Пользовательский поиск

Книга Наследство Квалсфорда. Содержание - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Мы заперли помещение, и Шерлок Холмс быстро скрылся под покровом темноты. По совету сержанта Донли он остановился у школьного учителя, который жил в маленьком коттедже за кузницей.

Я вернул ключ мистеру Херксу и вернулся в «Королевский лебедь».

Миссис Вернер разливала напитки. Я решил провести собственный эксперимент и попросил у неё французского коньяка. Она подала мне меньший по объёму стаканчик, чем тот, что я получил в «Зелёном драконе». Цена же была гораздо выше. Отпив первый глоток, я сразу почувствовал разницу. Мистер Вернер не разбавлял коньяк, и он сохранял свою нормальную крепость.

Хозяин гостиницы разговаривал с Беном Пейном, кротоловом, и Дервином Смитом, скотоводом, конкурентом Эдмунда Квалсфорда. Они обсуждали местные новости, налоги и ремонт дорог. Я молча слушал, делая вид, будто потягиваю коньяк.

Я спрашивал у Шерлока Холмса, следует ли мне разузнать побольше о ком-либо из местных жителей, с которыми я уже беседовал. Я ожидал, что он проявит интерес, по крайней мере, к Дервину Смиту. К моему удивлению, его любопытство вызвал лишь Тафф Харрис, сельскохозяйственный рабочий из Нью-Ромни, который ежедневно проделывал около десяти миль на работу и обратно. Но Тафф Харрис не жаловал «Королевский лебедь».

Естественно, что в ночь накануне похорон разговор перекинулся на Эдмунда Квалсфорда.

— Говорят, Ларисса никак не может смириться со смертью мужа, — заметил Дервин Смит. — И ещё что старая Дорис совсем помешалась, Эмелин же не смогла больше выносить свою золовку и уехала. Возможно, она не хотела встречаться со всем семейством Монье, которое должно собраться на похороны. Интересно, как без неё пойдут дела. Как вы знаете, «Морскими утёсами» управлял не Эдмунд, а Эмелин. Она знала о земледелии и животноводстве вдвое больше его, хотя и это не очень много. Однажды я пытался показать ему, как, взяв его землю в аренду, смогу выплачивать ему больше, чем он получает от своих овец. Он почти согласился со мной, но при следующей встрече передумал. Иначе говоря, Эмелин заставила его передумать.

Я мог понять, почему он завидует Эдмунду Квалсфорду. Смит был сообразителен и удачлив, но даже самая дорогая одежда не сделала бы его таким элегантным, как Эдмунд. Никто никогда не сказал бы о Дервине Смите, что он вёл себя с окружающими как настоящий джентльмен. Можно ли предположить, что он надеялся, убив Эдмунда, изменить ситуацию?

Неожиданно мистер Вернер обратился ко мне:

— Собираетесь на похороны?

Я замешкался как бы в нерешительности.

— Нет, — наконец сказал я. — Я уверен, что церковь и без меня будет битком набита. Я не хотел бы быть лишним среди друзей Эдмунда.

Мистер Вернер кивнул, соглашаясь со мной:

— Там соберутся все. Мы закрываемся сразу же после завтрака и не откроем до вечера. Завтра утром обратитесь к миссис Вернер, она даст вам хлеба и сыра, это поможет вам продержаться.

— Все магазины тоже закроются?

— Думаю, да. Это самое малое, что мы можем сделать из уважения к памяти Эдмунда и выражая соболезнование его семье.

— Завтра в деревне почти никто не будет работать, — добавил Бен Пейн. — Хотя здесь и так всегда было полно бездельников. Жители Хэвенчерча устраивают себе выходные и без всякого повода. И после этого жалуются, что дела идут плохо и трудно заработать на жизнь.

— А как насчёт вас? — улыбнувшись, спросил я. — Вы тоже закрываетесь?

Пейн только пожал плечами:

— Кроты работают без выходных, но я, конечно, найду время, чтобы побывать на похоронах Эдмунда. Я знал его ещё мальчишкой.

— Наверное, в детстве он помогал вам ловить кротов возле «Морских утёсов»?

— Нет, он не помогал, — ответил Пейн. — Зато Эмелин — да. Она действительно ловила кротов и отдавала мне. Однако Эдмунд относился ко мне по-дружески. Всегда был очень добрым и щедрым. — Пейн неожиданно поднялся и, извинившись, вышел.

— Многих подкосило это событие, — тихо заметил мистер Вернер, проводив взглядом Бена Пейна. — Должно пройти время, чтобы жители Хэвенчерча оправились. Эдмунд знал всех, и почти все, кого он знал, были его друзьями.

Я уже слышал об этом. Теперь я совершенно утвердился в мнении, что Эдмунд Квалсфорд был убит. Если у него не было врагов, значит, его убил друг.

— Кажется, ваш кротолов процветает, — заметил я.

— Ага, — согласился мистер Вернер. — Становится все богаче. Он всегда отличался трудолюбием. Способен копать часами, чтобы найти хоть одного крота, и его брат Нед такой же. Он живёт в Олд-Ромни. В этом году у нас просто нашествие кротов. Я слышал, как Том Барлинг на днях жаловался на это. Он говорит, что в жизни не видел ничего подобного. Не важно, сколько кротов поймает Бен, в полях их останется гораздо больше. Поэтому и он, и его брат наняли помощников.

— Верно, я никогда не видел столько кротов, как в этом году, — подтвердил Дервин Смит.

— А где живёт Бен? — спросил я.

— На Иден-роуд.

— Он рассказывал, что научился своему ремеслу от отца. А у него самого нет сына, которого он может научить?

— Это печальная история, — отозвался мистер Вернер. — Он женился на дочери пастора, привёз её откуда-то. Приятная была девушка, но слишком хрупкая. Она умерла при первых родах, и ребёнок умер тоже. Это было шесть или семь лет тому назад. Насколько я знаю, с тех пор он не посмотрел ни на одну женщину. Сотни девушек пошли бы за него, только взгляни он в их сторону. Парень красивый и зарабатывает прилично. Но он не хочет никого замечать. Дети его брата слишком малы и не могут быть помощниками, поэтому они и взяли подмастерьев. По его виду не скажешь, что Бен — несчастливый человек. И тем не менее…

Он отхлебнул добрый глоток пива и погрузился в раздумье.

Вошёл мистер Херкс. Ответив на приветствие мистера Вернера, он занял место, которое только что освободил Бен Пейн.

— Мы разговаривали о Бене Пейне, — сказал мистер Вернер. — Я говорил, что дела его идут неплохо, но он — несчастный человек.

Мистер Херкс угрюмо кивнул:

— В этом году просто нашествие кротов. Но дела Бена всегда шли хорошо. Только характер у него тяжёлый. С ним не так-то просто ладить. Жена-то ведь ушла от него.

Мистер Вернер удивлённо поднял брови:

— Никогда не слышал об этом.

— Ушла жить к соседям. Может, поэтому Бен почувствовал себя таким виноватым, когда она и ребёнок умерли.

— Мне кажется, кротолов должен знать Болота как свои пять пальцев, — вставил я, чтобы переменить тему разговора.

— Они должны знать, где искать кротов, — ответил мистер Вернер. — Знать пастбища с изнанки, я бы сказал. Если хотите узнать пастбища с лица, спросите у пастухов.

— Много ли вы продаёте французского коньяка? — поинтересовался я. — С тех пор как я пришёл, я не слышал, чтобы кто-нибудь заказывал его.

— Спрос небольшой, — ответил мистер Вернер. — Он дорогой, и мои покупатели не интересуются им. А потом, по-моему, к нему нужно привыкнуть. Миссис Вернер считает, что в приличном заведении обязательно должен быть коньяк, а я просто хотел помочь компании Эдмунда. Я слышал, что в «Зелёном драконе» на него есть спрос. Конечно, Сэм Дженкс разбавляет его и поэтому может продавать дешевле. Только не передавайте ему мои слова.

Мистер Вернер двинулся дальше, чтобы поболтать с другими посетителями. Херкс и Дервин Смит допили свои пинты и распрощались со мной. На один из свободных стульев шлёпнулся тучный незнакомец. Когда я ответил на его приветствие, он назвался Алвином Принглом. Его круглое лицо светилось добродушием. Очевидно, он не разделял общей подавленности в связи с приближающимися похоронами Эдмунда Квалсфорда.

— Слышал, что вы приехали разобраться с делом Эдмунда?

— Да, — ответил я. — Оно оказалось запутаннее, чем я думал вначале.

Он ещё шире улыбнулся:

— В Кенте все всегда запутано. И люди здесь странные. Я сам из Кембриджшира. Приехал сюда покупать ферму. У этих людей не только мысли забавные, но и язык. Разве вы не замечали?

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru