Пользовательский поиск

Книга Не люблю поддавки. Содержание - Глава 5

Кол-во голосов: 0

— Ко мне можно было бы, — раздумчиво проговорила Маринка, — но я живу, сама знаешь, в коммуналке. Хотя, с другой стороны, мой сосед работает в милиции — это плюс.

— Плюс еще то, что в коммуналке народу много, — заметила я, — не так страшно будет.

— Что «не так страшно»? Погибать среди людей? — недовольным тоном спросила Маринка. Ей не хотелось, чтобы я ехала к ней, и я это поняла.

Но понять — одно, а принять — другое.

— Да вряд ли ему удастся нас убить, точнее, меня, — спокойно сказала я, — хотел бы убить, давно бы уже это сделал. И когда у него только припадок кончится?

— О том, что убьет, никто и не говорит. А вот испоганить вечер или даже всю ночь — это он сможет запросто. — Маринка зевнула и прикрыла рот рукой. — Припрется, гад, среди ночи, пока то-се, пока милицию вызовешь, пока она приедет, пока его заберут, пройдет время, и все равно не спать потом. Я, например, уснуть точно не смогу, — убежденно заявила она, снова зевнув.

— Никто не сможет, — вздохнула я, — но еще не факт, что он узнает твой адрес.

Только я это сказала, как мы с Маринкой посмотрели друг на друга и обе резко обернулись назад.

Воспоминание о бежевой «десятке» накрыло обеих одновременно, но такой машины сзади не было видно.

— Машину сменил? — подумала вслух Маринка, изучая внимательным взглядом серую «семерку», следующую за нами.

Вскоре после светофора «семерка», мигнув фарами, обогнала нас и уехала вперед, через квартал свернув направо.

— Ну вот тебе и доказательство, — грустно сказала Маринка, — следят же!

— Он мог мигнуть потому, что увидел, как мы на него таращимся, — сказала я, — если мы будем так внимательно всматриваться в каждую машину, то, пожалуй, к нам пристанут так же, как и у этого жирного.

— Да уж, охрана у него, конечно, специфическая, — презрительно фыркнула Маринка и снова замолчала.

Виктор, не зная, куда ехать, пришвартовал «Ладу» в ряд к машинам, выстроившимся вдоль бордюров.

Мы с Маринкой покрутили головами, рассматривая вечернюю жизнь города.

— Пойдем хоть сока выпьем какого-нибудь, — сказала Маринка, — может быть, и идеи появятся.

— Если бы могли, давно бы уже появились, — пессимистично проворчала я, но предложение мне понравилось. Все равно это лучше, чем ехать ко мне домой. Или даже к Маринке.

Мы вышли и позвали с собою Виктора. Нечего ему было оставаться и скучать в машине, пока мы бродим в поисках приключений; ведь была вероятность, что найдем, как в «Скате», а повторения не хотелось.

Добредя до первого же магазина, мы изучил!! содержимое его прилавков и пошли дальше. Через несколько шагов, посоветовавшись, мы устроились в летнем кафе. Соками дело не началось и даже не закончилось. Мы с Маринкой взяли себе по бутылке пива и уселись за белый пластиковый столик, предаваясь меланхолии.

Соком занялся один только Виктор. Он был у нас за рулевого, и поэтому пиво ему противопоказано. — Маринка, грустно постреляв глазками в разные стороны, пробормотала:

— Пробелы у меня с загаром, Оль, все как-то не получается вырваться на пляж, то одно мешает, то другое.

— А ты в обеденный перерыв выбегай на пляж, близко же, — посоветовала я и расщедрилась:

— Могу даже тебе продлить обеденное время на полчасика. Хочешь?

— Спасибо, — равнодушно поблагодарила Маринка, — поможет ли это делу — неизвестно.

Мы помолчали еще несколько минут, и тут я на свою умную голову проговорила:

— Уехать бы куда-нибудь… далеко. Или еще дальше.

— Ага, «в жаркие страны, где кафе и рестораны», — подхватила Маринка и стукнула по столу бутылкой. — Есть идея, мать! Гениальная!

— Ну! — насторожилась я. — Отпускать тебя с работы на первую половину дня на пляж, на вторую — в косметический салон? — спросила я. — Классно придумано, что и говорить.

— Это ты придумала, а не я, — слегка надулась Маринка, — ты мне даже сказать не дала! Всю жизнь, сколько тебя знаю, ты постоянно за меня все решаешь и всегда мне затыкаешь рот!

Я покаянно наклонила голову, не собираясь с ней спорить. Дохлое это дело, пусть лучше жалуется, а я пива попью.

— Короче, Оль, предлагаю свалить отсюда к чертовой матери. — Маринка понизила голос, наклонилась над столом и огляделась. Со стороны, наверное, можно было подумать, что она сейчас начнет продавать родину — такую таинственность на себя напустила. — Втроем и прямо сейчас! — прошептала она.

Я недоуменно взглянула на Виктора, он ответил мне ничего не выражающим взглядом. Я сообразила, что в разговоре с Маринкой Виктор мне не переводчик, и обратилась к ней:

— А куда это?

Маринка фыркнула:

— Ну я же ясно сказала: на природу! На дачу или на турбазу какую-нибудь! Подальше, и чтобы Волга рядом была! А утром — на работу. К обеду.

— А-а-а, — понимающе протянула я, укладывая в голове метафору «к чертовой матери» и совмещая ее с дачей. ;

— Великолепная идея! — загорелась Маринка. — Там и отдохнем, и загара наберемся. Вернемся, как «баунти»!

— И комаров покормим, — добавила я.

— Не без этого, — философски заметила Маринка, — все хотят кушать. Поэтому мы и это… того… комаров кормим.

— Логично, — сказала я, обдумывая Маринкино предложение.

Долго заниматься этим делом мне Маринка не дала, и через двадцать минут мы уже подходили к «Ладе», а я была полностью убеждена, что выезд на природу, действительно, решение всех сегодняшних проблем: избавляемся от Пузанова, избавляемся от нервотрепки, связанной с его ожиданием, если этот придурок нас вдруг не станет доставать, а заодно еще и отдохнем.

Мы подъехали к моему дому. И на этот раз Виктор пошел с нами, не решаясь пускать одних, — вдруг нас уже поджидают около двери? Мнения Виктора насчет поездки, кстати, никто и не спрашивал, да ему и было все равно: природа, пляж или квартира. Виктор заступил на службу и, как всегда, лишних вопросов не задавал.

Быстренько собрав нужные вещи в большую сумку, мы покинули мою квартиру и поехали к Маринкиному дому.

Глава 5

После бурных дебатов, переходящих в крики и хлопанье дверями и продолжавшихся в кухне под кофе и те же самые крики, мы все-таки решили поехать в лес, расположенный за полсотни километров от города и спускающийся своими непрочесанными зарослями к самой Волге.

Пришлось после Маринкиных пенатов еще заехать и к Виктору домой. В отличие от нас с Маринкой, набравших полные сумки полотенец, покрывал, купальников, книжек, кремов и прочего, Виктор загрузил в «Ладу» замечательную палатку, удобное туристическое снаряжение, включающее в себя даже топорик, котелок и радиоприемник.

Экипированные разностильно, но в сумме разумно и удобно, мы выехали по направлению к Волгополоцку.

Волгополоцк вовсе не был конечной точкой нашего путешествия, просто трасса так называлась — Волгополоцкая, потому что растянулась до этого города и продолжалась дальше. Если она где и заканчивалась, то, наверное, уже в Иране, но нам так далеко не было нужно. Я же сказала: полсотни километров, не больше.

— Виктор! — призывно позвала Маринка, глядя в окно и отпихивая от себя сумку с запасами. — Давай-ка на всякий случай попетляем по городу, чтобы уж точно знать, что за нами никто не увязался. Береженого бог бережет.

Виктор кивнул и сделал все, о чем его просили.

Пока он накатывал по городу замысловатые узоры, мы все в три пары глаз отслеживали машины, едущие за нами. Ни одна из них не вызывала подозрений. Это радовало, но, с другой стороны, было и досадно: получалось, что зря тратили время.

Но, как верно заметила Маринка, береженого бог бережет.

Помнится, триста лет назад, когда мы обзорно изучали в университете персидскую литературу, мне попалась на глаза одна восточная пословица с тем же смыслом, что и русская, приведенная только что. Персияне, однако, говорили проще и конкретнее: на аллаха надейся, а ишака привязывай.

14
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru