Пользовательский поиск

Книга Никогда не лги. Содержание - ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Кол-во голосов: 0

Дэвид поднял голову. Айви обернулась. Позади них стоял Тео, насупленный и мрачный.

— Наша соседка, — ответила Айви, — Сегодня после полудня кто-то набросился на нее на заднем дворе. Ударил ее камнем по голове. Полиция считает, что это нападение каким-то образом связано с исчезновением Мелинды.

Ножки пластикового стула заскрежетали по бетонному полу, когда Тео подтащил его к себе. Он сел, подался вперед и положил локти на стол, после чего негромко заговорил:

— У полиции есть предварительные анализы следов крови на блузке для беременных и холщовой сумке — кровь той же группы, что и у Мелинды Уайт. — У него вытянулось лицо, когда он добавил: — Они обнаружили следы ткани плода.

От страшного известия у Айви перехватило дыхание. Она почувствовала, как чья-то холодная рука стиснула ей сердце, и крепко зажмурилась. Но тут перед ее внутренним взором пронеслись кошмарные картины того, что могло случиться с Мелиндой и ее ребенком, и она тут же открыла глаза.

— Судебно-медицинским экспертам еще предстоит закончить свои анализы, — продолжал тем временем Тео. — У них есть образцы ДНК Мелинды, и полиция получила разрешение суда на то, чтобы взять такой же образец у тебя, Дэвид.

— Чем скорее, тем лучше, — откликнулся тот. — Тогда наконец они начнут искать отца ее ребенка. Давно пора, должен заметить.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

— Миссис Роуз, — сказал детектив Бланчард, сопровождавший ее обратно в фойе после окончания свидания. — У вас есть сестра?

— У меня… — Айви споткнулась на ровном месте и сбилась с шага.

Бланчард подхватил ее под локоть и не дал упасть.

— Сестра Мелинды Руфь звонит мне каждый день, чтобы узнать, как продвигается расследование. И каждый день я вынужден отвечать ей, что ничего нового мы пока что не обнаружили. Вы знаете, например, что они с Мелиндой были лучшими подругами? Что они разговаривали по телефону каждый день? И рассказывали друг другу в мельчайших подробностях, что с ними происходит? Поверяли все свои секреты и тайны?

Они подошли к выходу из здания.

— Сейчас самое трудное для нее — просто ждать, — произнес детектив, не давая Айви открыть дверь, — терзаясь догадками и не имея возможности узнать, что сталось с ее сестрой.

Айви надвинулась на него вплотную, тесня его своим животом.

— Я нисколько не сомневаюсь в том, что она очень хочет, чтобы вы нашли ее сестру. Как и я, кстати. Но почему бы вам не оставить меня в покое, перестать зря тратить свое драгоценное время и не поискать другие ниточки, которые действительно позволят вам узнать, что с ней приключилось?

— Думаю, что мы с вами знаем, что с ней сталось. Вскоре мы предъявим обвинительное заключение.

Айви распахнула дверь и протиснулась мимо него.

— У нас есть множество улик, и все они указывают на вашего супруга. Что же еще должно произойти, чтобы вы передали покрывать его? — окликнул он ее.

Ничего не видя перед собой, Айви, спотыкаясь, бросилась к своей машине. Глаза ее застилали слезы. Каблуки туфель звонко цокали по бетонному покрытию. Небо затянули тяжелые тучи, отчего казалось, что уже наступили сумерки, и в воздухе остро пахло приближающимися холодами.

Айви села за руль, захлопнула за собой дверцу и с такой силой стиснула рулевое колесо, что у нее побелели костяшки пальцев. Посидев несколько секунд, она со злостью вогнала ключ в замок зажигания и завела мотор. Автоматически включилось радио, и она тут же вырубила его.

Она вырулила на улицу под пронзительный визг шин. Заметив, что за окном протянулось футбольное поле, а она гонит машину со скоростью свыше пятидесяти миль в час, Айви затормозила у тротуара. Откинувшись на спинку сиденья, она постаралась взять себя в руки и успокоиться.

Наглый ублюдок… Но, увы, Бланчард был прав хотя бы в том, что улики против Дэвида множились, а вероятность того, что Мелинда попросту заблудилась или уехала куда-нибудь, уменьшилась практически до нуля.

Ткань плода… В животе у Айви образовался холодный комок, и она быстро опустила стекло в дверце со своей стороны, жадно хватая раскрытым ртом влажный холодный воздух. Представить то, что могло случиться, было свыше ее сил. Но Дэвид был прав. Тест на отцовство, по крайней мере, заставит полицию начать поиски в другом направлении.

Айви заставила себя встряхнуться. Она должна действовать. Включив первую передачу, она тронулась с места. Действуя как автомат, она заехала в супермаркет и купила собачий корм. К тому времени когда она наконец направилась домой, начался час пик, и она пожалела о том, что не сунула десятифунтовый пакет с гранулированным кормом в багажник. Ее тошнило все сильнее, и от неприятного запаха ее недомогание только усиливалось.

Айви оставила окно открытым, застряв в пробке всего в нескольких кварталах от дома. Перед ней остановился автобус, и всякий раз, продвигаясь вперед на несколько футов, он плевался в нее клубами едких выхлопных газов. Поперек заднего стекла у него тянулась кричащая реклама какой-то авиакомпании: «Отныне вы обрели свободу передвижения по всей стране». Можно подумать.

В салон проник грохот отбойного молотка — впереди рабочие ремонтировали дорожное полотно. Сзади рявкнул клаксон, и Айви нажала на газ, сокращая пятифутовое пространство, возникшее перед капотом ее автомобиля.

Вереница автомобилей проползла вперед еще на несколько футов, когда она поравнялась с какой-то боковой улочкой. На указателе значилось: «Белчер-стрит». Это оказалась та самая улица, на которой когда-то жила мать Мелинды и где выросла сама Мелинда. Скорее всего, она пешком приходила на площадь, покупала здесь пирожные, играла в боулинг в заведении «Счастливые дорожки Керси», которого больше не существовало.

Мелинда мертва. Но почему ей так трудно смириться с этим фактом?

Айви приложила руку к животу в том месте, где его касалась Мелинда. Тогда она отшатнулась от отвращения, которое вызвала в ней эта непрошеная близость. Впрочем, Мелинда всегда отличалась странностями и ее поведение иначе как неуместным или неадекватным и назвать-то было нельзя. Айви вспомнила, как одноклассницы выразительно закатывали глаза, завидев миссис Уайт, сопровождающую Мелинду в школу.

Айви состояла в совете, который занимался составлением альбома выпускников, но это не ей пришла в голову идея наречь Мелинду «самой дружелюбной». Скорее это была злая и неудачная шутка над девочкой, заслужившей у сверстников неблагозвучное прозвище «пиявка». Пожалуй, Айви тогда и должна была предпринять что-либо, но она не пошевелила и пальцем, чтобы помочь Мелинде. По правде говоря, чувства и мысли Мелинды не занимали ее ни в малейшей степени. В этом смысле она ничуть не отличалась от своих одноклассников, зеленых и злых юнцов, не имеющих жизненного опыта и зачастую попросту не ведающих, что творят.

И все-таки Мелинда выжила. Она даже закончила среднюю школу. Работала в клинике и в агентстве по продаже недвижимости. Преобразилась, внешне во всяком случае. Айви вдруг вспомнила, как Мелинда стояла на подъездной дорожке, сжимая в руке шейку зеленого стеклянного лебедя. Рассказывала о своей матери, работавшей на мистера Власковича. Рассуждала о том, как важно для «нас» есть только здоровую пищу. Ностальгировала о леггинсах и сапожках «Док Мартенз», которых у нее никогда не было.

Автомобиль, застрявший в пробке позади нее, разразился требовательным пронзительным гудком. «Козел!» Пешеход, стоявший рядом на тротуаре, уставился на Айви тяжелым взглядом. Она съежилась, сообразив, что выругалась вслух.

Повинуясь внезапному порыву, она свернула на Белчер-стрит.

…И оказалась на тихой, смутно знакомой улочке. Вдоль дороги по обеим сторонам выстроились скромные бунгало, отстоявшие всего на несколько шагов от тротуара и тесно жавшиеся друг к другу. Их силуэты почему-то показались Айви вырезанными из картона. Один домик был выкрашен в ярко-желтый цвет, другой — в болотно-зеленый, третий удручал темно-коричневыми тонами с бутылочно-зеленой окантовкой. У большинства на передних лужайках размером с носовой платок росли чахлые тисовые деревья или неказистые рододендроны.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru