- Ясное дело.

- Вот хорошо, а то я никак не смогу отпроситься с работы. У нас в библиотеке ревизия.

- Ух ты!

- Все книги стоят не на своих местах, многое украдено. Некоторые читатели нарочно ставят книгу в другое место, чтобы ее, кроме них, больше никто не мог найти. Настоящая детективная работа. Мы разыскиваем иголки в стогу сена. Словом, все очень грустно.

Регула любит книги и свою работу.

- В принципе, нам нужен сканер, - сказала она. - Такой, с которым библиотекарь сможет обходить ряды полок и сканировать корешки книг. И если какая-то книга стоит не на своем месте, сканер будет пищать, бить тревогу. Сейчас я вроде полицейского по книгам.

- Может, в будущем с помощью такого прибора удастся проверять не только книги, но и людей? Чтобы он пищал, когда человек врет или мелет чепуху.

Регула тряхнула волосами и стала натягивать на ноги роликовые коньки.

- А как ты, Томас? Чем сейчас занимаешься?

- Сканирую людей.

- Ты хочешь сказать - причесываешь? Я тут читала про одно убийство. Какая-то женщина сначала причесалась у парикмахера, а потом была жестоко убита. Я сразу подумала про тебя.

- Я тоже ищу иголку в стогу сена. Сканирую людей и надеюсь, что моя внутренняя система забьет тревогу, если почувствует что-нибудь не то.

Регула выпрямилась, проехала немного на коньках и вцепилась в мои плечи.

- Том, милый, ты посмотришь часок за детьми? Расскажи им свою историю про косматое чудовище, которое никак не хотело стричься. Дети часто спрашивают у меня, что было дальше.

- Я что-нибудь придумаю.

- Кстати: Йонас наконец-то научился давать сдачу мальчишкам в детском саду. Теперь может постоять за себя. А то я уже начала опасаться, что он пойдет по твоим стопам.

Регула и Кристофер выехали со двора.

- Почему без наколенников? - крикнул я им вслед.

Замок на воротах защелкнулся. Йонас принес в совочке песка и высыпал на мои матерчатые кроссовки. Анна забралась в вырытую ямку. Я стал рассказывать им историю про чудовище со спутанными волосами, в гуще которых водились другие, мелкие твари.

Домой я вернулся в начале десятого. Принял душ и, не вытираясь, рухнул на лежак, словно только что вышел из моря. На небе еще светились последние отблески зари, а на Ханс-Сакс-штрассе уже зажглись фонари. Завтра понедельник, начнется новая неделя. Что она принесет? Что ждет меня завтра? Возможно, разговор с Евой Шварц. Потом приезд мамы. А в моем салоне? Я поговорю с Деннисом насчет прибавки к зарплате. Он поднял этот вопрос пару дней назад. Но ведь если ты хочешь получать больше, тогда крутись, проявляй большую заинтересованность в работе, хоть иногда продавай клиентам нашу косметику, а не только работай ножницами. Деннис талантлив, тут нет вопросов, однако он склонен почивать на лаврах. Я включил телевизор. Голубоватый свет и звук как из консервной банки. Крутой комиссар и его наивный помощник искали убийцу - оба работали не хило. На пару минут я увлекся фильмом. Мотивом могла быть ревность. Либо алчность. Интересно, возможны ли вообще другие мотивы?

Я прошел на кухню, достал из холодильника бутылочку «Шабли», порылся в ящике со столовыми приборами, разыскивая штопор. Все это время я размышлял: собственно говоря, что я вообще из себя представляю? Стефан прав - ведь я не детектив. Штопор я нашел в шкафчике среди приправ и откупорил бутылку. Когда-то давно я освоил в «Арозе» забавный трюк - научился открывать пивные бутылки с помощью зажигалки. Ким считает, что парикмахеры прямо-таки созданы для этого трюка - у нас здорово натренирован большой палец. Тут свою нехитрую мелодию пропел телефон.

- Томас Принц, - назвался я. Прислушался. Какие-то шорохи, чье-то дыхание. - Алло? Алеша? - Все. Конец связи.

Детектив закончился в начале одиннадцатого, развязку я прозевал. Прическа у ведущей ток-шоу была просто чудовищная! Воронье гнездо! Я терпеть не могу прически с претензией, которым недостает точности. Я сторонник безупречной стрижки. Какой парикмахер устроил такой кошмар? Болтовня тоже показалась мне невыносимой. Я выключил телевизор.

8

- Журнал «Вамп», приемная главного редактора. Доброе утро.

…Голос Барбары Крамер-Пех. Неужели такое возможно?..

- Алло? Вы слышите меня?

…Голос звучал настойчиво, но при этом чуточку дрожал, как на ленте. Итак, абсолютно точно. Барбара Крамер-Пех была тем самым анонимом на моем автоответчике…

- Алло, - сказал я и подумал - как это я раньше не сообразил? Потом кашлянул и произнес: - Ева Шварц хотела со мной что-то обсудить. Я звоню, чтобы уточнить время. Это Томас Принц.

- Ах, это вы, господин Принц. - Барбара говорила теперь очень вежливо. - Ева сейчас на совещании. Кажется, она собиралась пообщаться с вами по поводу рождественского номера? Да?

- Не знаю.

- Господин Принц, я как раз заглянула в наш ежедневник. Вы договорились с Евой на одиннадцать тридцать. Сегодня.

- Как? Я ничего об этом не знал.

- Неужели я забыла вам позвонить? Ах, простите. Мы все пока еще никак не придем в себя.

- Понятно. Я приеду точно.

- Спасибо. Еще раз простите, пожалуйста!

Я тут же отыскал запись на автоответчике. Сомнений нет. Я сбежал вниз, в салон и подал Беате знак: зайди на кухню!

- Это был ее голос. Я ведь рассказывал тебе. Странно, верно? Возможно, она что-то знает про убийство, - сказал я. - Барбара Крамер-Пех явно что-то знает. Я сразу это пойму, если поговорю с ней.

- Ты поедешь в редакцию?

- Через час.

- Я отвезу тебя. Том, будь осторожен.

- Меня там никто не стукнет по черепушке.

Вскоре после этого мы сели в ее проржавевший, маленький «рено». На заднем сиденье, как всегда, лежала бита для крикета. Беа захватила из салона и поставила за сиденье сверток.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru