Пользовательский поиск

Книга Наследство Квалсфорда. Содержание - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Кол-во голосов: 0

Она явно ещё не оправилась после этого и была сильно удивлена визитом Шерлока Холмса, однако, поздоровавшись, она сразу заговорила, причём довольно решительно:

— Когда вы будете разговаривать с Лариссой, пожалуйста, попытайтесь убедить её, что я не собираюсь предъявлять никаких прав на поместье Квалсфордов. Я никогда и не собиралась этого делать, поскольку всегда относилась к детям Эдмунда как к своим собственным. Не могу понять, как Лариссе могло прийти в голову, будто я стану пытаться лишить их родового гнезда.

— Мы обязательно передадим ей это, — заверил Шерлок Холмс. — Я хотел бы задать вам один вопрос. После смерти брата вы посещали его комнату в башне?

Она кивнула:

— Я пошла туда на следующее утро. Я пыталась понять, почему он покончил с собой, и подумала, что там я смогу найти какое-нибудь…

— Объяснение? — подсказал Шерлок Холмс.

— Хоть что-нибудь, что помогло бы мне понять случившееся. Но там не было ничего, только старый стол, стул, кровать и множество пыли. Поэтому я сразу же ушла. И только позже, когда я так и не смогла найти никакого объяснения, я поняла, что он был убит.

— У меня есть для вас важное сообщение. В Лондоне я сказал вам, что вряд ли смогу сделать больше, чем просто разобраться в обстоятельствах смерти вашего брата. Но в то время я не мог предвидеть всего, что обнаружится в ходе расследования. Теперь предварительное расследование завершено.

Она напряжённо подалась вперёд:

— Да?

— К сожалению, ваше предположение подтвердилось. Мисс Квалсфорд, вашего брата убили.

Она побледнела ещё больше и вскочила:

— Вы уверены?

— Да, настолько, насколько это возможно, не зная имени убийцы и мотивов преступления.

— Какими доказательствами вы располагаете? Я должна знать!

Шерлок Холмс описал наши выводы, основанные на предсмертном письме, бумаге, месте, где оно было написано, и доказательства, позволяющие утверждать, что оно действительно представляло вторую страницу делового письма. Она слушала жадно, впитывая каждое слово.

— Я должна была догадаться! — воскликнула мисс Квалсфорд. — Я прочитала его, не думая. Я не могла поверить в то, что произошло. Не верила, что Эдмунд мёртв, хотя он лежал передо мной, и эта записка… Вы, конечно, правы, хотя мне ничего подобного тогда не пришло в голову. Если бы он написал записку в спальне, то воспользовался бы бумагой, которая была там. У вас есть ещё что-нибудь?

— Много мелких фактов, — ответил Шерлок Холмс. — Теперь мы должны их соединить и попытаться идентифицировать убийцу.

— Сделайте это! — пылко заявила мисс Квалсфорд.

— Возможно, вы сумеете помочь нам, — продолжал Шерлок Холмс. — Кто из работавших вместе с вашим братом имел основание убить его? С кем он ссорился? Кто и в чём соперничал с ним? Кто завидовал ему?

Она молча покачала головой. Потом заговорила, и голос её звенел от напряжения:

— Найдите того, кто это сделал, мистер Холмс. Если вы не сделаете этого, — её голос оборвался, — если вы не сделаете этого, я найду его сама, чего бы это мне ни стоило.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Шерлок Холмс вернулся вместе со мной в Хэвенчерч. Я представил его мистеру Вернеру под его собственным именем, назвав коллегой. Холмс снял номер в «Королевском лебеде», хотя, конечно, сохранил и свою комнату у школьного учителя, и ту, что находилась в отеле «Джордж» в Рее. Он хотел быть готовым к любому повороту событий.

Появление моего «коллеги» произвело сильное впечатление на мистера Вернера. Он никогда не слышал о Шерлоке Холмсе и решил, что мои сообщения «Локстону и Лаггу» побудили вышестоящее начальство прислать сюда представителя с более широкими полномочиями.

— Я надеюсь, вы что-нибудь придумаете, — сказал он. — Я слышал, что Эмелин собиралась сама управлять делами компании. Конечно, это намерение можно только приветствовать, — она хочет сохранить фирму в память о своём брате. Но женщина-руководитель… Извините меня!

Миссис Вернер подала нам великолепный завтрак. Но Шерлок Холмс ел почти механически и, боюсь, своим безразличием глубоко задел чувства доброй женщины. После этого он послал меня к мистеру Херксу за образцом того грубого табака, что мы видели на складе компании.

Мы расположились в моей комнате и сидели, наслаждаясь широким видом на Главную улицу. Около стояли кружки с домашним пивом мистера Вернера. Шерлок Холмс, по обыкновению, курил, выпуская густые клубы едкого дыма. Наконец он сказал:

— Портер, тут что-то не так. Мы имеем весьма успешно действующую банду контрабандистов, которая промышляла в течение восьми лет, а может, и дольше, и насколько мы установили, большая часть прибыли исчезла. Контрабандисты не могут вести себя так.

— А я бы смог.

— Портер, как бы вы повели себя?

— Обычно контрабандистов выдают их доходы. Разве не вы сказали сержанту Донли, чтобы он подумал о человеке, у которого есть деньги, происхождение которых нельзя объяснить? Поэтому я не стал бы тратить деньги до тех пор, пока я связан с контрабандистами. Тогда меня нельзя было бы схватить за руку.

— Портер, вы были бы весьма уникальным контрабандистом.

— Тогда и эти контрабандисты необыкновенные.

— Да, это так, — согласился Шерлок Холмс. — В прошлом контрабанда такого рода предполагала наличие свободной организации, члены которой собирались только для того, чтобы разгрузить корабль и увезти товар с берега. Иногда главарь действовал настолько неосторожно, что власти выходили на их след и встречали контрабандистов прямо у корабля. Иногда дисциплина была такой низкой, что контрабандисты принимались пробовать коньяк уже перед разгрузкой, и тогда операция превращалась во всеобщую пьянку, которая привлекала таможенников со всей округи. После этого они бы встречались в таких злачных местах, как гостиница «Русалка», и публично похвалялись своими подвигами и доходами. Сегодня такая открытая операция попросту невозможна, вот почему мистер Мор с таким скепсисом отнёсся к моему заявлению о том, что в течение многих лет в окрестностях Рея действуют контрабандисты. Он не может представить себе контрабандистов, которые ведут себя столь осторожно.

В таком захолустье, как Болота, необъяснимый источник богатства и поток контрабанды быстро бы их выдали. Даже небольшие суммы денег или незначительный объём контрабандных товаров привлекли бы внимание.

— Тогда это совершенно уникальные контрабандисты, — повторил я.

— Нет, Портер, — медленно проговорил Шерлок Холмс. — Уникальными являются их руководители. Им присущи воображение и дальновидность, соединённые с поразительными организаторскими способностями и умением тщательно планировать операции. Руководителям удалось установить такую дисциплину, в которую даже трудно поверить. Богатая история контрабанды на Болотах — это история ошибок контрабандистов. Вот почему мы так мало знаем о них. Эта банда до сегодняшнего дня не совершала ошибок, что является косвенным подтверждением искусства её руководителей, сумевших учесть ошибки предшественников.

Шерлок Холмс снова занялся своей трубкой. Через некоторое время он прервал молчание:

— Если бы вы были главарём контрабандистов, нанимающим людей по принципу благонадёжности, выдержки, умения контролировать себя, а также способности подчиняться другим, то кого бы вы выбрали?

— Тех, кого уважают в обществе, — ответил я. — Кто обладает достаточной выдержкой, чтобы не напиться во время разгрузки бренди. Достаточно состоятельных, чтобы могли тратить деньги, не вызывая кривотолков.

— Нет, — возразил Шерлок Холмс и решительно покачал головой. — Процветающие и уважаемые люди не только отвечают за свои поступки, но одновременно связаны определёнными обязательствами. Кроме того, это обычно люди уже пожилые. Вы можете представить таких людей, крадущихся по ночам и разгружающих лодки, а затем переправляющих контрабанду в укромные тайники? У них есть слуги, которые начнут сплетничать о том, что их хозяева таинственным образом отсутствуют дома в течение нескольких дней в неделю. Кроме того, для них не имеет особого значения та прибыль, которую они могут получить от контрабанды. Зато их потери в случае провала будут огромными. Нет, Портер, это не уважаемые процветающие люди.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru