Пользовательский поиск

Книга Никогда не лги. Содержание - ГЛАВА ТРИДЦАТЪ ЧЕТВЕРТАЯ

Кол-во голосов: 0

Айви подошла к сиденью под окном. На разрисованной крышке блестели капельки влаги. С бешено бьющимся сердцем она осторожно приподняла ее. Внутри было пусто — четыре голые стенки и пол. Но на дне и здесь виднелись темные пятна в том месте, где влага впиталась в дерево.

Айви наклонилась и провела рукой по внутреннему шву. Кончики ее пальцев нащупали полукруглый вырез в панели, прикрывающей дно. Она сунула в отверстие палец и потянула на себя.

Бланчард схватил ее за руку. Знаком показав ей, чтобы она отошла в сторону, он поднял пистолет. Перегнувшись через край сиденья, он приподнял дно, которое откинулось на петлях, как потайная дверь в склепе из какого-нибудь фильма ужасов.

Айви вздрогнула. Ей вдруг показалось, что в лицо ей ударил порыв холодного и промозглого ветра. Под днищем обнаружились узкие ступеньки, круто уходившие вниз, в темноту. Лестница. Откуда-то из глубины пробивался слабый свет.

— Полиция! — крикнул Бланчард. — Мы знаем, что вы там! Выходите с поднятыми руками!

Он кивнул головой полицейскому в форме, который тут же подошел к ним, держа в руке пистолет.

Бланчард не стал ждать ответа.

— Я иду к вам, — вновь крикнул он и перешагнул через переднюю стенку деревянного диванчика.

Встав на верхнюю ступеньку лестницы, он начал осторожно спускаться вниз. Айви моментально узнала характерный скрип деревянных половиц.

Снизу долетели приглушенные голоса и шарканье ног, а потом наступила тишина. Через несколько секунд показалась Мелинда, руки ее были скованы за спиной наручниками. Парик и подкладка на талии, изображавшая огромный живот, куда-то исчезли. За нею по пятам следовая детектив Бланчард, поддерживая ее под локоть.

Айви медленно попятилась от окна и остановилась только тогда, когда забилась в самый дальний угол гостиной, откуда отступать дальше было уже некуда. Сердце, казалось, готово было выпрыгнуть из груди.

Мелинда перешагнула через стенку сиденья и вышла в комнату. Вспышки света от полицейских мигалок, как в чудовищном калейдоскопе, пробегали по ее мертвенно-бледному лицу. Она равнодушно огляделась по сторонам. Взгляд ее остановился на Айви.

— Ее муж изнасиловал меня, — ровным невыразительным голосом заявила она.

Детектив Бланчард шагнул вперед, загораживая Айви, и подтолкнул Мелинду к выходу из комнаты.

Мелинда сделала несколько шагов и вдруг развернулась, глядя на Айви.

— Знаешь, что сказал мне твой драгоценный супруг, когда мы занимались любовью? Он сказал мне, что я — не такая, как все. Он сказал, что я — особенная и что таких, как я, больше нет.

ГЛАВА ТРИДЦАТЪ ЧЕТВЕРТАЯ

Айви сидела на нижней ступеньке лестницы в ожидании кареты «скорой помощи», которая должна была отвезти ее в больницу. К ее ногам прижималась Феба, согревая их теплом своего тела, укрытого мохнатой шубой. Кто-то из полицейских позвонил доктору Шапиро и Джоди.

Очередной приступ боли только что миновал, но Айви понимала, что пройдет совсем немного времени, и он повторится вновь, быть может, с еще большей силой, чем прежде. Тыльной стороной ладони она смахнула со лба крупные капли пота.

Из гостиной вышел детектив Бланчард, держа в руках сумочку Айви.

— Полагаю, она вам понадобится, — проговорил он и опустил ее рядом с Айви на ступеньку.

— Спасибо, — пробормотала она, отметив про себя, что он сложил в сумочку все, что она в спешке вывалила на пол в прихожей, когда судорожно искала ключ.

— С вами все в порядке? — поинтересовался Бланчард.

— Скоро будет, — ответила Айви.

— Я нашел их на полу, — сообщил он и продемонстрировал ей три водительских удостоверения, держа их веером, словно игральные жарты, а потом протянул их ей одно за другим.

Мелинда Уайт, Руфь Уайт, Элейн Галлахер. На каждом удостоверении красовалось фото Мелинды.

До слуха Айви донесся вой приближающейся сирены.

Она вернула документы детективу Бланчарду.

— Кажется, она считала, что в парике и очках и так достаточно похожа на меня, поэтому и не стала подделывать мое водительское удостоверение. Сегодня днем она ездила в вашу криминалистическую лабораторию и представилась моим именем. Сдала у вас образец ткани на анализ ДНК. Она не совпадет с той ДНК, которую вы взяли с зубной щетки в ее квартире, потому что та щетка — моя. Она украла ее у меня несколько недель назад.

Бланчард растерянно заморгал, и на лбу у него прорезались глубокие морщины.

— Вы хотите сказать, что образец ДНК, взятый нами в ее квартире, на самом деле принадлежит лам?

— Правильно. И вот еще что. Помните образец ДНК останков плода, обнаруженный вами на ноже, который так глупо пытался спрятать Дэвид? Он совпадет с образцом ДНК с том же самой зубной щетки. Потому что это моя ДНК! — И Айви горько заплакала, давая волю слезам. — Моя и Дэвида. Просто Мелинда работала в больничной лаборатории в то время, когда у меня случился последний выкидыш.

Душераздирающий вой сирены внезапно смолк. Бланчард помог Айви подняться на ноги и проводил ее до двери, а потом помог спуститься по ступенькам.

Перед тем как сесть в карету «скорой помощи», Айви обернулась к нему.

— Мой муж?

— Мы постараемся привезти его в клинику как можно быстрее, — с готовностью откликнулся Бланчард.

Дежурный санитар помог Айви подняться в салон «скорой помощи», уложил ее на топчан и пристегнул ремнями безопасности.

Детектив Бланчард приготовился закрыть двустворчатые дверцы в задней части автомобиля.

— Мелинда носит на шее мое ожерелье, — окликнула его Айви. — Оно принадлежало моей бабушке.

Но его ответа она уже не расслышала. Последовали очередные схватки, такие сильные и продолжительные, что Айви испугалась, что не успеет доехать до больницы.

Тужься! Толкай!

Боль, которая до этого поселилась у Айви в нижней части спины, охватила теперь все ее тело, проникая в каждую клеточку, и давление внутри нарастало, как в паровом котле, грозя сорвать предохранительный клапан. Яркий и беспощадный свет, заливающий родильную палату клиники, казалось, пульсировал в такт волнам боли, прокатывающимся по ее телу. И вдруг с ослепительной ясностью Айви поняла, что кульминационный момент ее мучений наступил.

Дэвид сидел рядом и держал ее за руку все время, пока Айви по крупинкам собирала все свои силы и внутренние резервы, чтобы выполнить одну-единственную, зато самую главную задачу и предназначение. Он вбежал в палату несколькими минутами ранее, на ходу застегивая хирургический халат. Джоди поспешно встала, уступая ему место подле Айви.

— Я привез тебе вот это, — прошептал он, вкладывая в ладонь Айви бабушкин амулет.

На этот раз родовые схватки начались стремительно и развивались чрезвычайно эффективно. Врачи обошлись без неспешной процедуры регистрации в приемном отделении. Не успела Айви выйти из кареты «скорой помощи», как ее уложили на каталку и помчали в родильную палату, где без промедления подключили к фетальному монитору и воткнули в вену капельницу.

«Всему виной пижма», — сообщила ей доктор Шапиро, и врачи очень серьезно отнеслись к возможным последствиям ее воздействия.

— Хорошо. Очень хорошо, — сказал Дэвид, и хирургическая маска, закрывающая ему нос и рот, смешно съежилась, когда он глубоко вздохнул.

Боль стала невыносимой, она сжигала и выворачивала внутренности Айви наизнанку. В глазах Дэвида плескались тревога и напряжение, как будто он тужился и толкал вместе с ней.

— Вот так, правильно. Отлично, Ты просто молодец, — без конца повторял он.

Наконец приступ миновал, Айви едва успела перевести дух, как на нее накатила новая волна боли, которая быстро усиливалась и стала невыносимой. По лицу Айви ручьями струился пот, а она тужилась и толкала снова и снова, пока ей не стало казаться, что в голове раздается оглушительные рев локомотива, разогнавшегося по рельсам до невозможной скорости.

— Прорезалась головка ребенка, — сообщила доктор Шапиро, и голос ее прозвучал на удивление спокойно и уверенно. — Поднатужьтесь еще разок.

61
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru