Пользовательский поиск

Книга Никогда не лги. Содержание - ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

Кол-во голосов: 0

Она прочитала первый абзац и перешла ко второму.

Прошу прощения, я не слышала твоего звонка. Спасибо за предложение. Ты ведь ничего не имеешь против, а? Просто сейчас мне хочется побыть одной. Я напишу тебе по электронной почте.

Айви продолжала читать. Каждый следующий кусок текста представлял собой вариацию на тему того, что она нормально себя чувствует и что сейчас ей хочется побыть одной. Айви получала некоторое удовлетворение от мысли о том, что ни одно сообщение не введет Джоди в заблуждение, надолго во всяком случае.

Когда она в конце концов дочитала все, Мелинда выключила магнитофон и сунула его обратно в карман.

— О своей электронной почте можешь не беспокоиться, — сообщила она Айви. — Я позаботилась и об этом. Ты отвечаешь на все полученные письма. Пишешь, что чувствуешь себя нормально. Собственно говоря, пока ты спала, я ответила на письмо Камалы. Это ведь твоя подруга Джоди, верно? Я написала, что ты все еще ждешь, пока «не упадет водяной буйвол», — злорадно ухмыльнулась Мелинда, изобразив в воздухе кавычки. — Просто смешно. Нет ничего легче, чем подделываться под кого-нибудь, если у тебя под рукой находится вся их прежняя переписка. Джоди ответила сразу же и судя по ее письму ничуть не обеспокоилась.

— Пока что, — ответила Айви.

А что еще она могла сказать?

— Правильно. Долго это продолжаться не может. — На мгновение взгляды их встретились, и холодная решимость в глазах Мелинды повергла Айви в трепет.

Мелинда вновь взглянула на часы.

— Время пошло. От трех до пяти часов.

Она сунула руку за вырез блузки и вытащила оттуда серебряную цепочку, висевшую у нее на шее. С нее свисала серебряная рука. Мелинда потерла ярко-синий камешек, вделанный в ладонь.

Это был пропавший амулет Айви.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

Мелинда подхватила с пола пустой стакан и вышла из спальни, с грохотом захлопнув за собой дверь. Засов скользнул на место, и шаги ее, удаляясь, зазвучали на лестнице.

Не теряя ни секунды, Айви бросилась через всю комнату к подъемнику. Снизу до нее донесся лай Фебы, сменившийся громким испуганным воем.

Сколько времени потребуется Мелинде, чтобы доехать до лаборатории? Десять минут? Потом еще она должна будет поставить машину на стоянку, получить пропуск у стойки дежурного. Вне всякого сомнения, ей придется заполнить и подписать какие-нибудь анкеты и бумаги. Затем собственно анализ и дорога обратно.

В худшем случае Мелинда будет отсутствовать двадцать пять минут. В лучшем — сорок пять. И подействует ли до этого времени пижма?

«Сосредоточься на том, что в твоей власти, и забудь обо всем остальном». — Голос бабушки Фэй, зазвучавший вдруг в ушах Айви, успокоил ее.

Ей придется подождать, пока Мелинда не уедет. Она не могла рисковать, поднимая шум, который бы выдал ее с головой. Секунды тянулись невыносимо медленно, слагаясь в минуты, пока Айви лежала на кровати и ждала, когда же наконец останется одна. Черт бы побрал Мелинду — чем она там занимается?

И вдруг из шахты кухонного подъемника до Айви донесся ее собственный голос.

— Привет. Извини, но сейчас ответить на твой звонок я не могу… — зазвучало одно из сообщений, которые Мелинда заставила ее надиктовать. Наверное, бывшая одноклассница переписывала его на автоответчик.

И вот воздух в доме легонько вздрогнул — закрылась передняя дверь. Мелинда ушла. Через несколько секунд захлопнулась дверца ее автомобиля. Взревел мотор.

Итак, у Айви появился шанс — один-единственный. Она должна им воспользоваться и победить.

Айви подхватила с пола смирительную рубашку, прижала ее к себе и скатала валиком, как и раньше, оставив рукава свободно болтаться по сторонам. Подбежав к панели шахты подъемника, она отодвинула ее в сторону и положила скатанную смирительную рубашку на бортик.

Она уселась рядом на деревянную закраину и перебросила ноги внутрь шахты. Глядя прямо перед собой, она уперлась ногами в боковые стенки лифтового проема.

Может, она все-таки сошла с ума? Ей тридцать три года, она находится на последнем месяце беременности, и тут такие трюки. Тем не менее руки и ноги ее сохранили прежнюю силу. Кроме того, другого выхода у нее попросту не было.

Малышка завозилась у нее в животе, я Айви ощутила мгновенную режущую боль, полоснувшую ее поперек спины, подобно падающей звезде. У нее все может получиться. Должно получиться. Она сделает все возможное и невозможное, чтобы ее ребенок не пострадал.

«Не думай больше ни о чем. Просто делай то, что должна!»

Айви взяла с бортика смирительную рубашку и подалась вперед, отчаянно стараясь справиться с внезапным приступом головокружения и сосредотачиваясь на ровном шуме дождя снаружи.

«Не смотри вниз».

Она обернула скатанную смирительную рубашку вокруг троса лифтового подъемника — один раз, два, три, — а потом потянула рукава на себя. Теперь ей осталось соединить ременные застежки на запястьях, и у нее получится страховочная петля.

На этот раз рядом не будет ни тренера, ни подруг по команде, так что вскарабкаться к ней и помочь спуститься будет некому. Внизу также нет и спортивных матов, способных смягчить падение с тридцатифутовой высоты в угольно-черной шахте на утрамбованный пол подвала.

«Зримо представь себе то, что собираешься сделать». Айви взялась обеими руками за трос, обернутый плотной холщовой тканью смирительной рубашки, и перенесла вес тела на ноги, расставив их и упершись в полоски дранки по обеим сторонам шахты.

«Это всего лишь высокий бордюр тротуара», — сказала она себе, поочередно поднимая ноги, продевая их в импровизированную петлю и опять упираясь ими в стены. Затем она осторожно уселась в петлю, согнув колени и перебирая руками. Она опустилась вниз, чувствуя, как постепенно натягивается материя рубашки.

Пока что все идет нормально. Айви старалась не обращать внимания на страх, который, подобно языкам пламени, жадно лизал ее рассудок, грозя захлестнуть ее с головой.

Она перенесла вес тела на петлю, нащупывая ногами очередные прямоугольники дранки, расположенные ниже, на тот случай, если скатанная валиком смирительная рубашка не сможет удержать ее на тросе. А тот раскачивался, скрипел и стонал, но держался, и обмотанная вокруг него внахлест смирительная рубашка тоже не скользила.

У нее получается, получается! Теперь надо спускаться. Айви перенесла вес тела на ноги, уменьшая давление на страховочную петлю. Спиральная стяжка смирительной рубашки вокруг троса ослабела. Она потянула ее вниз.

Интересно, доехала ли уже Мелинда до полицейской лаборатории? Поставила машину на стоянку? Сколько футов осталось ей самой, прежде чем она достигает проема на площадке второго этажа? Девять? Восемь? Если она будет передвигаться на три дюйма за один раз, ей потребуется… Да, результат ее не обрадовал. Айви оставалось только надеяться на то, что времени ей хватит. Нащупав опору для ног, Айви потянула вниз перекрученный валик смирительной рубашки. Она едва видела свои ладони в темноте. Над головой у нее постепенно уменьшался в размерах и тускнел прямоугольник света там, где осталась распахнутой настежь панель подъемника на чердаке.

Она вновь повторила всю последовательность действий — и еще раз, и еще. Упереться ногами в стенки шахты, ослабить натяжение валика смирительной рубашки вокруг троса, передвинуть его вниз, перенести вес на страховочную петлю, нащупать ногами следующие прямоугольники дранки и встать на них, давая отдых рукам… Айви изо всех сил старалась не думать о том, что вокруг нее все плотнее смыкается темнота глубокого провала. Каждое ее движение отдавалось в шахте подъемника зловещим эхом.

Перистальтика. Тринадцать букв. Айви произнесла это слово вслух, а затем повторила его по слогам, медленно сползая вниз по тросу. Она перебирала руками и ногами исключительно на ощупь, ничего не видя вокруг и представляя себе, что шахта — это змея, а она сама — проглоченная жертва, медленно продвигающаяся по пищеварительному тракту земноводного.

58
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru