Пользовательский поиск

Книга Наследство Квалсфорда. Содержание - ГЛАВА ШЕСТАЯ

Кол-во голосов: 0

Он был вырван из моей руки внезапно открывшейся дверью. Молоденькая служанка, вся в чёрном, присела передо мной в реверансе.

— Я мистер Джонс, — сказал я. — Миссис Квалсфорд просила меня прийти.

Она посторонилась и позволила мне войти.

— Подождите, пожалуйста, там, — произнесла служанка певуче, явно повторяя слова, которым её научили; при этом она указала на открытую дверь. — Я доложу миссис Квалсфорд о вашем приходе.

Я на мгновение задержался, чтобы осмотреться. Дальше по коридору находилась дверь, из которой в прошлый мой приход выглядывала Дорис. Фаулер. Вероятно, Дверь вела в восточное крыло, где гувернантка жила вместе с Эмелин Квалсфорд. Комната, в которой нашли тело Эдмунда Квалсфорда, как явствовало из показаний, находилась на верхнем этаже. С сожалением я проследовал туда, куда направила меня служанка.

Я оказался в кабинете или библиотеке. Одна стена постояла из шкафов с книгами, украшенными такой же витиеватой буквой «К», как и та, что читала в поезде Эмелин Квалсфорд. В комнате находился камин с резной облицовкой, над ним висело огромное зеркало. Ещё здесь был потёртый ковёр, обшарпанное канапе и письменный стол, в котором даже я мог распознать ценную реликвию из благополучного прошлого Квалсфордов. Выражение Холмса «потускневшая роскошь» было вполне применимо и к описанию интерьера поместья. Я расположился на канапе, но тут же вскочил, потому что в комнате появилась Ларисса Квалсфорд.

Хотя она смотрела на меня спокойно, но выглядела ещё более бледной и взвинченной, чем в первую нашу встречу. Ларисса Квалсфорд была выше меня и очень хороша даже сейчас, после обрушившегося на неё горя. Чёрное платье облегало её фигуру почти слишком изысканно для траурного наряда. Мистер Вернер расценил бы это как ещё один признак французского влияния, о котором он говорил мне столь неодобрительно. Но, на мой взгляд, миссис Квалсфорд казалась вполне естественной; она скорее всего даже не подозревала о том, какое впечатление производила. Сейчас в её чёрных глазах стояла безысходная тоска.

Я подумал: «Муж совершил самоубийство или был убит, и жена превратилась в привидение».

— Вы шли пешком, — с упрёком чуть хрипло проговорила она.

Я кивнул:

— Сегодня прекрасный день, и вокруг так красиво.

— Мне просто жаль, что вы напрасно теряете время, — продолжала Ларисса. — Я хотела сказать вам лишь следующее. «Морские утёсы» принадлежат семье моего мужа более ста лет. Эдмунд родился и вырос здесь. Здесь же родились его дети, и я намерена воспитать их здесь. Я буду бороться насмерть с любым, кто попытается отнять у них наследство. Скажите об этом тем, кто вас нанял. Подумайте над этим, прежде чем вы начнёте нарушать покой убитой горем семьи и перемывать косточки умершему.

Она исчезла прежде, чем я успел открыть рот для ответа.

Вернулась служанка.

— Миссис Квалсфорд приказала заложить для вас двуколку, если вы пожелаете.

Я покачал головой:

— Нет, благодарю. Я предпочитаю пройтись пешком.

Я повернулся и уже почти вышел за дверь, когда в голову мне пришла одна идея.

— Мисс Квалсфорд дома? — спросил я.

— Мисс Эмелин? Нет. Она уехала рано утром.

Служанка на этом замолчала, и я не стал больше задавать вопросов. Я поблагодарил её и двинулся в путь. У меня вновь возникло искушение заглянуть в башню, но я побоялся, что кто-нибудь из дома увидит, как я иду в том направлении, и доложит об этом хозяйке.

Миновав парк, я, не сворачивая, направился в Хэвенчерч.

Дойдя до Главной улицы, я увидел, как к «Королевскому лебедю» приближается подвода пивовара. На облучке сидели два человека. Один возчик дружески кивнул мне. Другой, худощавый, угрюмый на вид субъект в сильно потёртой куртке и грязной кепке, даже не взглянул в мою сторону.

Я отказался от первоначального намерения вернуться к себе в комнату и сесть за очередной отчёт. Вместо этого я направился в самый конец Главной улицы и стал спускаться под горку к дороге на Рей, проходившей в полумиле от деревни. Я пересёк дорогу и по протоптанной рыбаками тропе вышел на берег Военного канала. Там я уселся в укромном местечке около воды и принялся ждать.

Оглянувшись, я увидел, как худощавый пассажир сошёл с повозки пивовара, распрощался с возчиком и неторопливо направился ко мне.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Знакомая долговязая фигура опустилась на землю рядом со мной. Шерлок Холмс согнул перед собой ноги, обхватил их руками и задумчиво соединил кончики пальцев. Мы немного помолчали. По дороге проехал омнибус и повернул в Хэвенчерч. Лёгкий бриз покрывал рябью воду канала, которая казалась стоячей. Канал имел зигзагообразную форму, тоже странную, как все в здешних местах, но в данном случае это было вызвано военными соображениями. Я первым нарушил молчание:

— Шантажист?

Шерлок Холмс пожал плечами и улыбнулся. Дело было закрыто, и он не хотел больше говорить о нём. Теперь его внимание полностью сосредоточилось на проблеме, поставленной мисс Квалсфорд.

— Я не хотел появляться открыто, пока не выяснилось, что именно мы расследуем.

Он получил обе мои телеграммы, но выехал из Лондона раньше, чем до него дошёл мой письменный отчёт. Он наклонился и извлёк трубку из глубин своего засаленного одеяния.

— Итак, рассказывайте, — распорядился Холмс — Мне нужны подробности. С кем вы разговаривали?

Он хотел знать обо всём. Так было всегда. Он тщательно вникал даже в самые тривиальные факты. Как он сам утверждал, многие из его наиболее примечательных дел строились именно на пристальном изучении мелочей.

Я начал с описания путешествия в поезде с мисс Эдмунд, затем рассказал о двух посещениях «Морских утёсов» и о том, как я был там принят, о моей инвентаризации в компании Квалсфорда, о детективном расследовании Джо в Рее и сообщении сержанта Донли. Я перевёл дух только при новом появлении омнибуса, следовавшего на север к Эплдору. Закончил я впечатлениями, собранными днём во время блуждания по деревне, и содержанием вечерних бесед за пивом, когда я вынужден был выпить больше, чем привык.

— За исключением двух человек, которые имели личные основания быть недовольными, и Дервина Смита, конкурента-скотовода, население Хэвенчерча глубоко уважает Эдмунда Квалсфорда. Все в деревне знали и любили его, даже восхищались им. С другой стороны, никто из женщин не упоминал о близком знакомстве ни с его сестрой, ни с его женой.

— Возможно, в деревне происходит слишком мало светских мероприятий, в которых могут принять участие женщины их положения, — ответил Шерлок Холмс. — Они действительно настолько непопулярны?

— Эмелин так долго воспринимали в паре с братом, что никто, не скажет о ней ничего дурного. Иначе обстоит с французской женой Эдмунда. Её красотой и добрыми делами восхищаются, но единодушно осуждают её за так называемое «иностранное высокомерие».

Шерлок Холмс подробно расспросил меня о моём личном впечатлении от Лариссы Квалсфорд. Наконец он заметил:

— Рутина засасывает местных полицейских. Их жизнь вращается вокруг украденных свиней и поджогов сена, поэтому их воображение постепенно атрофируется. Добрый сержант Донли не способен поверить, что Эдмунда Квалсфорда могли убить, так как в доме были лишь несколько слуг и старуха гувернантка. Достаточно распространены случаи, когда слуга убивает хозяина, а для искусного убийцы не составит никакого труда пробраться в дом в удобное время. Что же касается мотивов убийства… Эдмунд считался одним из самых честных людей в Хэвенчерче, однако вы разговаривали с двумя из тех, кто затаил к нему неприязнь. Мы также не знаем, как к нему относились жители окрестностей.

— Да, я понимаю, что он мог иметь немало врагов, — согласился я. — Даже человек, к которому он относился честно и справедливо, мог посчитать себя ущемлённым. Но как посторонний мог догадаться о том, что слуги находятся в дальних комнатах, а Эдмунд спит? Даже живущему поблизости Дервину Смиту неизвестен, конечно, точный распорядок дня в доме.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru