Пользовательский поиск

Книга Парикмахер. Содержание - 5

Кол-во голосов: 0

Вскоре Анетта Глазер попрощалась и уехала на серо-голубом «ауди». Беа тут же представила мне краткий анализ свойств комиссарши.

Был полдень. Солнце достигло зенита. Мы сидели вдвоем в тенистом дворике. Глазерша, по словам Беаты, обладает хорошими аналитическими способностями - ведь она Весы с Девой в асценденте. Однако, на вкус Беаты, для сотрудницы полиции она слишком сентиментальная, слишком мягкая и пассивная. И слишком неприметливая. Типичное следствие влияния Венеры, от которого страдают люди этого знака.

- Ты слушаешь меня? - спросила Беа.

Я растянулся на скамейке, подложив руки под голову, и глядел в пустое синее небо, похожее на экран телевизора. Я видел лежавшую на подушке голову Александры, видел в моих фантазиях эту пропитавшуюся кровью подушку. Закрыл ли убийца глаза своей жертве? «Мы предполагаем, что убийца принадлежит к ближайшему окружению», - сказала комиссарша.

- Как ты считаешь, способен ли нанюхавшийся сын-наркоман, остро нуждающийся в деньгах, убить родную мать?

- Понятия не имею, - буркнул я.

- Ну и трагедия! - вздохнула Беа. - А Глазерша шарит в полном мраке. Мы с тобой должны выяснить, у кого имелись мотивы для убийства. Впрочем, все походит на страсть. Судя по характеру преступления. Если хочешь знать мое мнение, в этих женских редакциях творится незнамо что. Но, возможно, поводом все-таки стали бабки?

- Александра постоянно тратила все, что зарабатывала. У нее никогда не было сбережений.

Беа задумалась.

- А если ревность?

- Александру ревновали многие.

- К примеру, Холгер, ее бывший.

- Он-то с какой стати?

- Потому что она гораздо больше преуспела, чем он.

- Не исключено.

Мне почему-то вспомнился июнь прошлого года, день рождения Александры. Я прислонился к стенке у двери, ведущей в холл, и болтал с какой-то супружеской парой об английском футболе. Александра гладила меня по руке, и в какой-то момент наши глаза встретились. Мне даже показалось, что она смутилась.

- Чем вы вообще занимаетесь? - поинтересовался мужчина.

В квартире висел сладковатый запах гашиша. Александра тихонько вышла из комнаты.

- Работаю ножницами, - ответил я.

Мужчина быстро переглянулся с женой.

- Ножницами? Как это?

- Я парикмахер.

Нет, разговор не перешел на секущиеся кончики и оптимальную длину волос, после чего мужчины обычно сбегают, а женщины рано или поздно спрашивают, можно ли ко мне записаться. Нет. Он вообще оборвался. Парикмахер на подобной вечеринке для избранных - тело инородное. Клиенты очень редко приглашают меня к себе домой.

Из холла до меня донеслись громкие голоса. Дверь была чуточку приоткрыта. Александра шипела. Мужской голос выплевывал одни слоги и в ярости зажевывал другие. Я смотрел, как сын Александры танцевал с двумя женщинами из редакции. При этом он дико дрыгал руками и ногами. В холле я увидел коротко стриженный седоватый затылок. Вероятно, он принадлежал Холгеру, мужу Александры. Громко хлопнула входная дверь. В комнату вернулась Александра. Она порхала от гостя к гостю и пихала каждому в рот клубничинку. Потом она воскликнула: «Хочу Принца!» Я подмигнул. «Хочу Принца!» Она кричала все громче, но тут ее заглушила песня «Сексуальный ублюдок», грянувшая из динамиков. Все стали танцевать. Я с трудом удерживал в руках разошедшуюся Александру. «Сексуальный ублюдок» американского певца Принца звучал до утра еще много раз.

- Кстати, - проговорила Беа, оторвав меня от воспоминаний. - Звонила Ева Шварц, главная из журнала. Интересовалась, увидит ли тебя сегодня вечером на вернисаже той фотожурналистки. Я ей ответила, что ты там будешь.

5

Я бесцельно брел по Ханс-Сакс-штрассе. Была вторая половина дня. Мне надо было размяться, подумать, разобраться со своими мыслями. Торговец цветами сбрызгивал водой тротуар вокруг кадок с декоративными кустарниками. Я подставил ему свои босые ноги в кожаных сандалиях, и он щедро полил и их. В воздухе запахло влажной пылью и еще чем-то неуловимо летним.

Убийство! Просто невероятно. С таким сталкиваешься лишь на страницах газет. И вот все произошло так близко от меня. Что будет делать Холгер с квартирой? Кто займет теперь в редакции должность Александры? У кого вообще имелся мотив для убийства?

В «Кулисе» на Максимилианштрассе я выпил чашечку капуччино и вытащил из автомата газету «Нойе цюрихер цайтунг». У меня не было охоты изучать курс акций в экономическом разделе, мне просто бросился в глаза заголовок « Германию захватывает коррупция». В статье говорилось, что в Германии взятки дают реже, чем, скажем, в Италии и России, но почти так же часто, как в африканской Ботсване. Я задумался. Ведь я передал Александре продукцию из моей серии по уходу за волосами, то есть подарил, в том числе гель для волос «Страйт даун». Александра испробовала гель, убедилась, что он делает волосы гладкими, и рассказала о его эффекте в разделе косметики. Подкуп это или нет? Производители косметики засыпают редакции изысканными сортами мыла, дорогими кремами, пудрой, тушью, помадой и духами. В конце года секретарши очищают полки шкафов и продают тюбики, баночки и флакончики за пару евро другим сотрудницам редакции; это называется «бьюти-базар». Выручка идет на что-нибудь полезное, на «добрые дела». Об этом мне рассказывала Александра.

Я заплатил за капуччино и тут вспомнил московский кофе с его резким привкусом. В последний раз, когда я был в Москве, Алеша рассказывал мне про тамошнюю коррупцию. Про «горячую линию», которую открыли, чтобы граждане могли быстро и без проблем сообщать о случаях коррупции. Специальный телефон для доносов. Я назвал это опасным шагом, Алеша же, наоборот, настаивал, что это необходимая мера для установления в России порядка и создания гарантий безопасности. Мы даже поспорили.

На Бриннерштрассе я увидел на витрине черную рубашку с отрезанным воротником «катэвей»; такие шьет мой портной в Лондоне. Я купил ее и велел упаковать вместе с черным пуловером из шелка и кашемира - для Алеши. Будет ходить в них на работу. Хотя он наверняка опять отругает меня за тягу к роскоши. У меня тут же зашевелилась совесть, и я дал себе слово, что пожертвую энную сумму в «Гринпис». Или на борьбу со СПИДом. Я скучал без Алеши. Сейчас мне захотелось поделиться с ним своими мыслями об убийстве Александры.

Когда я увидел Алешу в первый раз, я и не догадывался, что он займет такое важное место в моей жизни. А еще я не подозревал, что сразу же проведу с ним ночь, да еще в таком неожиданном месте, как госпиталь «Кенсингтон amp; Челси». В тот холодный декабрьский вечер над Лондоном свирепствовал штормовой ветер небывалой силы, грозя немалыми разрушениями, все городские службы стояли на ушах. Но мы ничего не замечали.

Алеша пошевеливал горящие угли в жаровне, стоявшей прямо посреди комнаты. Это происходило в жилье Джереми, точней - в восьмиметровой комнате почти в центре Лондона, в Южном Кенсингтоне. Жаровню Джереми соорудил, чтобы стряпать свои фирменные блюда. Кроме жаровни, он готовит еще «на шести огнях», без рецепта и всегда придумывает для своей стряпни какое-нибудь прикольное название. Так, фламбированная конина называется у него «Черная красавица», мясо в панировке или тесте - «Секретные службы». В тот раз были «Дети природы». Я восторгался искусством Джереми. Сам я способен лишь почистить овощи, натереть их на терке, а после еды вымыть посуду. Да еще отварить макароны. В тот вечер я был воодушевлен, уже успел обсудить с Джулией хореографию для предстоящего шоу - ретроспективы моих причесок за пятнадцать лет, и радовался, что перед возвращением в Мюнхен у меня оказался свободный вечер.

Джереми познакомил нас: «Алеша из России, Томас из Швейцарии».

Алеша небрежно зачесывал волосы набок, они доходили ему до подбородка, довольно массивного, и контрастировали с бледным лицом, усеянным веснушками. Ростом он был ниже меня. На мой взгляд, ему было не больше тридцати лет. Еще мне почему-то запомнились его руки, испачканные сажей.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru